Долгий путь в ВТО с неясными перспективами или Южная Осетия в призме вхождения России во Всемирную торговую организацию

1-10-2012, 18:42, --- [просмотров 4408] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Долгий путь в ВТО с неясными перспективами или Южная Осетия в призме вхождения России во Всемирную торговую организациюНаконец-то завершилась длящаяся почти 19 лет эпопея по вхождению России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Это крупнейшая финансово-экономическая структура планетарного масштаба является с 1995 года правопреемницей Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ). Последняя была создана в 1947 году по инициативе 23 государств. Сейчас в ВТО входят более 150 стран, еще 30 – добиваются в нее приема. Россия стала 156-м членом организации. Правила ВТО регулируют только торгово-экономические вопросы. При этом задачей ВТО провозглашено не достижение каких-либо целей или результатов, а установление общих принципов международной торговли. Работа Всемирной торговой организации опирается на основные принципы, среди которых: равные права – все члены ВТО обязаны предоставлять другим членам в равной степени режим наибольшего благоприятствования в торговле (НБТ); взаимность – все уступки в ослаблении двусторонних торговых ограничений должны быть взаимными; прозрачность – члены ВТО должны полностью публиковать свои торговые правила и иметь органы, отвечающие за предоставление информации другим членам ВТО.

После развала СССР все вновь образовавшиеся государства потянулись в ВТО. При этом мало кто просчитывал выгоды или потери от такого вступления. Организацию рассматривали, прежде все

го, как некую экономическую ООН, вхождение в элитный торгово-таможенный союз. Для многих стран членство в той же ООН является затратным, поскольку необходимо вносить взнос на содержание организации. При этом реальных дивидендов можно было и не дождаться.  Какую, скажем, помощь оказала ООН Ираку, Ирану, Ливии, бывшей Югославии? Но никто из них о выходе из организации и не помышлял. Все хотят быть в составе «Большой семьи», несмотря на внутрисемейные склоки. Сейчас к этому стремятся Тайвань, Северный Кипр, Косово, другие страны. Нечто подобное происходит и в отношении ВТО.

Трудно сказать, по какой причине первыми из постсоветских республик в ВТО были приняты Киргизия и Грузия. Критерии отбора в организацию размыты и противоречивы. По сути, всегда можно найти формальную причину, чтобы отказать любой стране  в  приеме. Это, собственно, и произошло с Россией. Западу мало было развалить Союз, нужно было еще и унизить его правопреемницу – Россию. Мелочно, конечно, недостойно, но так уж повелось. Москве с самого начала пытались указать на ее место, мол, тебе нечего делать за нашим «приличным столом». От России за принятие в организацию требовали значительных политических уступок, поэтому вхождение в ВТО стало своеобразной «дразнилкой». Взять ту же пресловутую поправку «Джексона-Вэника», принятую  полвека назад касательно СССР. Все последние годы на встречах высшего уровня американские правители клятвенно обещали дискриминационный закон отменить. Но все остается на словах. Более того, замаячил еще и некий «список Магницкого», делающий некоторых российских чиновников не выездными на Запад. Все это привело к тому, что представители Москвы просто перестали реагировать на всевозможные обещания.

Вообще, возня вокруг вступления России в ВТО стала долгой, нудной и «зевотной». В принципе, Москву в узде Запад удерживал на вполне законных обстоятельствах. Дело в том, что в ВТО есть правило, по которому если хоть один из членов организации будет против приема новой страны, то она принята не будет. А такая страна, естественно имелась – Грузия – некогда бывшая союзная республика, для которой солнце в одно время вставало исключительно с севера. Между тем, затяжки и проволочки с приемом приводили к тому, что в России складывалось мнение, что ВТО для страны – скорее зло и лучше блюсти свою экономическую независимость, а не превращаться в придаток чужих экономик. Причем, в подобном ключе нередко высказывались и сами российские лидеры.

Однако для России, казалось, уже стало делом принципа вхождение в ВТО. И в этой ситуации, как ни странно, в центре расклада оказалась Южная Осетия. Грузия, конечно же, была против «зеленного света» для Москвы и этого, по правилам, хватало, чтобы отказывать России в приеме, что, будем честны, нервировало российскую политическую и экономическую элиту, делало из России страну-изгоя. Главная претензия Грузии заключалась в том, что на российско-югоосетинской и российско-абхазской границе нет надлежащего таможенного контроля. Тбилиси требовал присутствие своих постов на границе. Для Южной Осетии, впрочем, как и для России, такой расклад был неприемлем. Обычно Вашингтон и Брюссель быстро уламывали зарвавшихся одиночек, которые закрывали дверь в ВТО для новых членов. Но до поры до времени претензии Грузии принимались в учет. Однако, когда ситуация дошла до абсурда, было принято компромиссное решение, когда контроль на границе ведут нейтральные организации, а Россия регулярно докладывает в штаб ВТО обо всех проходящих грузах. Впрочем, в Южной Осетии и такой вариант вызвал протест, многие усмотрели в этом подвох. Но время прошло. Никакие новые пункты проверки на границе не появились. Страхи оказались напрасными.

Несмотря на долгие ожидания, вступление России в ВТО наблюдатели оценивают неоднозначно. Руководство страны не пошло на проведение широких дискуссий, понимая, что противников вступления может оказаться больше, чем сторонников. В подобных случаях позиция скептиков всегда бывает выигрышной. Тем не менее, споры о том, что приобретет, а главное – что потеряет российская экономика, ведутся до сих пор. С одной стороны, как предупреждает Минэкономразвития, прямые потери от снижения импортных пошлин после присоединения России в ВТО в 2013 году оцениваются в 188 млрд., а в 2014 году – 257 млрд. рублей. С другой – ведомство надеется, что реальные потери окажутся значительно меньше вследствие роста торговли и, соответственно, повышения налогооблагаемой базы. Как пояснил недавно, выступая перед депутатами Госдумы, глава минэкономразвития А. Белоусов, основным преимуществом от членства в ВТО станет установление четких правил внешней торговли, стабильность внешнеторгового режима, более активное использование экспортного потенциала. А для потребителей – рост качества товаров за счет развития конкуренции. Остается надеяться на положительный результат, тем более, что эксперты не раз отмечали, что вступление в ВТО на экономике страны отразится негативно – особенно на ее сельскохозяйственной и машиностроительной отрасли. Чтобы подсластить пилюлю, чиновники из правительства успокаивают всех, что кризисная ситуация 2008-2009 годов в России не повторится.

Если широкой дискуссии по вопросу вступления России в ВТО не было, то полемика неофициально велась. И многие точки зрения порой прямо противоположные. Так, в аналитической статье журнала «Эксперт» говориться: «Максимальная теоретическая возможная выгода отечественных предприятий от вступления в ВТО равна 23 млрд. долларов в год, но при этом Россия отдает часть своего рынка, эквивалентную примерно 90 млрд. долларов в год». По словам аналитика Алексея Козлова, очевидных преимуществ, которые Россия сможет извлечь из вступления в ВТО, в краткосрочной перспективе не видно, наоборот, данный шаг выгоден другим членам этой организации. Более четко определяет ситуацию бывший заместитель председателя Счетной Палаты, известный экономист Юрий Болдырев. По его словам, Россия пока не готова к вступлению в ВТО. Для этого следует создать предпосылки для развития экономики в составе этой организации. Это условия налогообложения, кредиты для развития, система госзаказа и лизинга, собственная система стандартов и норм, правопорядка. Ни одна из этих предпосылок Россией не была выполнена. В то время как такие страны как Китай, Франция, Великобритания, Германия, Индия, Южная Корея и другие, прежде всего, озаботились именно этим. «ВТО – применительно к нынешней России, – считает Болдырев, – и на нынешних условиях – это окончательное закрепление уже необратимости деградации России как прежде суверенного государства».

Еще более удручающую картину рисует доктор экономических наук В.Катасонов: «Негативные последствия вступления России в ВТО очень многообразны. В сфере политики – окончательная утрата национального суверенитета. В сфере социальной – полный демонтаж «социального государства», нарастание безработицы, физическая деградация общества  (в силу резкого роста бедности, недоступности медицины, легализация импорта генетически модифицированных продуктов и т.п.) и следующее за ней сокращение численности населения. Уже не приходится говорить о неизбежном падении образовательного, интеллектуального и культурно-нравственного уровня общества».

Прогнозы, конечно, более чем мрачные, но определить возможный предел негатива, пусть и гипотетический, всегда необходимо. О том, что членство в ВТО создаст в России проблемы, вытекает хотя бы из того, что США и их партнеры явно обозначили свою заинтересованность в членстве России в организации. И если по всем вопросам в противостоянии России и Грузии Запад всегда выступал на стороне последней, то в отношении ВТО обнаружилась очевидная поддержка Москвы. Вашингтон и Брюссель оказали на Грузию колоссальное давление, чтобы та не препятствовала вступлению России в ВТО. Грузинское руководство держалось до последнего, для него это было, с позволения сказать, делом чести, но и его дожали. Так что, заинтересованность налицо. И этот интерес никак не связан с процветанием и благосостоянием России.

Помимо озвученных возможных государственной и национальной деградации, роста безработицы, преступности, депопуляции есть и другие моменты, которые придется решать. Скажем, таможенные правила ВТО расходятся с положениями Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Это объединение было создано с большим скрипом и не все противоречия еще преодолены. А тут еще новые «заморочки» с ВТО.

Между тем, в нашем обществе возникает вопрос: скажется ли членство России в ВТО на Южной Осетии, и каким образом? То, что скажется – очевидно. РЮО, совместно с российским правительством разрабатывает перспективную программу социально-экономического развития, финансирование Республики осуществляется из России, та же Россия принимает самое непосредственное участие в восстановительных работах. Южная Осетия, несмотря на ограниченное пока признание и изоляцию, вместе с Россией становится частью мирового рынка, а это потребует внесения изменений в местное законодательство, переориентации экономических и технологических процессов в соответствии с наметившимися реалиями. Минусы? Их немало. К примеру, в одном из изданий читаем, что некоторые страны Запада хоть сейчас готовы поставлять на юг России мясо по 70 руб. Попав в Южную Осетию, пусть и с накрутками, этот продукт обязательно потеснит местную свинину и говядину. А значит ни о каком развитии животноводства тогда и речи быть не может. Для конкуренции с импортным продуктом потребуются новые идеи, новые люди, институционные реформы. Понятно, что разностороннее партнерство и сотрудничество России и Южной Осетии для последней будет определяющим на долгую перспективу. Поэтому уже сейчас следует провести корректировку программ с учетом того, что Россия уже является полноправным и полноценным членом ВТО. Но что-то подсказывает, что об этом пока никто не задумывался.

 

Батрадз Харебов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Апрель 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Популярно