Об осетинской гармонике, Сослане Бибилове, Госдрамтеатре, осетинском национальном искусстве и обоснованной ненависти к Грузии и Ингушетии

12-03-2015, 17:08, Интервью [просмотров 1516] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Богатый фольклорный материал, передаваемый сквозь века из поколения в поколение сказителями, стал своеобразной благодатной почвой и для развития осетинской музыкальной культуры. А в истории нашего народа истинно эпических инструментов было немало. Это и струнно-щипковые: дыууадæстæнон фæндыр и дала-фæндыр; и струнно-смычковые: хъисын фæндыр и хъырнæг фæндыр; и духовые: уадындз, хъазын уадындз, лалым уадындз, удавдз, фидиуæг; и ударные: къæрцгæнæн, гуымсæг, дала (дайра). Еще совсем недавно осетинский народ не мыслил без них свой быт и свою жизнь. Но за последнее столетие эти истинно мужские инструменты потеснила осетинская гармонь – ирон кандзал фæн-дыр. У осетин она появилась сравнительно недавно – в XIX веке. Но практически в одночасье стала одним из главных музыкальных инструментов. Осетинская гармоника настолько тесно вплелась в обрядовую жизнь Осетии, что как писал великий композитор Борис Галаев: «С конца XIX века даже установилось два обычая: жених должен был наряду с другими свадебными подарками обязательно дарить невесте и гармонь (ирон кандзал фæндыр), а когда женщина умирала, гармонь, на которой она играла, клали в ее могилу». Дело в том, что долгое время гармонь считалась чисто женским инструментом. Это сегодня одинаково блестяще на гармонике играют и мужчины и женщины, и на любом торжественном осетинском мероприятии вы обязательно услышите затейливую вязь национальной гармоники. Сегодня осетинскую гармонь можно, пожалуй, даже назвать сердцем национальной музыкальной культуры. Начав изначально свой путь как сольный инструмент, теперь она играет безусловную роль «первой скрипки».

К чему такое большое вступление? – спросите вы. Дело в том, что гостем нашей редакции, в преддверии празднования Международного женского дня стала известная в Осетии и далеко за ее пределами гармонистка, невероятный виртуоз Залина Саппиева. Знатоки уверяют, что в ее руках осетинская гармонь обретает особый нрав – она, как и сама исполнительница в миг становится непредсказуемой, веселой, азартной, в меру экспрессивной и невероятно мелодичной. При этом все коллеги говорят о вечном желании нашей сегодняшней гостьи самосовершенствоваться.

Залина долгие годы являлась одной из визитных карточек музыкального национального искусства севера Осетии. Но уже пять лет эта по доброму озорная, волшебная музыкальная «шкатулку» теперь несет свой неиссякаемый позитив, доброту и радость и населению нашей Республики. Не логичная на первый взгляд смена благоприятного севера Осетии на послевоенный еще не восстановленный юг оказался связанным для Залины с добрыми переменами в жизни, радостными семейными обстоятельствами. Но что простой обыватель знает о нашей сегодняшней гостье, кроме того, что она неиссякаемый оптимист, по доброму заводная девушка, превосходная гармонистка и… супруга заслуженного артиста нашей Республики Сослана Бибилова. По сути, очень мало. Поэтому нашу беседу мы начали с казалось бы дежурного, но в нашем случае необходимого вопроса о семье, начале карьеры и ситуации, когда в ее жизни появилась раз и навсегда осетинская гармонь. При этом мы попытались сохранить всю эмоциональность и экспрессию нашего разговора с ней, поскольку Залина – это вечный двигатель, откровенный и открытый человек, на генном уровне любящий свою Родину.

 

– Родилась я в Северной Осетии, в Гизели. Папа, понятное дело, осетин, а мама моя казачка. Как принято в таких случаях говорить, семья музыкальная. А по другому-то вообще быть не могло. Гизель, вообще, удивительно плодотворное в плане кадров культуры село. Здесь каждый человек от мала до велика танцует так, что глаз не оторвать, каждый второй играет и поет. Неслучайно же первый в Северной Осетии национальный ансамбль – «Арт» – был рожден именно в Гизели. А 70% танцоров Государственного ансамбля «Алан» при его становлении также были гизельцы. И вообще, все в Северной Осетии знают, что поколение сменяет поколение, но лучше, чем гизельца, танцора нет. А на свадьбах что у нас творится! Вся молодежь танцует! Такого зрелища просто нигде больше не бывает. 

Кстати, мое знакомство с ирон фандыром, также произошло именно на свадьбе. Было мне лет 7-8, не больше. Как сейчас помню, мама держала меня за руку и мы шли на свадьбу. И на окне соседского дома я вдруг увидела фандыр. Это было удивительно, я не могла оторвать от него глаз. Я шла и смотрела прямо на гармонь не отрываясь, не видя, что там впереди. А впереди росло вишневое дерево. Ну и я со всего размаху ударилась об это дерево, да так, что искры из глаз посыпались. Это было словно знамение smile ... Словом, пришла я на свадьбу с большой шишкой на лбу. Но мысли все мои были с гармонью почему-то. Даже мой папа заметил, как я смотрела на девушку, которая играла на гармони. И видимо у меня был настолько искрящийся взгляд, что папа попросил девушку дать мне немного подержать гармошку. О! Это было незабываемое чувство. Я будто бы держала что-то волшебное, неземное, при этом прижимала к себе очень бережно... И знаете, до сих пор думаю, что лучше той игры я никогда не слышала. Возможно, идеализирую, потому что это было мое первое столкновение с игрой на гармонике, но мне так кажется. 

Вот говорят, в жизни случайностей не бывает. И видимо правы. Потому что на второй день после той свадьбы к нам в школу приезжает женщина из города и объявляет набор в группу… осетинской гармони. Надо ли говорить, что я была первой, кто записался в группу smile . Через некоторое время девочки из моей группы по ходу процесса обучения отсеялись, просто это было не их призвание. И в итоге я осталась одна. Тогда мой первый педагог и посоветовала родителям отдать меня в музыкальную школу, мол, девочку жалко, талантливая.

Ох, сколько намучился со мной в музыкальной школе мой педагог Андрей Иванович Шаркий, царствие ему небесное. Ведь человек, который занимается музыкой, должен быть органичным, спокойным, усидчивым. Но ни один из этих терминов не может быть применен по отношению ко мне даже сейчас smile . Однако, я безгранична благодарна ему за терпение, за то, что не сдался, не упустил меня.  

После школы я соответственно поступила в училище искусств, где меня и заметил Булат Газданов. Ну а после училища поступила в колледж культуры, где осталась работать после его окончания. Играла практически во всех ансамблях Владикавказа. Из того периода в первую очередь вспоминается работа с замечательным хореографом Русланом Тедеевым. Я вообще считаю его лучшим балетмейстером во всей Северной Осетии. Мы с ним работали восемь лет и отовсюду, где принимал участие наш ансамбль, привозили исключительно первые места. Помню, десять лет назад, на 60 лет Победы Дельфийские игры проходили в Рязани. Мы тогда повезли два танца – «Симд» и «Сердце матери» (так называлась постановка). Солисткой была Жанна Санакоева. Это был такой фурор! Среди 50 коллективов мы заняли 1 место и привезли двадцать две золотые медали!.. Помню, председатель жюри, племянник Бориса Маисеева, лаконично подвел итог: «По этим танцам можно судить о культуре всего народа».

Помимо колледжа, где студенты проходили у меня практику, я работала и в ансамблях «Скифы», «Терек», подгруппе ансамбля «Горец», «Уадындз»… В последнем вообще были замечательные дети, мы с ними постоянно привозили первые места отовсюду. Единственное, о чем я жалею – это то, что после моего ухода этот коллектив распался.

После колледжа, по настоянию директора Ларисы Цекоевой, я поступила в филармонию (КТУКИ), поскольку без высшего образования нельзя заниматься преподавательской деятельностью. Проучилась я там свои положенные пять лет, и проучилась, конечно же, с пропусками – то гастроли, то репетиции... Но госэкзамены сдала на отлично. Меня тогда сразу же пригласили остаться при филармонии, но я отказалась. Не мыслила себя вне Осетии... Вот в таком темпе кружилась я по жизни, играла в разных ансамблях, пока не оказалась здесь, в моей прекрасной Южной Осетии.

 – И как это произошло?

– Это было очень давно, лет 8-9 назад. В мае, в Черкесске проходил фестиваль, в котором принимал участие коллектив Юго-Осетинского Госдрамтеатра и Госансамбль «Симд». Тогда руководителем театра был Тамерлан Дзудцев. И так вышло, что гармонистку он забирал оттуда, с Северной Осетии. Заведующая колледжа меня тогда попросила, чтоб мы подготовили трио и поехали на фестиваль. Словом, так получилось, что ни разу до этого не побывав здесь, я на фестиваль поехала представлять Южную Осетию J. Там первый раз и увидела Сослана Бибилова, который выступал в роли ведущего. Ехали мы тогда на автобусе и, конечно же, со всеми познакомились, подружились, веселились, играли всю дорогу. Тогда же я первый раз увидела Людмилу Графовну Галаванову, Вильгельма Хасиева и была просто поражена. Я с детства любила театр и никогда бы не подумала, что здесь такие величины актерского мастерства.

Словом, мы вернулись с первым местом и на этом вроде бы разошлись. После моя подруга пригласила меня сюда, в Южную Осетию. Мы приехали, конечно, с гармошкой. Так я впервые оказалась на юге Осетии. Помню, мне тогда почему-то казалось, что я попала в Абхазию. И сейчас перед глазами картины того первого впечатления. Помню, что на площади, перед зданием Правительства, было очень красиво, здесь росли небольшие пальмы и мне почему-то казалось, что если я пройду чуть дальше, то непременно там будет море smile . Вот такой вот вам взгляд со стороны. 

Я сказала подруге, что у меня есть друзь  в Южной Осетии и первым назвала имя Сослана Бибилова. Она сразу же нашла его номер телефона, позвонила, и он довольно скоро к нам подъехал. Когда я его обняла при встрече, то такое тепло почувствовала!.. smile  В общем, мы обменялись телефонами и я уехала обратно с большим багажом впечатлений. Маме сразу рассказала про Сослана. Сказала, что от него такая положительная энергетика идет, что словами не передать! И вот вам еще одна закономерность… Проходит буквально 3-4 дня, я прихожу с работы и мне мама говорит, мол, дети на улице играли и у них в руках был паспорт. Она его забрала и в нем написано… Сослан Бибилов. Я не поверила своим ушам, взяла паспорт, а там и правда Сос, только кучерявый! smile  Молодой кучерявый Сослан Бибилов! Я ему сразу же набрала и рассказала все. Он был в шоке! Откуда?!

А дело было как. Наша соседка работала в Осетинском театре. Сослан как-то был во Владикавказе и забыл там свой паспорт.  Но  не  помнил,  где  его  оставил. У него из-за этого потом были проблемы, а наша соседка просто забрала паспорт  домой,  мол,  передам  через кого-нибудь, кто с юга приедет. Да так и остался он у нее... Вот такое вот сплетение судеб smile .

Ну а после наш телефонный роман продолжался четыре года. Сослан вообще очень благородный. Таких людей я больше не встречала. Он именно то, чего мне не хватало в жизни. Я не знаю, напишете ли вы это или нет, но я его просто обожаю. 

Мы часто, подолгу разговаривали все эти годы с Сосланом по телефону, и вот в один из таких вечеров я ему в шутку взяла да и выпалила, что если он завтра на мне не женится, я за него замуж больше никогда не выйду smile . И что вы думаете? На следующий день он мне звонит уже с дороги, мол, едем за тобой!.. Я в панике заметалась по дому, родные поехали в город, скупили все в магазинах, приготовили все что надо. А он оказывается за вечер собрал делегацию: друзья, родные, представители фамилии, причем во главе делегации был сам Анатолий Бибилов… Словом, когда гости зашли, я просто онемела от удивления! Мужчины один красивее другого, высокие, статные. Соседи еще подшучивали, мол, так замуж второпях выйти могла только Залина smile . Вот так я и оказалась в Цхинвале.

– Вы такая легкая на подъем, энергичная, трудолюбивая. Судя по Вашим словам, Вы просто обожаете свою работу. Только немного не понятно – у Вас на севере жизнь била ключом, репетиции, концерты, фестивали, а здесь фактически «сонное царство». Не боялись «раствориться»?...

– Так я сразу же на второй день, после приезда сюда… вышла на работу smile . Вот приехали мы, привел меня Сослан в дом, я чин-чином один день здесь побыла – родственники приходили один за другим. Но свадьбы как таковой у нас не было, потому что, во-первых, мы уже не дети, во-вторых, у Сослана на войне брат погиб, словом, не до этого было... Так вот, на второй день я вышла в город, и на площади меня встретил Вадим Цховребов, тогдашний руководитель Госансамбля «Симд». Он то меня давно знает, как, впрочем, и все люди искусства знают друг друга. К тому же Вадим знал мои способности (фестивали делают свое дело), поэтому сразу же, в одночасье предложил мне работу и в тот же день оформил в «Симд»-е... А потом пошло-поехало. Я и с Геной Биченовым работала, и с Сергеем Шавлоховым, потом в моей жизни появился и его величество Годрамтеатр... А какие мы концерты давали с девочками театра!.. Так что какое «сонное царство», я без работы получается и дня не посидела.

– Вы, благодаря гармонике немало гастролировали и продолжаете гастролировать, проживая в Южной Осетии. В каких городах и странах Вы представляли нашу культуру?

– Ой, я побывала во многих местах: Измир, Бурса, Ялова, Самбул, Анкара, Самун. В Италии были, в Германии. И это все, действительно, благодаря гармонике. И везде, куда мы приезжали, нас ждали. У меня, к примеру, в Турции очень много знакомых и друзей. Сюда на свадьбы часто приглашают. Если бы Вы знали, как трепетно относятся эти люди к нам, к Осетии, как чтят обычаи и заветы предков! А во время августа 2008-го года они там митинги устраивали, переживали страшно...

– А есть места, куда бы Вы не хотели попасть?

– Конечно. Их два. Мне может быть плохо морально, духовно и физически в Ингушетии и в Грузии... Это сейчас стало модным съездить в Тбилиси за новой одежкой, отдохнуть, губы накачать, ботокс сделать… Меня это просто раздражает! До ужаса! Я понимаю, если речь идет о здоровье, тут и к врагу пойдешь, и к самому черту. Но ведь ездят же просто так тоже. Я каждую субботу вот уже пять лет на такси во Владикавказ езжу, у меня там ансамбль. И знали бы вы, с какой гордостью многие заявляют, что в Тбилиси едут! Так я всю дорогу с ними ругаюсь и предателями называю! Когда мне рассказали, как эти грузинские нелюди живьем осетин закапывали, как детей, стариков и женщин убивали, даже беременных не щадили, как можно такие поступки оправдывать?! И когда мне заявляют, что там не все плохие, меня это просто убивает! Да все они такие! Наши, осетины, так никогда не поступали. Ни в ингушской войне, ни в грузинской. В наших тюрьмах грузинских пленных нет, а у них осетины до сих пор сидят. Я просто не понимаю тут многих… Даже раньше, когда мы с севера ездили на различные фестивали, и нас там порой переспрашивали «Джорджия?», у меня начиналась истерика! Я этого никогда не пойму, ребята, какая Грузия, какая Ингушетия. Это враги, и всегда такими будут, и всегда будут посягать на наши земли, и на наши жизни!

И еще я терпеть не могу, когда наши же сами говорят, ирæттæ нæ бæззынц. А что ты лично сделал, чтобы сказать, что мы, осетины, молодцы? И кто сказал, что нæ бæззæм? Вы посмотрите, нас всего горсточка, а героев СССР сколько было? Это ингуши на белых конях фашистов встречали. А у нас война шла. Возле памятника Петру Барбашову все поле могилами солдат было усеяно. А чемпионов в спорте у нас сколько? Нигде такого нет! Ни у одной нации. Скажу больше. Если бы у нас был развит хоккей, южане бы разорвали весь мир! Их бы никто не победил. В этом я просто уверена.

– Залина, отвлечемся немного от музыки, политики и взглянем одним глазком на театр Южной Осетии. Сложная ситуация здесь, постоянные интриги и раздрай уже давно, к сожалению, стала притчей во языцех. В театре последние годы нездоровая обстановка, многие уходят, нет худрука... В то же время в этом году, как было заявлено, будет сдано восстановленное здание Госдрамтеатра. А потому уже сейчас нужно готовиться к его открытию, и это должна быть не одна премьера, а две-три и, причем премьеры национальные. Что нужно сделать, чтобы вернуть былое величие и нормальную работу труппы? Взгляд, что называется, изнутри.

– Ситуация действительно в театре нелегкая. Но ею надо заниматься. Людям надо дать работу. А происходит там следующее. Здесь потрясающие актеры, но нет режиссера. Многие говорят, что у нас нет технического оснащения, сцена не крутится там, или декораций по минимуму. Хорошо, не без этого. Но я знаю, что у юго-осетинского театра была постановка «В ожидании Годо», действие которой шло три часа. Там и декораций привычных фактически не было, и актерский состав был минимальный (пять актеров – прим ред.), но во Владикавказе был такой аншлаг, что пройти было невозможно. То есть надо работать, а не искать причины, и самим потом в них уверовать.

Я скажу так, в Южной Осетии есть режиссер – Тамерлан Дзудцев, которого знают в Северной Осетии, в Абхазии, в Чечне, в Дагестане,  в  Краснодаре, в Москве и Питере. И я считаю, коль вы мне задали вопрос, что его упускать нельзя. Ведь хороший режиссер это половина успеха, а порой даже больше. Да, безусловно, часто актеры вытаскивают спектакль, но еще чаще хороший режиссер и с посредственными актерами может создать нечто грандиозное. А у нас актеры просто потрясающие. Режиссер нужен.

Честно говоря, когда мне очень давно говорили, что Цхинвальский театр очень мощный, я смеялась. Но теперь,  когда я увидела их, их актерскую работу, то теперь, приезжая на север, я однозначно говорю – кударцы круче.  smile

– Честно говоря, в ходе нашего разговора, сам собой всплывает вопрос, почему с таким огромным потенциалом и энергией Вы не преподаете детям? Ведь в отличие от Северной Осетии с гармонистами у нас неимоверно плохо.

– Если честно, я настраиваю   уже  себя  на  сентябрь. Хочу пойти в музыкальную школу, и буду работать с детьми. Я вам это обещаю. Буду преподавать и знакомить их с творчеством наших великолепнейших музыкантов и композиторов. Ко мне недавно мальчик обратился, талантливый очень. Хочет учиться играть на гармонике. Так вот он никого из наших музыкантов не знает. Ни Булата Газданова, ни Симу Ревазову, никого… И это не его вина.

Лет десять назад моя подруга Ира Тедеева, пианистка, поехала в Германию представлять программу Феликса Алборова. Так там все с ума посходили, мол, почему мы до сих пор не знали о существовании бесподобнейшего композитора из Осетии! Я серьезно – у нас такое наследие, что по-хорошему даже стыдно. Христофор Плиев – великолепный композитор. Я его музыку использовала в прошлогодней постановке спектакля «Гамлет». Это нереальное произведение, каких единицы. Но мы не ценим тот культурный багаж, который имеем. А эти паразиты – наши соседи с юга – поворовали все, начиная с танцев, теперь вот взялись за музыку, переделывают немножко и выдают за свое. Вон, сделали сундтрек к фильму «Мир перевернулся». Так вот, если эту музыку разложить теоретически, то получится кварта-квинта, это наш ход, широкие интервалы. Потому что горская местность. У нас музыка более степенная, холодная, суровая. А они своровали нашу музыку, в данном случае музыку Феликса Алборова, чуть ее видоизменили и выдают за свою! Аферисты.

– Известно, что хорошая гармоника очень дорогая вещь, и здесь, как и в ряде других музыкальных инструментов, многое ценно и зависит от имени мастера. Ваша гармоника чьей работы?

– Мой инструмент работы Бзарова, был такой мастер. Именно на ней я играю на свадьбах, на концертах. Она у меня, конечно, не самая хорошая, потому что самые хорошие – Панасенко и Филатов – стоят очень дорого, где-то около миллиона рублей. А у меня физически нет таких денег. Этих мастеров также больше нет. Панасенко, скажем, еврей по национальности, свое мастерство больше никому не передал. Но его гармошки на самом деле отличные. Когда я училась, они уже тогда стоили в районе 50 тыс. руб. – огромные деньги по тем временам. Чеченцы, ингуши и кабардинцы их тогда партиями скупали, пока мастера были живы. И сейчас, чтобы приобрести хороший инструмент, надо ехать либо в Кабарду, либо в Чечню, либо в Дагестан. Местные их ни за что уже не продадут.

– А сколько у Вас вообще инструментов?

– У меня четыре коллекционных и одна вот Бзарова, с которой я езжу по всему свету smile . А недавно, в одном селе на чердаке одного дома нашла среди хлама небольшую по размеру гармонику. Расстроенную, конечно. Отдала на ремонт, посмотрим, может получится ее реанимировать…

– Вы настолько энергичная и это бывает видно во время выступлений. Вы будто бы сами заводитесь от национальных мелодий. Сколько по времени Вы можете играть не переставая и есть ли, скажем так, личный временной рекорд игры на гармонике?

– Конечно есть. Семь часов подряд! Не вставая! Это было в Стамбуле, там живут два брата Албеговых. Один из них выдавал дочку замуж. Мы по приглашению поехали. Это было нечто! Я тогда действительно не вставая играла семь часов подряд! У меня рука опухла, но такого колоссального удовольствия я не получала никогда.  Я  наверное  еще  бы  играла и играла. Завелась до умопомрачения. Это было  просто  бесподобно!  Сама  свадьба была сделана по всем канонам, по правилам, строго по традициям. Я как будто попала в восемнадцатый век, когда наши предки устраивали хъазт – так было и там. Слева мужчины, справа женщины,  а посередине  круга  организатор. Он указывал, кто с кем танцует… Сейчас  у  нас  этого  нет  больше, а там все эти традиции сохранились. Вплоть до того, что невесту покрывали именно красным платком. Это все у  нас  уже  утеряно,  к  сожалению.

– В разговоре Вы проронили, что во Владикавказе у Вас и сейчас есть ансамбль. Расскажите об этом подробнее.

– Наш ансамбль называется «Оммен». Мы и на свадьбах играем, и в фестивалях принимаем участие. Выезжаем за пределы Северной Осетии. Очень часто приглашают нас на национальные праздники в Сочи. В Грозный приглашают. В последний наш приезд туда нам вообще стоя аплодировали, и сам Кадыров и весь зал. В апреле в Грозном снова будет фестиваль и мы уже приглашены. Мы отправляемся всей нашей командой: Сослан Джиоев – талантище, Алан Бирагов, Тамаз Плиев и я. 

– Последнее Ваше выступление, скажу честно, меня снова приятно поразило. Это была озорная, зажигающая импровизация на юбилее газеты «Хурзæрин» в ГККЗ «Чермен». Сколько у Вас уже написанных импровизаций?

– Очень много. Я и песен тоже немало написала. Капитальных композиций (может быть неправильный термин в данном случае) у меня десять, но  не останавливаюсь. И могу, забегая вперед, сказать, что довольно таки скоро представлю свою работу на суд публики.

– Что еще Вы планируете в ближайшее время, чем собираетесь покорять публику?

– Вообще планы у меня грандиозные, не побоюсь этого слова. Я хочу создать национальный ансамбль, на примере Надежды Бабкиной. Просто мечтаю об этом и я это сделаю. Весь материал, который мы будем исполнять, будет осетинский  материал  и  народов  Кавказа. С моими аранжировками. Четыре человека для ансамбля у меня уже есть, но мне нужно человек пятнадцать как минимум, и чтобы хотя бы пять из них были парни. Пока же я могу похвастаться вот чем. Я записала стихи Людмилы Галавановой и к ним же еще музыкальное оформление. Она читает ирон чызгы монолог. Это просто фантастика, аж волосы дыбом встают, это, действительно, просто что-то нереальное. Деньги я попросила, как и на многие проекты, снова у Анатолия Бибилова (он уже не раз в шутку говорил, это ж я тебя на свою голову  что ли с севера привез smile ). Мы с Сосланом Джиоевым заказали в Краснодаре диск и нам записали 1000 штук. Они уже здесь. Сейчас я жду только Тамерлана Дзудцева, чтобы он организовал презентацию диска и творческий вечер Людмилы Графовны. А еще к 9 мая я хочу организовать концерт из песен военных лет... Вот так вот коротко о планах  smile

– Удачи и успехов Вам.

 

 

Беседу вела Мадина Цховребова



Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930