Межэтнический диалог как средство теневых контактов Грузии с Абхазией и Южной Осетий

16-09-2020, 13:56, Политика [просмотров 255] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Межэтнический диалог как средство теневых контактов Грузии с Абхазией и Южной ОсетийВ Южной Осетии существует устойчивое мнение относительно того, что в Абхазии никто и никогда не будет говорить о каких-либо контактах с Грузией на государственном уровне. Это мнение, широко распространенное в народе, стало уже аксиомой. Однако все постконфликтное время из Абхазии неоднократно раздавались призывы к грузинскому руководству наладить диалог, а сейчас появился и факт прямых контактов на политическом уровне.

Неожиданностью для нас в Южной Осетии стала информация о пребывании в Абхазии представителей грузинской пророссийской партии «Альянс патриотов Грузии». Формальным поводом для этого визита стала передача иконы одному из православных храмов. Ответственность за скандальное пребывание грузинских политиков в причерноморской республике взял на себя помощник Президента Абхазии Лаша Сакания, под патронажем которого проходил визит. Этот факт стал предметом обсуждения на встрече в закрытом формате Президента Аслана Бжания с оппозицией. После этого разговора Сакания был снят с должности, при этом необходимо понимать, что помощник президента без ведома первого лица в государстве едва ли бы решился на такую авантюру. Простой факт. Грузинская делегация прибыла из Грузии, перейдя границу по пограничному пункту перехода. А такое перемещение в условиях закрытой на время коронавируса государственной границы невозможно без специального разрешения.

Информация о тайном визите стала известна благодаря социальным сетям. Началось все с короткого поста в социальной сети «Фейсбук» одного из лидеров оппозиционной ветеранской организации «Аруаа», при прошлой власти несколько лет возглавлявшего администрацию Галского района Темура Надарая: «По некоторым данным, 18 августа на территории Галского района прошла тайная засекреченная встреча помощника Президента Абхазии Лаши Сакания с политиком из Грузии Ирмой Инашвили. Прошу Лашу Сакания и руководство Службы государственной безопасности подтвердить или опровергнуть данную информацию».

Этот факт, подтвержденный позже самим Сакания, уводит нас в недалекое прошлое. 14 августа 1997 года разразилась сенсация – в Тбилиси прибыл Президент Абхазии Владислав Ардзинба. В тот же вечер в грузинской столице при посредничестве главы российского МИДа Евгения Примакова состоялись переговоры между руководителем Абхазии и президентом Грузии Э. Шеварднадзе.

Отметим, что в этот день отмечалась пятая годовщина начала войны в Абхазии. Конечно же, в дипломатии таких совпадений не бывает, так что и сами переговоры, проходившие в загородной резиденции Шеварднадзе, и объятия грузинского и абхазского лидеров при встрече наблюдатели расценили, как свидетельство потепления их взаимоотношений. При этом Евгений Примаков, вышедший к журналистам после того, как он оставил Шеварднадзе и Ардзинба для беседы с глазу на глаз, заявил, что именно он является инициатором встречи.

После переговоров с Ардзинба, продолжавшихся один час, Шеварднадзе встретился с Евгением Примаковым – тоже с глазу на глаз. А вечером Евгений Примаков пригласил на переговоры в ту же резиденцию Владислава Ардзинба. На встречах стороны обговаривали текст протокола «О мерах по укреплению доверия между сторонами в грузино-абхазском конфликте». Ранее этот протокол уже несколько раз согласовывался, однако всякий раз та или другая сторона ставила вопрос об изменении какого-либо из пунктов. Грузинская сторона добивалась усиления тех положений, которые гарантировали бы безопасность возвращающихся беженцев. Абхазская сторона требовала гарантии своего суверенитета. При этом абхазская сторона тогда настаивала на равносубъектных отношениях с Грузией, т.е. на создании грузино-абхазской унии по типу Чехословакии, с чем Грузия была не согласна. В итоге визит абхазского лидера не завершился принятием окончательного, юридически оформленного решения. Кстати, об этом сенсационном визите Ардзинба в логово зверя был снят документальный фильм – «История одного визита».

Необходимо отметить, что Евгений Примаков работал не только на абхазском направлении. В налаживании грузино-югоосетинского диалога ему помогал Александр Дзасохов, которого в Южной Осетии некоторые считают агентом влияния Грузии. Так, на Президента Л.Чибирова также оказывалось давление. Противостоять этому прессингу при полной индифферентности Кремля в вопросе признания суверенитета РЮО было практически невозможно. Но Л.Чибиров не только оттягивал неизбежное, но и старался сохранить лицо. Так, свои встречи с Шеварднадзе он старался проводить только на территории Осетии: во Владикавказе в 1996 году и в Джаве в 1997 году. Лишь в 1998 году он согласился на переговоры в Грузии, но и то не в столице Тбилиси, а в Боржоми, курортном городке. Последний факт придавал встрече несколько отстраненный характер, хотя вопросы, которые там обсуждались были серьезными.

Позже российские партнеры Грузии, которых в Цхинвале называли «коллективный примаков», также пытались наладитьдиалог с политическими силами в Грузии. В первую очередь, конечно же, с пророссийскими. Представителем таковых одно время считался экс-глава правительства Саакашвили Зураб Ногаидели. Ему даже было организовано паблисити в Цхинвале. Он прибыл в столицу РЮО в декабре 2009 года по формальному поводу – решить судьбу грузинских подростков, задержанных за нарушение государственной границы. На встрече с руководством Республики Ногаидели был в статусе лидера грузинской общественно-политической партии «Справедливая Грузия». Однако тогда все обошлось формальностями. Зураб Ногаидели сделал несколько заявлений о мире между народами, забрал с собой грузинских ребят, задержанных за нарушение государственной границы, и уехал. После этого о нем ни слуху, ни духу. Но прецедент был создан.

После этого в направлении налаживания межэтнических контактов работала руководитель гражданского движения «Грузино-абхазский и грузино-осетинский дом» Нестан Киртадзе. Цель своей деятельности она определяет следующим образом: «Подтолкнуть переговоры грузин с абхазами и осетинами для выработки практического плана строительства экономической и социальной инфраструктуры, культурного и научного сотрудничества».

Еще одним позорным пятном в этом мейнстриме можно назвать лобызание кровавой руки грузинского патриарха Ильи II, организованного с участием осетинской диаспоры Москвы. Эта попытка создать видимость налаживания контактов в рамках псевдонародной дипломатии также стала шоком для общественности Южной Осетии. В нашей газете тогда вышел материал под названием «Гаумарджос, бозитæ»...

Все эти факты свидетельствуют о том, что грузинская сторона не оставляет попыток всеми правдами и неправдами активизировать грузино-осетинский диалог. И недавнее заявление экс-министра Грузии по вопросам примирения и гражданского равенства К. Цихелашвили здесь также идет в общую копилку («Республика» № 54-55). И результатом этого диалога Тбилиси видит, конечно же, реализацию отнюдь не осетинских интересов. Как и в абхазском направлении, результатом чего стало снятие с должности помощника Президента.

С. Остаев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Популярно