ДИРЕКТОР ЮОНИИ РОБЕРТ ГАГЛОЙТЫ: «ОЧЕНЬ СКОРО В НАУКЕ МЫ МОЖЕМ ДОЙТИ ДО ТОЧКИ НЕВОЗВРАТА»

12-05-2012, 16:23, Интервью [просмотров 1987] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

ДИРЕКТОР ЮОНИИ РОБЕРТ ГАГЛОЙТЫ:    «ОЧЕНЬ СКОРО В НАУКЕ МЫ МОЖЕМ ДОЙТИ ДО ТОЧКИ НЕВОЗВРАТА»Наверное, нет в мире народа, чья история была бы окутана столь плотной завесой таинственности и  неизведанности, как история осетинского этноса. И эти показатели являются результатом множества причин как объективного, так и субъективного характера. Осетинская наука на протяжении прошедшего столетия пыталась исследовать культурное и историческое наследие наших предков, и, следует признать, результат проделанной работы на сегодняшний день довольно внушительный. Но вместе с тем присутствует и понимание того, что большинство тайн нашей истории продолжают оставаться в категории  домыслов и  предположений, ключ к разгадке которых может найти только современная наука. Между тем, сфера науки в современном осетинском государстве, по крайней мере, здесь, в южной части Осетии, продолжает пребывать в затянувшейся стагнации. Юго-осетинская наука за последние два десятка лет заметно сдала свои позиции практически по всем направлениям и это, исходя из наблюдений, вовсе не вина наших ученых – ученых, многие из которых признаны да-леко за пределами нашего государства. «К сожалению, сегодняшние реалии говорят о том, что наука в Южной Осетии никого не интересует, – говорит Роберт Гаглойти, директор ЮОНИИ им. З.Н. Ванеева, – данная сфера продолжает у нас как-то значиться лишь благодаря «горстке» ученых, которые пытаются своим ежедневным трудом не дать перечеркнуть хотя бы достижения прошлых лет, но говорить о новых открытиях, новых исследованиях, к сожалению, не приходится, поскольку государство не делает ровным счетом ничего, чтобы вывести нашу науку на современный уровень». По словам Роберта Хазбиевича, если в ближайшее время не приложить усилий для того, чтобы переломить ситуацию, о прорыве в области науки можно забыть навсегда. О проблемах нашего ученого мира Роберт Гаглойти рассказал в ходе нашей короткой беседы.

 

– Вопрос кризиса в современной осетинской науке довольно острый и болезненный, и он, на мой взгляд, только усугубляется от того, что все мы за последние десятилетия уже привыкли к этой ситуации, своим, зачастую не вполне осознаваемым бездействием, замалчиванием собственных проблем, позволяя ситуации максимально приблизиться к тупиковой. Между тем, на сегодняшний день мы находимся в ситуации, когда нам всем впору бить в колокола. Потому что, если сложившийся за последние десятилетия кризис преодолеть не удастся, современная осетинская наука, которая формировалась и развивалась на протяжении столетия, обречена, – лет через пять, даже при самых оптимистичных предположениях, мы можем дойти до точки невозврата. Сегодняшняя критическая ситуация «подпитывается» многими факторами, среди которых не последнюю роль играет проблема отсутствия кадров – молодых специалистов, которые в состоянии приумножить достижения тех представителей нашего ученого мира, на трудах которых, в принципе, формировалась и развивалась осетинская научная школа. Ко мне, как к директору НИИ, безусловно, обращаются молодые люди в поисках работы. Но стоит им объяснить условия, напомнить о зарплате, как сразу весь их энтузиазм мгновенно улетучивается. И где-то я их понимаю. В советское время научные работники считались одними из самых высокооплачиваемых, зарплата научных сотрудников с ученой степенью равнялась фактически зарплате секретарей обкома. Поэтому ученые мужи могли безоглядно отдавать себя науке, способствуя ее динамичному развитию. Сегодня наша наука бедствует. Поэтому желающие посвятить себя науке за совершенно скромные 4-5 тысяч рублей напрочь отсутствуют. Отсюда и проблема молодых кадров, в то время как среди молодежи есть желающие полноценно заняться научной работой. Дай Бог здоровья и долгих лет жизни нашим именитым ученым, на которых сегодня фактически держится современная осетинская наука, но не сложно представить, что будет лет через, скажем, десять, их дело попросту некому будет продолжить. Это очень серьезный вопрос. В новейшей истории нашего государства сфере науки, как правило, внимания не уделялось. Тому причина не только объективные факторы, когда в условиях перманентного противостояния с соседним государством мы не могли уделять науке того постоянного внимания, которого она требует, но и множество субъективных моментов, главный из которых – полное игнорирование наших проблем и даже нашего мнения. Элементарный пример: мы, ученые, так и не смогли противостоять тому, что прямо рядом со зданием ЮОНИИ, являющимся фактически одним из культурных центров нашего народа, соорудили гостиничный комплекс и футбольное поле. Хорошо, что удалось вообще остаться в этих стенах, поскольку мало кто знает, что были попытки «прихватить» к комплексу еще и здание ЮОНИИ.

– Еще одной из причин, по которым наша наука заметно затормозилась в своем развитии, многие называют и «переквалификацию», порой вынужденную, некоторых представителей нашего ученого мира «среднего звена» в политиков. В результате образовался серьезный возрастной пробел, разрыв. Поэтому на сегодня сфера науки в нашем государстве фактически «живет» только лишь усилиями старшего поколения наших ученых…

– Это, к сожалению, и есть реалии сегодняшнего дня. Многие из наших молодых ученых ушли в политику, таким образом, приостановив свою научную деятельность на длительный период и не успев воспитать новое следующее поколение. И таких людей действительно немало. Это и Дмитрий Медоев, и Мурат Джиоев, и Юрий Дзиццойты, и Константин Кочиев, и Коста Пухаев…, перечень, к сожалению, для нашей науки, можно продолжить. Я нисколько не хочу, да и не преследую цели принижать их деятельность в политической сфере, но от их «отлучения» от научной работы ущерб для нашего общества, думаю, все же более весомый, чем польза, принесенная собственному народу на политическом поприще.

– В былые времена в сфере науки показательной была обозначенная выше преемственность поколений. Старшие поколения ученых во все времена способствовали приобщению молодых специалистов к научной среде. К примеру, вы являетесь учеником профессора Баграта Техова. Что, на ваш взгляд, необходимо предпринять, чтобы нарушенная за последние годы связь поколений приобрела прежние негласные традиции?

– Это желание должно исходить, прежде всего, от самих молодых. Если начинающий научный сотрудник сам не будет проявлять интереса и упорства в подходе к поставленным задачам, никакие советы и наставления авторитетных коллег ему «погоды» не сделают. Сегодня такие качества, к сожалению, мы наблюдаем лишь в единичных случаях. Одним из таковых редких молодых специалистов на сегодняшний день является этнограф Ирбег Маргиев, хотя ему еще нужно много работать над собой. Но упорство и трудоспособность этого молодого человека позволяют надеяться, что он пополнит этнографический раздел нашей науки современными исследованиями и новыми работами. Однако удручает тот факт, что таких людей – единицы.      

– Становление археологической науки в Южной Осетии неразрывно связано с именем Баграта Техова. Начиная с 50-х годов прошлого века осетинская наука именно благодаря этому крупному ученому вышла на совершенно новый уровень. Какова ситуация в области археологии на сегодняшний день? В последнее время то и дело в разных уголках нашей столицы строители обнаруживают наход-ки, представляющие историческую ценность…

 – В советский период ежегодно проводились 4-5 археологических экспедиций, которые охватывали практически все районы Южной Осетии. Юго-осетинская наука всегда была представлена достойно на международных симпозиумах, а это была серьезная площадка для того, чтобы заявить о себе всему миру. Последние годы археологии не уделяется никакого внимания, нет средств, чтобы организовывать экспедиции и «грамотно» проводить раскопки на нашей территории. Последний раз полноценные археологические раскопки проводились в Чесельтском ущелье в 1990 году. Между тем, на территории нашего государства есть пока еще много неисследованных площадей, где, не стоит сомневаться, сокрыт большой и очень важный для нас объем информации, касающийся прошлого нашего народа. В советские годы грузинские археологи не раз, без ведома наших властей и местных ученых, осуществляли раскопки на территории Южной Осетии, при этом результаты их экспедиций, безусловно, трактовались в выгодном для них свете, как им было удобно, а все находки сразу же вывозились в Тбилиси. Таким образом, на протяжении многих десятков лет «разбазаривалась» наша история. Сегодня есть все условия для того, чтобы, наконец, объективно расставить все точки в вопросах, касающихся исторического наследия наших предков. И в этом аспекте не последнюю роль играет именно археология, ведь можно только догадываться, насколько ценная для нас информация сокрыта под землей, изучить и обнародовать которую можно только лишь в результате проведения полноченных археологических раскопок. Вообще, у нас ощущаются серьезные проблемы не только в обозначенной выше сфере, кризис новых исследований, новых разработок довольно ощутим и в области родного языка, истории нашего народа, очень много «недосказанностей» в этих сферах науки. Поэтому государство должно, наконец, повернуться лицом к проблемам науки, особенно тех ее разделов, которые отражают историческое, культурное и духовное наследие наших предков…

 

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно