Форматы старые, ожидания неопределенные или встреча «нормандцев» по российскому сценарию

21-12-2019, 16:17, Политика [просмотров 552] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Форматы старые, ожидания неопределенные или встреча «нормандцев» по российскому сценариюОдним из главных событий уходящего года в мировой политике считается пятая по счету встреча четырех глав государств в рамках Нормандского формата, которая состоялась 9 декабря в Париже. Эта международная политическая структура появилась после подписания Минских соглашений (по вопросам Донбасса), и ее главным предназначением было исполнение последних. И первый, и второй документы, подписанные в Минске, для Киева в какой-то мере явились вынужденной мерой, во всяком случае, так говорят прошлые и нынешние украинские лидеры. Соглашение на политические решения они, якобы, дали, чтобы избежать полного разгрома своих войск под Иловайском и Дебальцево. Но, добившись таким не очень почетным послаблением со стороны победившей стороны, Киев фактически использовал период затишья для перегруппировки своих сил, напрочь забыв содержание текстов ими же подписанных и продолжили с новой силой так называемую «антитеррористическую операцию» на Донбассе, которая уже унесла до 13 тысяч жизней.

Когда более полугода назад на посту президента Украины Петра Порошенко, полностью исчерпавшего кредит доверия, сменил молодой шоумен Владимир Зеленский, то многие восприняли это как добрый знак. Не стали акцентировать внимание на юном политическом возрасте персонажа, отсутствии опыта и необходимых знаний, полагая, что после Порошенко хуже уже не будет. К тому же, еще во время избирательной компании Зеленский заявлял, что главной его целью является прекращение войны на Донбассе, борьба с коррупцией, консолидация украинского общества. Несмотря на то, что многие восприняли эти обещания скептически, за него на выборах проголосовали три четверти украинских избирателей. На гребне успеха Зеленский выигрывает и парламентские выборы, где у его партии «Слуга народа» сложилось большинство. Да и формирование правительства прошло благоприятно. Из старого состава в кабмине остается только министр МВД Арсен Аваков (к этому персонажу мы еще вернемся). Особых проблем не вызвала и смена ключевых постов в судебных структурах и выдвижение новых региональных лидеров.

Но это все внутренние проблемы. Необходимо было заявить о себе и во внешнеполитическом плане. И тут прозвучали первые предупредительные звоночки, появились смутные сомнения. Зеленский стал легко жонглировать такими понятиями как «Минские соглашения», «Нормандский формат» и «формула Штайнмайера». При этом проделывалось это с такой легкостью и беспечностью, что становилось понятно, что он не до конца понимает о чем, собственно, речь идет, а суть самих документов до него доводит не очень добросовестный советник. А ведь здесь все ясно и четко обозначено. Минские соглашения направлены полностью на прекращение войны на Донбассе, отводе войск, обмене пленными, проведение в ДНР и ЛНР выборов и определение политического статуса регионов, отвечающее интересам всех сторон. Нормандский формат же – это встреча лидеров России, Германии, Франции и Украины, на которых обсуждается выполнение тех самых Минских соглашений и выработка путей их скорейшего воплощения. Это, можно сказать, не столько рабочий орган, сколько надзорный, где ведущие страны подтверждают свою заинтересованность в решении вопроса и обеспечении безопасности населения. Что касается «формулы Штайнмайера», то и здесь все предельно просто. Этот документ является своего рода «дорожной картой», программой пошагового выполнения тех же Минских соглашений, и не более. Это скорее советы, а не требования и ни к чему не обязывают.

Но сегодня Киеву Минские соглашения нравятся все меньше. Они даже пытаются кого-то убедить, что документ не подписывали, и даже присутствие многочисленных зарубежных свидетелей, лично наблюдавших за этим процессом, их не смущает. Выполнять соглашения здесь не намерены, и, саботируя переговорный процесс, требуют его новой редакции в угоду собственным интересам. Именно по этой причине лидеры стран-участниц Нормандского формата не собирались уже три года.

Придя во власть, Зеленский дал понять, что будет играть по-своему. От Минских соглашений ему посоветовали сразу откреститься, поскольку это «порождение пагубной «порошенковской эпохи». И он, собственно, так и сказал (а это в дипломатии просто не принято), что к данному документу никакого касательства не имеет, а выполнять его может только после собственной редакции. А вот Нормандский формат бывшему КВНщику явно понравился. Да и не мог не понравиться. Ведь это не какая-то рабочая, рутинная структура – здесь можно показушно блеснуть вместе с Путиным, Макроном и Меркель, продемонстрировав свою значимость с политической фактурой трех лидеров. Возможно, поэтому Зеленский настойчиво предлагал включить в состав нормандской группы еще и Трампа с Терезой Мэй (видимо подзабыв, что ее уже сменил Борис Джонсон).

Тем не менее, вопрос о том, состоится ли новая встреча Нормандской четверки, долго висел в воздухе. Но затем оказалось, что такой вариант может быть выгоден всем сторонам. Зеленскому – по уже указанной причине. Для Меркель это, пожалуй, последняя возможность доказать свою состоятельность и еще удержаться у власти. Макрон, стремящийся на роль нового европейского лидера, на правах хозяина мероприятия мог получить свои дивиденды. Что касается Путина, то он всегда поступает взвешено и размерено, и как не раз заявлялось, всегда готов к диалогу.

В самой Украине в отношении Нормандского саммита сложились разные мнения. Сторонники Зеленского излучали стойкий оптимизм, намекая на некие дипломатические виктории. Они основывались на заявлениях самого украинского лидера о том, что в Париже он поставит ребром вопрос о контроле границ с Россией и вообще хочет взглянуть в глаза Путину и спросить у него, когда тот вернет Крым... А вот оппоненты Зеленского сильно возбудились, у них появился реальный шанс поставить выскочку на место. Лидеры оппозиционных партий Петр Порошенко, Юлия Тимошенко и Вячеслав Вакарчук вдруг возлюбили друг друга и сказали, что налицо предательство национальных интересов, которым следует срочно и остро противостоять. При этом эти деятели вновь призвали своих сторонников на очередной майдан, заявив, что он необходим, независимо от результатов. На этом эмоциональном фоне выскочил и незабвенный Саакашвили. Возникнув из нидерландского ниоткуда, он обратился к украинскому социуму с предложением… идти в церковь (в какую из трех – не объяснил) и вместо бутылей со «смесью Молотова» ставить свечи во исполнение всех желаний. Но прозвучали и прямые угрозы, главным образом от нациков и нацгвардии. Они прочертили для Зеленского некие «красные линии», переступив которые в Париже он рискует не только своим благополучием, но и благополучием своей семьи.

Нормандский саммит состоялся в оговоренные сроки. Правда Владимир Путин сразу заявил, что если будут попытки изменить или убрать из текста Минских соглашений хотя бы слово или знак, он в Париж не поедет. Украинцы попытались было предложить свою редакцию, но ультиматум был повторен уже в более жестком виде.

Саммит продлился 12 часов. Сначала Путин провел двусторонние встречи с президентом Франции Макроном и канцлером Германии Меркель. Сама встреча лидеров четырех стран заняла немногим более двух часов. Затем состоялась первая встреча двух Владимиров – Путина и Зеленского. Делегации обменивались мнениями полтора часа. С глазу на глаз президенты уложились за 10 минут. Это значит разговор был ни о чем. Позже Зеленский говорил, что у него с Путиным «разная биомеханика».

В рамках саммита состоялись также переговоры по газовому договору. Но и они ничего не дали, так как на этот раз российская сторона жестко заявила, что новый договор будет принят только на ее условиях.

По итогам саммита «Нормандская четверка» было подписано коммюнике. Вот его основные пункты:

а) поддержать включение «формулы Штайнмайера» в законодательство Украины («формула» предполагает вступление в силу закона об особом статусе Донбасса после проведения там свободных выборов);

б) поддержать договоренности контактной группы о трех новых пунктах разведения войск в Донбассе;

в) оставить Минские соглашения базисом для дальнейшей работы;

г) призвать контактную группу содействовать обмену «всех на всех» до конца года;

д) согласовать все аспекты особого статуса Донбасса, чтобы он функционировал на постоянной основе;

е) предоставить Красному Кресту и другим международным организациям полный доступ ко всем удерживаемым в Донбассе;

ж) развести силы в трех новых пунктах к концу марта 2020 года;

з) установить перемирие в Донбассе до конца 2019 года.

Надо полагать, что текст коммюнике был подготовлен заранее и разослан сторонам. По некоторым пунктам разразилась дискуссия, велись споры. Москва стояла на том, чтобы Минские соглашения не подвергались никакой редакции. Киев пытался если не переписать, то хотя бы нарушить последовательность пунктов. Берлин и Париж, устав от всей этой тягомотины, хотели скорее от всего этого избавиться и поэтому в полемику особо не вступали. Но документ подписали все. Зеленскому, надо полагать, устроили коллективное выкручивание рук.

После подписания коммюнике украинский лидер загнал себя в угол, он таки переступил «красные линии» сразу в нескольких местах. Он согласился на включение «формулы Штайнмайера» в законодательство Украины, а это здесь считается капитуляцией. Согласился на безусловное выполнение Минских соглашений, что тоже считается государственным преступлением. Ну, а за согласие на особый статус Донбасса в Киеве приказано расстреливать.

Впервые саммит завершился совместной пресс-конференцией. И здесь интересны не только ответы на вопросы и расстановка акцентов, а само поведение интервьюированной четверки, выражение их лиц, артикуляция. Путин, как всегда, был собран, спокоен, подчеркнуто корректен, логичен и убедителен. Было видно, что в целом итогами саммита он доволен. Макрон, как хозяин мероприятия, был сама любезность, стараясь угодить всем. Меркель выглядела как сильно уставшая бабушка, больше всего мечтающая, чтобы скорее все закончилось.

В этой компании политических зубров Зеленский выглядел как белая ворона, или скорее как белый вороненок. В отличие от других, он сильно жестикулировал невпопад, «играл» лицом, менял интонацию. Речь его была малосвязной, скачкообразной, малопонятной. Макрон внимал ему с сильным удивлением, а Меркель даже в ужасе отшатывалась. Зеленский через слово напоминал об «оккупированном Донбассе», а тех, кто еще оттуда не бежал, обозвал «сепаратистами». По его словам, эти сепаратисты оккупировали территорию, на которой родились и проживают. И никаких разговоров о контроле на границе и, тем более, о Крыме.

Словом, саммит прошел так, как и должен был пройти и итоги его прогнозировались. Из неожиданностей, пожалуй, следует выделить появление в составе украинской делегации джиоевского племянника, ныне министра внутренних дел Украины Арсена Авакова, который сам себя называет русскоязычным украинским националистом. Люди терялись в догадках: что делает глава МВД на политическом международном мероприятии? Одни считали, что он приставлен к Зеленскому как смотрящий, чтобы тот не дал слабины. Другие, наоборот, полагали, что это Зеленский забрал Авакова в Париж, чтобы тот не мутил в его отсутствие в Киеве. Ну, а третьи полагают, что Аваков приехал на смотрины – он персонализирует себя как «серый кардинал», готовый в любой момент заменить действующего главу государства.

Украинская делегация (как, впрочем, всегда делают и их братья грузины) сразу заявила о полной и безоговорочной победе и депешировала об этом историческом событии на родину. И это при том, что Зеленскому не удалось отстоять ни одной своей позиции, более того, все полностью прошло по российскому сценарию. Никакого плана «Б» мы так и не увидели. В Киеве все всё прекрасно понимают, но делают хорошую мину при плохой игре. Однако, Зеленскому при первой же возможности сразу и по полной напомнят о его промахах на Нормандском саммите.

Для нас итоги парижской встречи также имели свой интерес. Нам далеко небезразлична судьба Донецка и Луганска. Государство Алания является единственной суверенной страной, признавшей Луганскую и Донецкую народные республики. У нас сложились добрые, доверительные отношения, сотрудничество по многим направлениям. Не забудем, что наши добровольцы защищали независимость Донбасса, тогда как радикалы «Правого сектора» участвовали в составе грузинских бригад во время военной агрессии против Южной Осетии. Поэтому то, что в Париже позиции ДНР и ЛНР были отстояны, уже является добрым знаком. И если на первом этапе удастся развести войска, прекратить стрельбу и обменяться пленными – это уже будет большим прогрессом.

Следующая встреча нормандской четверки запланирована на конец марта. Тогда, надо полагать, будет проанализировано выполнение пунктов парижского коммюнике и минских договоренностей. За этот срок Зеленскому и его команде следует повзрослеть и перейти от слов к делу. Когда-то отвечать все равно придется, время шуток и отговорок уже прошло.

Батрадз Харебов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно