Николай Габараев: «Мы осетины до тех пор, пока живет наш национальный язык»

29-11-2013, 21:46, Интервью [просмотров 2072] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Николай Габараев: «Мы осетины до тех пор, пока живет наш национальный язык»Одной из главных задач, стоящих перед осетинским народом на сегодняшний день, безусловно, является сохранение национальной самобытности и культуры, приумножение богатого наследия, доставшегося нам от великих предков. И, пожалуй, важнейшей частью этого великого наследия, основой национальной культуры и самосознания нации является родной язык, – язык, который нуждается в данный момент не только в развитии и совершенствовании, но, в первую очередь, в сохранении и укреплении позиций внутри самого осетинского государства. «Не ΄взаг – нæ хæзна» – слышно в последнее время отовсюду, осетинская интеллигенция бьет тревогу, предлагая различные методы и меры по сохранению этого богатства («хæзна»), но реальные практические шаги наблюдается лишь в единичных случаях, да и то, по причине несистемного характера, не могут, даже при больших усилиях, повлиять на ситуацию. Проблема сохранения родного языка, без преувеличения, наиболее глубинно и остро воспринимаема со стороны тех представителей осетинской научной элиты, которые десятки лет посвятили изучению, развитию и совершенствованию национального языка, внесли весомый вклад в утверждение его позиций. В случае с нашим сегодняшним респондентом это более пяти десятков лет активной плодотворной работы в области языкознания.

Николай Ясонович Габараев – профессор, доктор филологических наук, известный не только в Южной Осетии, но и за ее пределами ученый, своими научными трудами значительно обогативший осетиноведение, продолжающий и сегодня, на девятом десятке лет своей жизни, вести активную научную и преподавательскую работу. Жизнь Николая Ясоновича – это целая эпоха, преисполненная множеством трагических событий и, напротив, радостных мгновений, маленьких и больших Побед. Он прошел всю Великую Отечественную войну, встретив долгожданную Победу в Австрии. Он чудом избежал смерти, получив серьезное ранение на поле боя, но вернулся живым, судьбе было угодно, чтобы он жил и здравствовал на благо своему народу, шаг за шагом поднимаясь на ступени призвания, которому он посвятил всю свою жизнь. На протяжении более чем 50-ти лет Николай Ясонович написал более 100 научных работ по различным вопросам осетинского языкознания, истории осетинского письма, современной осетинской лингвистической терминологии и т. д. По книгам-учебникам Н. Я. Габараева учатся дети в школах Южной и Северной Осетии, он читает лекции по осетинской и русской филологии в Юго-Осетинском Государственном университете им. А. Тибилова. Его заслуги и научные труды столь велики, что перечислить их все и ничего не упустить – дело крайне трудное, но мысль, которая возникает при знакомстве с его научной деятельностью, даже пусть и не глубоком, лишь одна – не может нация, у которой есть ученые столь высочайшего масштаба, позволить себе отстать в вопросах развития и совершенствования родного языка. В предлагаемом ниже интервью Николай Ясонович делится своим видением проблем, стоящих перед нашим народом в области языка.

 

– Николай Ясонович, Вы окончили факультет русской филологии Тбилисского университета, но на практике больше времени и внимания уделяли осетинскому языкознанию…

– Осетиноведением я заинтересовался гораздо раньше, чем окончил названный выше университет, с упоением читал осетинскую литературу и периодику, пробовал даже писать стихи... В период учебы в ВУЗе практически все курсовые работы писал по нартским сказаниям, дипломную работу тоже защитил по теме осетинского фольклора. Хотел даже продолжить учебу в аспирантуре по фольклористике, но завкафедрой нашего ВУЗа убедил меня в перспективности специальности по русской филологии. Тем не менее, на протяжении учебы в аспирантуре мне удавалось совмещать изучение обоих языков, к примеру, кандидатскую диссертацию защитил по фразеологии русского и осетинского языков. Наверно, я хорошо изучил русистику, а вот иранистику, с которой переплетен осетинский язык, знаю, без ложной скромности, хуже, в этой области я самоучка. Поэтому я никогда не занимался изучением этимологии осетинского языка, всегда занимался,  да  сейчас продолжаю изучать современное состояние осетинского языка, в том числе и долгие годы посвятил работе над Толковым словарем осетинского языка.

– Во многом задачи развития и совершенствования родного языка решает издание «Толкового словаря осетинского языка». Два тома этого значимого издания уже увидели свет. Как продвигается работа над оставшимся материалом и какими требованиями Вы руководствуетесь в подготовке и составлении словаря?

– Словарь является нормативным, вобравшим в себя с необходимой полнотой лексику и фразеологию классического, современного литературного и разговорного осетинского языка. В словаре отражено практически все, чего достиг осетинский народ на протяжении всей своей истории, все понятия, которыми он располагает. Это первый «Толковый словарь осетинского языка». Поэтому пришлось решать множество теоретических задач. Очень трудно переводить с осетинского языка на русский, из-за своеобразия первого можно иногда только  приблизительно  донести значение того или иного понятия. Работа над толковым словарем началась еще в 60-е годы прошлого века. Сбором материалов изначально занимались втроем: Дзатте Гугкаев, Замира Цховребова и я. Потом к нам присоединились и другие сотрудники института – Герсан Тедеев, Георгий Джаттиев, Федор Техов, одним словом, практически весь отдел языкознания был задействован в работе и сборе материала для словаря. К сожалению, никто из вышеперечисленных не дожил до радости увидеть Толковый словарь в издании. Это очень печально. Сейчас работу над словарем продолжают еще Валентин Цховребов, Владимир Ванеев.

– Почему, имея фактически на руках готовый материал, ждать выхода в свет столь ценной для осетинского языкознания книги пришлось более четырех десятилетий?

– Первый том мы планировали издать еще в 1968 году, но из-за множества объективных и субъективных причин, этого не случилось. Уже к концу 70-х годов были собраны материалы всех 4-х томов, но издать их не было возможности, во многом из-за нехватки финансовых средств, но были, конечно, и другие причины. В конце 60-х возникла идея о назначении главным редактором Василия Ивановича Абаева, меня отстранили. Я доказывал, что В. Абаев, выдающийся и гениальный языковед, не сможет заниматься работой над словарем чисто физически, ведь эта работа предполагала ежедневный кропотливый труд. Так оно и вышло. В конечном итоге планировалось издать первый том словаря в 1989 году, но начались известные события на нашей земле, всем стало не до словаря и к этому вопросу мы вернулись лишь спустя долгие годы. Сейчас уже издан 2-й том Толкового словаря, готов к изданию и третий, продолжается работа над четвертым, заключительным томом. Работаем мы интенсивно, предстоит еще обработать объемный материал. Над словарем работали несколько поколений осетинских ученых, это достижение не только каждого из нас, работавших над ним, но в целом и осетинской науки XX-XXI веков. Многозначность осетинских слов в состоянии передать только Толковый словарь. В данном издании каждое слово переводится еще и на русский язык, поэтому в какой-то степени этот словарь является двуязычным. Книга станет настольной для тех, кто пишет на осетинском языке, а также будет вспомогательной для тех, кто учит язык или совершенствуется в нем.

– Мы постоянно и много говорим о том, чтобы упрочить позиции осетинского языка и, кажется, что все предпосылки для этого у нации есть, но наблюдаемая ситуация не радует благоприятной картиной. Это тот случай, когда применимо известное «шаг вперед – два назад». Но из любой ситуации должен быть выход. Каким он Вам представляется?

– Мы говорим о том, чтобы упрочить позиции родного языка, развивать и совершенствовать его, но с тем ослабленным уровнем национального самосознания, которое мы, к сожалению, наблюдаем в настоящее время, добиться положительных результатов в развитии нации, в том числе и в сфере языка, будет крайне затруднительно. Я наблюдаю за жизнью многих народов Кавказа, да, впрочем, и не только, и исходя из их жизненных правил прихожу к неутешительным выводам в отношении собственного народа. В единстве нации, когда каждая проблема родного народа воспринимается как личная, есть сила. Яркий пример тому – евреи. Их уничтожали, причем не раз, запрещали их язык, иврит подвергался ассимиляции, но стержень нации, который оставался непоколебимым, собирал вокруг себя лучшие умы нации, и расцветал с новой силой. Где бы ни жили евреи, независимо от численности, пускай  их, к примеру, только человек десять, они чтят свою культуру, свой язык, свои традиции и все вокруг знают, представители такой национальности живут среди них. Это может вызывать только уважение. Тоже самое можно сказать и о армянах. Мы, осетины, напротив, имеем обыкновение «растворяться» среди других народов. Стоит осетину год-другой пожить в России или за границей, он зачастую начинает терять свои корни, причем довольно легко и безболезненно. И все бы ничего, если бы такая ситуация не наблюдалась внутри самого осетинского государства, имеется в виду как Юг, так и Север Осетии. Пройдясь по улицам Владикавказа, осетинскую речь можно услышать лишь изредка, молодежь, да и старшее поколение в основном разговаривают на русском языке. В Южной Осетии ситуация, конечно же, лучше, но тот уровень владения родным языком, который мы слышим ежедневно, даже с натяжкой нельзя назвать приемлемым. Мы часто собираемся и говорим о проблемах языка и их устранении, но недостаточно внимания уделяем тому, какая работа должна предшествовать поэтапному развитию языка на всех уровнях. Главными звеньями, безусловно, являются школа, театр, телевидение, радио и печатные СМИ (в первую очередь, осетиноязычные). Театра нет, школы свою функцию по изучению языка вроде бы выполняют. В этой ситуации главный груз ответственности за популяризацию родного языка ложится на СМИ, но тот уровень, который мы наблюдаем в их работе сегодня, далек от необходимого. За последнее время наше национальное телевидение увеличило объем вещания передач на осетинском языке, но это нельзя считать достаточным. Телевидение призвано освещать все, что относится в той или иной степени к истории, культуре, фольклору, языку и литературе нашего народа. Всего этого нет. Нужно больше времени уделять освещению эпизодов нашей истории, посредством воздействия ТВ на сознание народа прививать любовь к осетинской литературе, знакомить зрителя с творчеством осетинских классиков. Естественно, для этой цели нужно привлечь специалистов, располагающих возможностью на должном уровне донести это до зрителей, слушателей. У нас очень много людей, которым есть чем заинтересовать зрителей перед экраном телевизоров и слушающих радио, которым есть что сказать, причем сказать на высоком культурном уровне, но, к сожалению, нет людей, которые бы организовали их работу. Эта ответственность лежит на руководителях СМИ. Такое замечание касается  не  только ТВ, но и печатных осетиноязычных изданий. В том виде, в котором в настоящее время до нас доходят газета и журнал, они не могут заинтересовать читателя. Подача материалов на осетинском языке весьма скудная, и однообразная, очень часто на станицах изданий печатаются поэтические произведения, которые, на мой взгляд, ничего общего с поэзией не имеют, или рассказы и новеллы, которые никак нельзя классифицировать как произведения литературы. Воспитывать на такой литературе подрастающее поколение – действовать себе во вред. В то же время актуален и другой вопрос: много ли осталось людей, которые читают осетинскую книгу? Мы устранились от осетинской книги, что напрямую взаимосвязано с положением национального языка. Между тем, лучшая часть нашей художественной литературы не уступает признанным стандартам мировой классической литературы. Насколько глубоки, объемны и богаты осетинское народное творчество, осетинский художественный язык бессмертной прозы Секъа Гæдиаты и Арсена Коцойты, уникальные произведения Елбыздыхъо Брытъиаты, Цомахъа Гæдиаты, Чермена Беджызаты, Куыдзæга Дзесты и других классиков, а мы ведем себя так, что эти шедевры нашей литературы никому не нужны. Возможностей развития языка у нас много, но никто ничего не делает. Те одноразовые акции по спасению языка, собрания, где очень часто о проблемах языка мы умудряемся вести обсуждение на русском языке, единичные материалы в СМИ, которые мы наблюдаем, всего лишь носят характер навязчивой агитации, и суммарно кажутся мероприятиями «для галочки».

– Вопрос развития языка, в числе прочего, тесно переплетен и с процессом развития науки в области языкознания. Почему, на Ваш взгляд, кризис в сфере науки затягивается и насколько негативно это может отразиться на будущих перспективах развития национального языка?

– У нас достаточно много ученых-языковедов, имеющих богатые научные работы. Но это лишь теоретическое развитие языка, научные работники могут сколько угодно публиковать свои исследования и труды, однако широким массам они недоступны. В самом начале нашей беседы мы говорили об огромном значении издания «Толкового словаря осетинского языка». Да, бесспорно значимое событие в осетинском языкознании, но станут ли наши с вами соотечественники лучше изучать родной язык или разговаривать на нем, оттого что осетинская наука сделала очередной шаг вперед? То же самое  можно сказать и о других научных открытиях и исследованиях в осетиноведении. Язык должен развиваться практически, на нем должны говорить те, кому он принадлежит по национальному праву. С помощью развития науки мы не можем привить патриотизм каждому представителю нации, никого не заставим разговаривать на родном языке. Ответственность за спасение и развитие языка лежит на каждом осетине. Мне кажется, что мы должны прийти к ситуации, когда не владеть родным языком будет стыдно для каждого. Осетинская речь должна именно звучать, люди изменят свое отношение к родному языку, если ежедневно будут слышать грамотную, красивую речь. Большая ответственность и на должностных лицах руководящих структур нашего государства, именно они, в свою очередь должны требовать больше ответственности от тех, кто по роду деятельности несет обязательства за пропаганду и популяризацию национального языка. И каждый должен знать, что его бездействие может быть наказуемо. И не на словах. Проблемы нации, главной из которых является на сегодняшний день язык, мы должны решать сообща, забыв о распространенных среди нашей нации «Ды мæнæй цæмæй лæгдæр дæ?» или «Мæнмæ нæ хауы, æндæр исчи йæ саразæд».

– Николай Ясонович, у большинства из нас, будем откровенны, серьезные проблемы и с культурой речи на родном языке, и вовсе не потому, что нет желания красиво говорить на национальном языке, это просто годами выработанная привычка. Как совершенствовать свою речь?

– Культура речи – это сложнейший вопрос. Культура языка сводится не к тому, что культурный человек не может употреблять в своей речи неприличных слов. В лексической системе нашего языка помимо иноязычных слов упрочились и много слов-паразитов. Я в одной из своих работ приводил такой пример: «Уæртæ ма йедæн зæгъ æмæ йедты дæлæмæ райед кæна». Наверняка, вы часто слышите подобные предложения, ибо этим словом-паразитом пользуются многие. Сотнями, тысячами исчезают наши древние слова, их место занимают такие слова-паразиты и уродливые гибриды. Никого не удивляет, что вместо звучного осетинского «байрæджы кæнын» большинство из нас говорит «сапъаздат кæнын». Мы совершенно перестали употреблять числительные на осетинском языке. Нам легче сказать «десять рублей» вместо «дæс сомы». Никто и не додумается дать свой номер телефона, выговорив цифры на осетинском языке. Если мы считаем, что язык – наше богатство, то у каждого слова должна быть цена. Как совершенствовать свою речь, как развивать культуру  речи?  Главное,  больше  говорить на родном языке, и иметь желание обогащать  свой  лексикон  новыми  словами.  И  не  забывать  о  том,  что  мы  осетины до тех пор, пока живет наш национальный язык...

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Популярно