Референдум в Шотландии: Европа на время вздохнула с облегчением

25-09-2014, 16:41, Политика [просмотров 1392] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

 Референдум в Шотландии: Европа на время вздохнула с облегчением18 сентября в северной части Великобритании состоялся референдум, единственный вопрос которого звучит: «Должна ли быть Шотландия независимой?». Все аналитики заранее заявили, что как бы не закончился плебисцит, он уже изменил политический климат во всей Европе. Джин выпущен из бутылки, и загнать его обратно не удастся. Итак, шотландские «сепаратисты» пошли по пути юго-осетинских.

Между тем, Шотландия разделилась на два противоборствующих лагеря. Сторонники независимости идут под лозунгом «Да, Шотландия». Их противников объединяет призыв «Лучше вместе». Вопрос суверенитета шотландцев всплыл давно, и время от времени обострялся. Особенно заметно он проявился во время правления премьера Маргарет Тэтчер. Шотландцы ее прямо возненавидели, считая, что их страна для «железной леди» стала испытательной площадкой, где та проводит различные эксперименты, прежде чем внедрить их в самой Англии.

Многие годы время от времени проводились опросы населения на предмет определения мнения по вопросу независимости. И зачастую тех, кто хотел жить в одной стране с англичанами, ирландцами, валлийцами оказывалось больше, чем сторонников отсоединения. Причем разница была заметной. Но ситуация стала меняться после того, как на шотландском шельфе обнаружились богатые запасы нефти. После оказалось, что северная территория отправляет в государственную казну намного больше денег, чем получает обратно. Не помогли и запугивания по поводу того, что ожидает шотландцев в случае отсоединения. На этот гордый народ такие вещи вообще производят обратный эффект. Не играют здесь и страшилки типа того, что в случае ухода Шотландию не примут в Евросоюз. Пряник в виде этой организации в Старой Европе уже давно никого не воодушевляет. Возбуждаются по этому поводу разве что Грузия с Украиной и Молдавией, да несколько стран бывшего соцлагеря.

Между тем, перед референдумом вся страна попала под лавину всяческих опросов. Конечно, каждая сторона тянула в свою сторону. Так, глава компании «Да, Шотландия» Блэр Дженкинс заявил, что из каждых 10 человек, которые с прошлой осени покинули категорию неопределившихся (за них шла самая настоящая борьба), семеро присоединились к стану отделенцев и только три к лагерю юнионистов. Последние заявляли, что против независимости Шотландии высказались 68 процентов респондентов в Англии и 59 процентов в Уэльсе. Всего из более шести тысяч опрошенных во всех трех исторических областях Великобритании 55 процентов – за то, чтобы Шотландия сохранилась в составе унии, 15 процентов за отделение и еще 30 процентов все еще не определились.

Пресса также приводит данные проведенного в прошлом году опроса (с участием 925 человек), который показал уменьшение числа сторонников шотландской независимости среди англичан. Если в 2007 году их было 19%, а в 2011-м – 26%, то в 2013-м кривая пошла обратно вниз, достигнув точки в 21%. Почти половина англичан готова делегировать Эдинбургу часть полномочий, а 18%, напротив, полагает, что у шотландцев не должно быть даже собственного парламента. Сторонник независимости Энди Линго так прокомментировал эти данные: «Жители Англии понимают, что Шотландия – очень богатая и значимая страна, так что неудивительно, что к югу от границы шотландскую независимость поддерживает меньше людей, чем в Шотландии».

Те, кто когда-либо занимался соцопросами,  прекрасно знают, что их можно трактовать весьма произвольно. Социологи даже высказываются в том плане, что все зависит от того, какой результат хотят получить их организаторы. Но резкий скачок в общественном мнении в сторону суверенизации вызвал переполох в Лондоне. В спор о шотландской независимости внезапно вмешался даже Барак Обама. Это очень не понравилось первому министру Шотландии, лидеру шотландской партии Алекс Салмонд. Он выразил удивление тем, что ранее нейтральный президент США внезапно высказался против выхода исторической области из состава Соединенного Королевства. «Конечно, Дэвид Кэмерон молит всех подряд в целом мире, чтобы что-то да сказали в помощь его страдальческим усилиям, – пошутил Салмонд. – Обама надеется, что Соединенное Королевство будет сильным и единым союзником. Что ж, если Шотландия станет независимой, у Америки будет два союзника на этих островах, а не один».

Все три крупнейшие политические партии наперегонки соревнуются за право наиболее убедительно довести до шотландцев юонистские идеи и обещают им все блага, если те останутся в Соединенном Королевстве. Но в Эдинбурге прекрасно помнят, как уже один раз Лондон их крупно облапошил. И было это после референдума 1979 года по расширению самоуправления Шотландии. Не будьте дураками, убеждает соотечественников Салмонд, не верьте ничьим клятвам и голосуйте как надо. Между тем аналитики твердили, тот, кто переманит на свою сторону рабочий класс – традиционных избирателей лейбористов, выиграет и сам референдум.

В этой обстановке больше всех бесновался Дэвид Кэмерон, которому нежелательный итог грозил крупными неприятностями. Он пугал «сепаратистов» экономическим кризисом, безработицей, потерей фунта стерлингов, ухудшением торгового баланса. «Я могу кому-то не нравиться, – взывал он, – но я не буду вечно премьером. Правительство тоже когда-то уйдет. Но если уйдете вы, то уже никогда не вернетесь». Королева Англии Елизавета II, которая, кстати, имеет шотландские корни и с которой сами шотландцы расставаться не хотят, тоже выглядела весьма опечаленной. В борьбу за сохранение Великобритании были брошены такие мощные силы как Пол Маккартни, Мик Джагер,  Дэвид Бэкхем. Им противостояли Шон Коннери и Мэл Гибсон.

Вице-премьер Шотландии Никола Стёрджен говорил: «Независимость – не волшебная палочка. Но все больше людей сознают, что предстоящее голосование – возможность, которая выпадает раз в жизни. Взяв судьбу Шотландии в шотландские руки, мы будем жить лучше». При этом утверждал, что, не будучи частью Соединенного Королевства, Шотландия могла бы накопить за последние десятилетия около 116 млрд.фунтов, используя свои нефтяные месторождения.

Руперт Мёрдок заявил, что расценивает волю избирателей, как серьезную угрозу репутации британского правительства. «Шотландская независимость – огромный синяк под глазом для всего политического истеблишмента, особенно для Кэмерона и Милибэнда».

Дэвид Кэмерон, между тем, даже письменно обратился к шотландцам. Его эпистола выполнена в трагических тонах и обильно цитируется. «Мы очень хотим, чтобы вы остались, – говорится  в эмоциональном воззвании. – Наш союз драгоценен. Не разрывайте его! Если мы останемся вместе, то мы сможем строить лучшее будущее для наших детей». Кэмерон напоминает жителям Шотландии о совместных достижениях британских регионов: шотландском просвещении XVIII века, отмене рабства, победе над фашизмом. В тексте также упоминаются современные британские достижения: к примеру, система пенсионных выплат, а также национальная система здравоохранения, которая гарантирует бесплатную медицинскую помощь любому гражданину страны. Премьер также подчеркнул необратимость решения, которое шотландцы примут на референдуме 18 сентября: «Если Соединенное Королевство распадется, то это будет навсегда». И это в условиях, когда британский премьер сильно озадачен ситуацией на Украине, российскими санкциями, бомбардировками Ирака и т.д.  Сплошная головная боль: то русские, то иранцы, а тут еще и шотландцы.

Безусловно, чтобы лучше понять происходящее, неплохо было бы заглянуть в историю. Дело в том, что называть шотландское движение за отделение сепаратизмом не совсем правильно. Кельты-шотландцы и этнически и психологически резко отличаются от англичан. В этом плане они больше схожи с предками осетин. Об этом писали и говорили многие, в том числе и английский поэт Уолтер Мэй, который в одно время часто приезжал в Цхинвал. Аланское войско доходило до севера Англии, где изрядно «наследило». В Осетии и вообще на Кавказе фильм «Храброе сердце», рассказывающий о борьбе шотландцев с англичанами вообще стал культовым. А о корнях короля Артура и его дюжине сарматов не говорит разве что ленивый.

Большую часть своей тысячелетней истории Шотландия была независимым государством, и ровно 700 лет назад шотландцы в битве под Бенегберном разгромили англичан и стали полностью независимыми, долгие годы успешно отбивая набеги соседей. А по-настоящему страну Шотландию поработил Кромвель. В 1707 году шотландский парламент согласился на «Акт об унии», создавший Великобританию. Окончательное падение идеи шотландской независимости произошло в 1745 году, когда полное поражение потерпело второе якобитское восстание.

Но тут сложились странные исторические коллизии. Шотландцы ненавидели англичан и весьма охотно с ними воевали. Однако сама идея Британской империи им ужасно нравилась. Храбрый, энергичный народ, проживающий на скудной земле, получал возможность бродить по миру. Кстати, именно этот факт подарил России Михаила Лермонтова, Барклая де Толли, адмиральский род Грейгов. Есть мнение, что механизм британской имперской гегемонии был заложен не англичанами, а именно шотландцами, которые вдруг оказались главными выгодополучателями.  Что лучше, быть нищей, но гордой и независимой нацией или быть тайными владыками мира? Шотландцы в большинстве выбрали второе. Иначе считали разве что поэты-романтики типа Вальтера Скотта, но и их ностальгия по шотландской свободе мало чем угрожала Британской империи. Зато у шотландцев выработалась имперская хватка и небрежение к историческим неудачникам. По крайней мере, их историки с презрением писали об ирландцах и их стремлении к свободе и независимости. Как ныне Яценюк на Украине называет народ Новороссии «недочеловеками», они считали ирландцев «полулюдьми», достойными только пуль и кандалов.

Поэтому проснувшийся сегодня национализм не имеет ничего общего с национально-освободительным движением. Это скорее плод жесткого шотландского прагматизма, сделавшего их строителями империи. Но империя умерла, и теперь шотландцы хотят быть уважаемой и интегрированной в Европу независимой нацией. Они, в отличие от англичан, всегда тяготели к Франции, заключив Англию в жесткие геополитические клещи. Вот и приходилось последней переносить все издержки «атлантизма», выдерживать особые отношения с США и кичиться особой британской гордостью перед Европой. Если все же отделение Шотландии состоится, то тогда уже Англии вряд ли удастся удержать Северную Ирландию. Уйдут из под английской короны Канада, Австралия, Новая Зеландия. Англия может стать полем серьезных этнических конфликтов, так как именно здесь осели выходцы из Индии, Пакистана, Африки, Ближнего Востока. Здесь уже сейчас возник феномен исламских патрулей, фанаты режут коренных англичан.

Но, несмотря на такую противоречивость, в шотландцах взыграли гены, они стали  вспоминать  своих  предков,  свою историю, свои корни. Все чаще всеобщему обозрению представляется Арбротская декларация (в которой сказано, что если в Шотландии останется 100 человек, она будет независимой от Англии) и меч Роберта Брюса. На официальных мероприятиях становится все больше людей облаченных в килт из клановых тартанов. Все чаще звучат напоминания, что именно шотландцы подарили миру так любимый для многих виски.

Борьба за голоса ко дню 18 сентября обострялась с каждым часом. Сторонники разных позиций приводили все новые доводы, более весомые аргументы. В бой были брошены все имеющиеся в наличии силы.

В итоге явка на референдум оказалась рекордной – около 90 процентов. Но независимость Шотландии не состоялась. За отделение проголосовало 46 процентов, против – 54 процента. Как говорится, проиграна битва, но никак не война. Впрочем, шотландцы, по большому счету, в любом случае не проиграли, наоборот приобрели. Хотя, конечно же, рассчитывали на большее. Лондон передал Эдинбургу немало серьезных преференций. Значительно усилилась автономизация территории. Произошли послабления в налоговой сфере. Центр увеличил размер возвращаемых финансов. Большую самостоятельность приобретает Шотландия и в плане ведения международной деятельности. Есть и другие бонусы.

В любом случае стремление к независимости набирает обороты. Еще два десятка лет назад за отделение выступало не более трети населения, сейчас уже половина. Это говорит о том, что следующий референдум станет победным для сторонников самостоятельного государства.

Ну а пока Европа вздохнула с облегчением. Но только на время. Уже 9 ноября грядет плебисцит об отделении в Каталонии. Здесь расклад совсем иной. За независимость выступает подавляющее большинство населения провинции. Но здесь и проблема совсем в ином. Центральная власть запрещает само проведение референдума, ссылаясь на статьи конституции. Но в любом случае каталонцы уже заявили, что 24 марта 2015 года, в одностороннем порядке, объявят о своей независимости.

Примечательно, что за независимость борются два народа, имеющие родственные корни с осетинами. После августа 2008 года, когда Южная Осетия получила международное признание, у них, вполне возможно, также произошел некий генетический сдвиг, и резко повысились «сепаратистские» настроения J. Бог им в помощь!

 

Батрадз Харебов

 

P.S. В Шотландии появились первые данные о фальсификации референдума. Все дело в том, что при голосовании на референдуме люди могли не предъявлять паспортов – таков закон.

Полиция Глазго приступила к расследованию фактов о фальсификации голосования во время референдума по вопросу независимости. Вначале случайно наблюдателями было обнаружено десять сомнительных бюллетеней. После чего началась проверка. Факты фальсификации референдума в Глазго подтвердили уже и члены избирательной комиссии.

Прокомментировал ситуацию представитель городского совета Глазго Колин Эдгар: «У нас появились подозрения, что одни и те же люди голосовали на разных избирательных участках в течении дня. На сегодня мы уже знаем, где голосовали эти граждане и число таких голосов. Полиция попросила нас идентифицировать сомнительные бюллетени, чтобы вычислить их и убрать. Они будут предоставлены в качестве доказательств для расследования».

Представители избирательных участков в Глазго также подтверждают о нередких случаях, когда некто пришел на избирательный участок, назвал имя и фамилию и когда председательствующий стал вычеркивать его имя в списке, чтобы дать бюллетень, то обнаружил, что на это же имя уже выдан бюллетень для голосования.

Фальсифицированные бюллетени будут вычислять во время возобновившегося подсчета. Изымать их будут в специальных перчатках, чтобы не оставить отпечатков пальцев на фальшивках. А окончательный подсчет голосов будет произведен только после того, как полиция разберется с фактами мошенничества. Колин Эдгар отметил – «у нас нет никаких особых возможностей для того, чтобы идентифицировать людей на избирательных участках».

Иными словами, человек приходит, просто называет имя, адрес и получает бюллетень. Без предъявления паспорта или какого-нибудь другого документа. Такова одна из западных «фишек» для контроля итогов всевозможных изъявлений народа. Называется подконтрольная демократия. И эта «фишка» действует давно, десятилетиями. Просто до сих пор на нее никто не обращал внимание. Для сравнения – в Южной Осетии помимо предъявления паспорта, в документ также ставится соответствующая печать, а на бюллетенях еще и подписи…  Если подобные подтасовки происходили в Глазго, стоит ли говорить, как могло происходить голосование в Великобритании, где также нет необходимости показывать свой паспорт на избирательном участке. Таким образом фальсифицировать данные выборов достаточно просто.

Полиция Шотландии заверила, что проведет расследование со всей серьезностью. Только полиция того же Лондона вряд ли окажет им помощь…

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно