Пограничные проблемы Приднестровья или негласные параллели с Южной Осетией

9-07-2013, 06:38, Политика [просмотров 1670] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

 Пограничные проблемы Приднестровья или негласные параллели с Южной ОсетиейНаша газета уже не раз обращалась к теме Приднестровской Молдавской Республики. Хотя бы по той простой причине, что она, вместе с нами, Абхазией и Нагорным Карабахом образовала квартет «самопровозглашенных» государственных структур на постсоветском пространстве. Свой суверенитет все эти государства обрели через кровопролитные войны с бывшими «метрополиями». После этого, еще «непризнанные» республики, стали «дружить домами». ПМР одной из первых признала нашу республику и подписала с РЮО Договор о дружбе и сотрудничестве. Приднестровцы приезжают к нам на все праздники, присылают творческие коллективы, участвуют в образовательных программах. Мы отвечаем им тем же. Наконец, РЮО, ПМР и Абхазия образовали Межпарламентскую Ассоциацию «За демократию и права народов».

В данный момент вернуться к приднестровской теме есть все основания. Дело в том, что в преддверии очередной годовщины вооруженного конфликта в Приднестровье, противостояние на Днестре грозит перерасти в новую войну. Стороны обвиняют в обострении ситуации друг друга. Формальные поводы для этого имеются в избытке. Но обо всем по порядку.

В конце июня, отметивший свой юбилей приднестровский президент Евгений Шевчук, подписал закон о государственной границе, который, по сути, перекраивает весь предыдущий территориальный порядок. В нем к владениям ПМР отнесены несколько населенных пунктов, находящихся под юрисдикцией Кишинева. Речь идет о сросшемся с городом Бендеры селе Варница на правом берегу Днестра, а также о левобережной части Дубоссарского района, где расположены села пока еще молдавского подчинения Дороцкое, Кошница, Пырыта, Погребя. Все эти села находятся в так называемой «Зоне безопасности», наводненной силовиками с обеих сторон, и которые не раз становились предметом территориальных споров и обострения ситуации.

Согласно новому закону Шевчука, «до признания суверенитета и независимости ПМР», власти республики устанавливают «в одностороннем порядке меры по защите своего суверенитета на границе». Расшифровка того, что подразумевают  эти  меры  и  как Приднестровье собирается брать под контроль обозначенные территории – не приводится. Зато четко прописано, кто должен обеспечить исполнение закона, который вступил в силу 24 июня. По указу  Президента ПМР, ответственность за охрану границы несут главы КГБ, МВД и таможни. Этим же указом упомянутым структурам в трехмесячный срок предписано представить предложения по установке на границе пунктов пропуска.

Такие «односторонние» действия вызвали жесткую реакцию со стороны Кишинева и ОБСЕ. Молдавские власти, как и следовало полагать, реагировали бурно. Правительство этой страны назвало приднестровский закон «противоречащим юридическим нормам и логике урегулирования конфликта», а действия Тирасполя «односторонними и открыто игнорирующими принципы и механизмы Зоны безопасности». (Надо сказать, очень цивильная реакция – для сравнения вспомним, как реагировала и реагирует Грузия на законные действия Южной Осетии по налаживанию порядка на своей государственной границе).

Парламент Молдовы провел экстренное заседание по ситуации вокруг Приднестровья, на которые были приглашены президент и премьер страны. Слушания проходили в закрытом режиме. Оно и понятно: приднестровская тематика тесно связана с Россией и что будут говорить о ней молдавские парламентарии – нетрудно предположить. Обостренная реакция Кишинева вызвана еще и тем, что за последнее время в зоне прямого соприкосновения молдавских и приднестровских силовиков произошла целая серия инцидентов, которые едва не закончились кровопролитием. В конце апреля приднестровские таможенники попытались установить в Варнице вагончик «для борьбы с контрабандой». В ответ молдаване перебросили туда группу своих силовиков. Почти тогда же приднестровские спецназовцы уложили на асфальт молдавских полицейских, которые попытались не пропустить через полицейский пост в той же Варнице автомобиль с сотрудниками милиции ПМР.

Виновные в тех инцидентах установлены не были, хотя обвинений с обеих сторон было предостаточно. Все свелось к тому, что деятельность Объединенной контрольной комиссии (аналог нашего МПРП), отвечающей за обстановку в Зоне безопасности, давно заблокирована. Решения в ней принимаются консенсусом, но представители Кишинева и Тирасполя занимают заведомо непримиримые позиции, а поэтому не могут согласовать повестку дня.

Здесь сделаем небольшое отступление. Ситуация на приднестровской границе  во  многом  напоминает нашу. Там, хотя бы, стороны разделяет Днестр, у нас же границу на юге беспрепятственно можно было пересечь хоть на тракторе, хоть пешим ходом. Потому и инцидентов было много до тех пор, пока граница, вопреки отчаянному сопротивлению грузинской стороны, не была должным образом укреплена. После этого число инцидентов свелось к минимуму. Сейчас, судя по всему, поэтому же пути намеренно идет Приднестровье.

«Почему 20 лет такого закона не было, а сейчас появилась необходимость их принять?» – недоумевает вице-премьер по реинтеграции Молдавии Евгений Карпов (оказывается, не только в Грузии есть такой чудо-министр – прим. ред. J). – В нем есть элементы возможного использования оружия. Население обеспокоено и у нас есть сигналы, что идут приготовления приднестровской стороной для принятия дополнительных мер. На протяжении полугода мы сталкиваемся с действиями, которые не вписываются ни в политические, ни в юридические рамки».

В Тирасполе сделали вид, что не понимают, почему так нервно реагирует Кишинев. «Закон не затрагивает положения граждан Молдовы и не меняет правила пересечения границы ПМР, – поясняет глава МИД Приднестровья Нина Штански. – Он фиксирует текущее положение и дублирует положения Конституции».

То, что новый закон только осложнит ситуацию, эксперты предупреждали еще на стадии его принятия. Однако в руководстве ПМР стоят на своем. «Закон требует теперь исполнения. Варница – теперь Приднестровье, а если кто-то против, надо применять силу, – говорит экс-глава приднестровского МИДа Валерий Лицкой. – Это сильно накаляет обстановку. Все зависает до попытки что-то предпринять, ведь если ты объявил закон, и не выполняешь – сам себя дискредитируешь».

В Кишиневе считают (и Тирасполь от этого не отказывается), что причины напряженности связаны с приближением ноябрьского саммита «Восточное партнерство» в Вильнюсе, где Молдавия и Евросоюз объявляют о завершении переговоров о безвизовом режиме и парафируют соглашение об ассоциации. «Марионеточный приднестровский режим решает геополитические задачи РФ. Он и задумывался как механизм удержания Молдовы от объединения сначала с Румынией, а теперь и от сближения с ЕС. Соперничество Москвы и Брюсселя в регионе принимает конкретные контуры, – говорит политолог Николас Киртоакэ – Мы являемся свидетелями создания плац-

дарма жесткого давления на Молдову».

Этот тезис разделяют и западные дипломаты, участвующие в переговорах по урегулированию приднестровского конфликта. Один из них прямо заявил, что все начинает напоминать ситуацию в Грузии в 2008 году.

Слова словами, но, делая заявления СМИ, нужно быть поосторожнее. В особенности дипломатам. Помнится, в 1992 году президент Молдовы Мирча Снегур в запале объявлял войну России, потом объяснял, что его не так перевели на русский язык, а через некоторое время… отдал приказ о нападении на Бендеры. Сейчас затянувшийся конфликт «разруливает» его дочь – новый министр иностранных дел Молдовы Наталья Герман. Она считает, что вопрос будет решен только тогда, когда российские войска уйдут из ПМР. «Даже один российский солдат с автоматом Калашникова на территории Приднестровья нарушает конституцию Молдовы», – заявила она.

Представители Евросоюза солидарны с этим мнением. Там тоже хотят вывода войск из ПМР и объединения двух берегов Днестра в одно молдавское государство, но «с учетом определенной степени автономии и правами для меньшинств». «Цель России заключается в сохранении этого отдельного региона, и это имперское отношение. Ключ для решения конфликта на Днестре находится в Кремле», – считает член комитета по международным делам Европарламента Вернер Шульц.

Понятно, что Россия в Приднестровье мешает Западу. Между тем, российские миротворцы вошли в Приднестровье по соглашению 1992 года. Сегодня на их выводе настаивает молдавская сторона. И говорит о необходимости трансформации военной миротворческой миссии в гражданскую – под эгидой ООН (Напомним, что в свое время такой же фортель предлагала Грузия, пытаясь заменить российских солдат на европейских полицаев). В итоге, на сегодняшний день переговоры между сторонами конфликта при участии посредников – России, Украины, ОБСЕ и наблюдателей – ЕС и США (формат «5+2») полностью застопорились.

Между тем, давление на Приднестровье усиливается. Недавно, представитель Республики Молдова в Объединенной контрольной комиссии Ион Ляху открыто обвинил во всем Россию и заявил, что в Приднестровье еще в 2008 году готовились столбы, покрашенные в зеленый и красный цвета, готовились наблюдательные вышки, которые планировалось установить вдоль границы с Республикой Молдова. Евгений Шевчук пока успешно парирует: «Приднестровье никогда не представляло для Молдовы никакой военной угрозы, и не будет представлять». При этом он напомнил, что Бендеры – приднестровский город, находящийся в зоне безопасности и по которому с 1992 года есть ряд соглашений, особые правила пребывания силовых структур. «Поэтому вызывает озабоченность, что в нарушение соглашений 1992 года в Бендерах вместо 100 полицейских находится 246. При этом размещение дополнительного количества представителей правоохранительных органов в городе с приднестровской стороной никак не согласовано», – сказал Шевчук. Почему на это не обращают внимание западные миссионеры? При этом Евгений Шевчук предупредил: «Не советую никому заниматься провокацией в зоне безопасности, потому что мы будем их пресекать согласно со всеми правилами миротворческой операции в Зоне безопасности».

 

Батрадз Харебов

 

P.S. На днях Совет общественных организаций ПМР направил обращение в ООН с просьбой рассмотреть вопрос об официальном признании де-факто независимого государства. Обращение адресовано также президентам России и Украины. Напомним, что 2008 году, когда Россия приняла решение признать независимость Южной Осетии и Абхазии, Приднестровье оказалось исключено из этого процесса. В этом вопросе на тот момент позиция Москвы была однозначна: Приднестровье – часть Молдавии. Причиной такой позиции кулуарно называют «недоброе» отношение Москвы к ряду приднестровских политиков высшего звена. К тому же на тот момент и ситуация в Молдове была принципиально иная. Во главе молдавского государства стоял коммунист Владимир Воронин, который позиционировал себя как друг России. Теперь иллюзий нет. У власти в Молдавии надолго закрепились прозападные и прорумынские политики. Как будут развиваться события в дружественном Приднестровье – покажет ближайшее время.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Популярно