Алан Козонов: «Развитие в Южной Осетии, на примере других стран какого-то конкретного направления в медицине, к примеру, лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта, идея с «политической» перспективой»

15-11-2017, 11:15, Интервью [просмотров 75] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Алан Козонов: «Развитие в Южной Осетии, на примере других стран какого-то конкретного направления в медицине, к примеру, лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта, идея с «политической» перспективой»В послевоенной разрушенной Южной Осетии, в далеком 2008 году, сразу после завершения пятидневной войны, образовалась новая структура, названная Наблюдательным Советом, деятельность которого свелась к контролю за средствами так называемого спецсчета, на котором аккумулировались финансовые средства, поступавшие в республику в качестве гуманитарной помощи со всех уголков России и не только. Деятельность Совета с первых дней начала работы сопровождалась всевозможными скандалами, всякими слухами и домыслами относительно справедливости распределения «народных» денег. Были ли для этого основания, утверждать невозможно, но «подпитывались» подобные «разоблачительные» рассказы отчасти и в силу непрозрачности проводимой Наблюдательным Советом работы. Уже шесть месяцев совет, контролирующий Спецсчет, возглавляет Алан Козонов, Председатель Парламентского комитета по здравоохранению и социальной политике, который полностью опровергает наличие каких-либо фактов коррупционного характера. Об этом и некоторых вопросах системы здравоохранения наша небольшая беседа.

– Алан Дударович, что из себя представляет на сегодняшний день работа Наблюдательного совета? Насколько прозрачной является Ваша деятельность и о каких объемах помощи можно говорить?

– Следует отметить, что денежные средства, которые на сегодняшний день аккумулированы на счету Наблюдательного совета – это сумма в размере 144 млн. рублей. С этой суммы и идет начисление процентов, под которые они, собственно, и заложены в банке. От этих «набегающих» девяти процентов мы и оказываем помощь, сумма которой ежемесячно составляет один миллион сорок тысяч рублей. Из этой суммы порядка 500 тысяч уходит на ежемесячную помощь различным категориям граждан, имеющим проблемы со здоровьем. Первая категория, получающая помощь на постоянной основе – это больные с почечной недостаточностью, которым необходим гемодиализ. Таких граждан, состоящих на учете в Минздраве, у нас в республике 19. Ежемесячно этим людям из средств Наблюдательного фонда выделяется 380 тысяч, по 20 тысяч на каждого. Эта помощь будет осуществляться до тех пор, пока в нашей больнице не заработает отделение гемодиализа, где нуждающиеся в этом пациенты будут получать квалифицированную бесплатную помощь. Далее в числе наших адресатов помощи дети, которые страдают ДЦП. Раз в квартал мы оказываем помощь и этой категории. Ну и, третья, скажем так, постоянная категория, это онкологические больные. Одним словом, помощь, которую мы оказываем указанным категориям нуждающихся, составляет порядка 500-550 тысяч рублей ежемесячно. Оставшаяся сумма, а она, следует признать, очень и очень скромная, исходя из запросов, которые, прямо скажем, потоком идут в наш адрес, остается для оказания помощи другим нашим гражданам, которые также нуждаются в помощи. Здесь и оказание помощи по оплате дорожных расходов гражданам, направляемым Минздравом на лечение в клиники РФ, и многодетные семьи, и малоимущие граждане... Очень часто средствами Наблюдательного совета оплачиваются медицинские услуги и тем нашим гражданам, которых невозможно направить на операции в российские клиники по линии Минздрава, в виду отсутствия у них гражданства РФ. В октябре, к примеру, в адрес Наблюдательного фонда было направлено свыше ста заявлений с просьбой об оказании финансовой помощи. Безусловно, те средства, которые мы имеем в распоряжении ежемесячно, не могут охватить всех нуждающихся, поэтому мы, комиссия из шести человек, стараемся решить вопрос оказания помощи в пользу тех, кто в этом более остро нуждается. Идет, конечно же, очень большая нагрузка в моральном плане, каждому сложно объяснить, почему мы в данный момент не можем ему оказать помощь.

– Тем не менее, деятельность Наблюдательного совета находится под пристальным вниманием общества с момента его образования. Тема справедливости распределения средств завсе эти годы периодически становится основанием для определенного возмущения. Называются какие-то мифические суммы, ушедшие и уходящие «налево», смакуются факты коррупционного характера, и как итог – деятельность руководителей наблюдательного Совета прежних лет обволакивалась огромным клубком негатива…

– Я возглавляю Наблюдательный совет около шести месяцев. Но и до этого, три года в качестве представителя Парламента, участвовал в его работе. За это время ни о каких фактах коррупционного характера говорить не приходится. Еще раз хочу отметить, Совет – орган коллегиальный. Все решения об оказании помощи принимаются по результатам голосования, поэтому говорить о том, что кто-то там что-то мог или может присвоить, мягко говоря, не совсем справедливо. Единственный факт, который я могу отметить это то, что по просьбе экс-президента Тибилова, со спецсчета была снята сумма в порядка 10 млн. рублей, которая была направлена на строительство жилья нескольким семьям, которые по тем или иным причинам не смогли добиться решения своих жилищных проблем в рамках помощи, поступающей из РФ. Никаких иных дел, противоречащих уставу, согласно которому мы работаем, я отметить не могу. Потому что их попросту нет. Каждый из членов Наблюдательного совета по итогам заседания расписывается на каждой странице протокола.

– Отмечая огромный поток обращающихся за помощью граждан, присутствует и понимание того, что наша система здравоохранения на сегодняшний день не соответствует даже элементарным запросам населения. И это на фоне роста заболеваемости. Не говоря уже о критических показателях онкологии, наблюдается рост сердечно-сосудистых заболеваний. Мы теряем достаточно молодых людей зачастую из-за отсталости нашей системы здравоохранения. Понятно, что вопросами разовой какой-то помощи отдельным гражданам имеющиеся проблемы здоровья нации не решить…

– Согласно официальной статистике, еще несколько лет назад показатели по заболеваемости онкологией снижались. По крайней мере, Минздрав упорно предоставлял такие данные. Однако, как бы мы этого не скрывали и не хотели, в Южной Осетии, так же как и во всем мире, наблюдается рост показателей заболеваемости онкологией. Более того, онкология за последние годы заметно помолодела. Я это могу утверждать небезосновательно, по количеству обратившихся за помощью через Наблюдательный совет. Что мы должны делать? К сожалению, дальше простой констатации фактов у нас дело не продвигается. Я сам неоднократно обращался к руководителю «Югосетпотребнадзор»-а с официальными письмами, с устными заявлениями, выражал свою обеспокоенность и призывал, чтобы мы провели мониторинг. Все говорят о вреде рентгена на границе с Южной Осетией и Россией, также есть опасения, что через границу в Ленингорском районе в республику завозятся отравленные фрукты и овощи. Я призывал проверить хотя бы эти направления. Хотя бы имеющимися у нас средствами и возможностями, с помощью тех же дозиметров, которые определяют уровень нитритов и нитратов. Также указывал на то, что если не хватает технических средств для проведения мониторинга, можем обратиться к коллегам из РФ, чтобы помогли нам провести анализы почвы, воды, воздуха, в конце концов. Однако, никакой ответной реакции на мое предложение не последовало. Озабоченность не должна быть только декларативного характера, но и быть толчком к каким-то практическим действиям. Это один момент. Второй момент. Может быть по объективным, а где-то и субъективным причинам мы не можем все заболевания купировать. Если какие-то моменты мы по тем или иным причинам не можем контролировать и преодолевать, в том числе и онкологию, и сердечно-сосудистые заболевания, но есть и другие показатели, по которым мы тоже не дорабатываем.

К примеру, с заявленной борьбы с бешенством прошло два года, но мы не добились фактически никаких результатов. Два года назад наш комитет в Парламенте инициировал законопроект о запрете курения в общественных местах. По аналогии с РФ нам надо запретить в магазинах визуальное восприятие табачных изделий и алкоголя, чтобы этот ассортимент хотя бы не бросался потребителю в глаза. А в ночное время и вовсе запретить к продаже алкоголь и табачные изделия. Наше общество приходит к тому, что требуется некоторая жесткость и категоричность. В конце-концов, есть продукты питания, продажу которых попросту необходимо запретить по Республике. И это в наших силах. Однако, только административной ответственностью эти проявления не искоренить. Параллельно необходимо пропагандировать здоровый образ жизни. И это не какие-то разовые акции. Эта комплексная программа повязана не только и не столько на министерстве здравоохранения, здесь должны быть задействованы и другие ведомства, в частности, МВД, министерство образования, Комитет по делам молодежи и т.д. И нужно немедленно разработать программу по демографии.

– Мы выстраиваем всю нашу работу с оглядкой на российскую модель, в том числе и в сфере здравоохранения. Между тем, отдельные западные страны усиливают отдельные направления в сфере здравоохранения и таким образом заявляют о себе миру. Лучшее лечение онкологических больных – это, безусловно, в Израиле, нейрохирургия наиболее развита в Германии, Белоруссия взялась за стоматологическуюимплантологию, и даже не самая передовая в технологиях Индия сделала серьезный рывок вперед по отдельным направлениям в медицине. Небольшая Южная Осетия тоже имеет свой потенциал. Видимо назрела необходимость усиления одной какой-то направленности, чтобы сюда приезжали лечиться и из-за пределов республики. А то получается, что мы в последние годы строим и строим медицинские объекты, а люди продолжают в обход местной медицины решать вопросы со здоровьем за пределами нашего государства. Наша газета уже поднимала данную проблему и предлагала конкретное направление, в котором Южная Осетия в сфере здравоохранения, по примеру вышеуказанных стран, может стать привлекательной, скажем, в лечении болезней желудочно-кишечного тракта, когда в помощь официальной медицине могут быть привлечены и уникальные природные источники, имеющиеся на нашей территории? Ведь если наша страна полноценно займет указанную нишу в мировом негласном разделении медицинских направлений, а это на наш взгляд вполне возможно, то это явится и своего рода параллельным шагом и к политическому признанию, поскольку люди со всего мира за качественной медицинской помощью в лечении болезней желудочно-кишечного тракта будут стремиться сюда.

– Это очень хорошая идея, и ее, на мой взгляд, надо развивать. Тем более, что как Вы подметили, все составляющие подобного лечения у нас есть. Кстати, не только на Западе, но и в России каждый субъект хочет привнести что то свое и «зарезервировать» за собой возможность развивать какое-то конкретное направление. И такая позиция верна. Что касается нашей Республики, то здесь можно развивать медицинские центры не только по заболеваниям желудочно-кишечного тракта, но и по опорно-двигательной системе, бронхолегочных заболеваний. Наш климат этому способствует и то что мы сегодня этим никак не пользуемся, безусловно, нас не оправдывает. Почему люди ездят в Фиагдон, в Архыз. Потому что там медикаментозное лечение идет параллельно с санаторно-курортным. Буквально недавно я встречался с Татьяной Барышевой, главным неврологом Москвы, мы говорили о заболеваниях нервной системы у детей. И Барышева выразила мнение, что здесь неплохо было бы основать детский центр по лечению детей, которые страдают ДЦП, для этого, по ее мнению, здесь есть все необходимое. Однако она отметила, что инициатива должна исходить от нас самих. А таких инициатив, к сожалению, наши российские партнеры от нас сегодня получают мало.

– Строим объекты, сдаем ежегодно медицинские центры, но получить качественную помощь по-прежнему невозможно. И по-прежнему идет отток пациентов за пределы страны. И здесь главная проблема – вопрос отсутствия квалифицированных кадров. Старшее поколение врачей, врачей с именем, в силу возраста уже не поспевают за новыми веяниями в медицине, молодежь себя пока проявляет слабо. К тому же, есть моменты, когда ссылаясь на отсутствие мест, молодые, вернувшиеся после учебы специалисты, остаются без работы. И в этой ситуации время работает против нас…

– Действительно, по ряду специальностей у нас устроиться на работу фактически невозможно. Тут разные причины. В том числе и невозможность устроиться по специальности. В России, кстати, очень удачно стала работать практика наставничества, когда по достижении определенного возраста, после выхода на пенсию врачи переходят в категорию наставников, консультантов, и таким образом передают свои навыки пришедшим на их места более молодым коллегам. Было бы неплохо внедрить подобную практику и у нас в Республике. А то получается коллапс какой-то. В больнице продолжают работать врачи которые уже по 5-10 лет не ведут нормальную врачебную практику, не делают операции и т.д. Безусловно, это люди с огромными заслугами, отработавшие на совесть в тяжелые для страны времена, но как-то безболезненно этот вопрос уже пора решать. И, как я выше сказал, для этого вполне подходит практика наставничества. Т.е. люди выводятся за штат, но продолжают консультировать своих молодых коллег за определенное финансовое награждение.

И еще один момент. У нас у всех врачей одинаковый оклад. Одинаковая ставка. Есть врачи, которые принимают в день до 20 пациентов, есть врачи, которые могут не принять ни одного. В таком случае зарплата должна быть дифференцированной. Если человек не вырабатывает, то следует ему понизить ставку, чтобы врачи были заинтересованы в добросовестной работе. Это весьма непопулярный подход, но думаю, что итоги от такого новшества будут существенные. Да и попросту так будет, на мой взгляд, справедливо. Врач сам будет заинтересован в повышении своей квалификации, развивать свои познания, если от этого будет зависеть увеличение количество пациентов.

– И еще один аспект. Наши граждане продолжают искать квалифицированную помощь в соседней Грузии. Количество их растет и есть даже мнение о наложении запретов на выезд за лечением на территорию соседней страны.

– В 2012 году количество выехавших в соседнюю Грузию на лечение было всего 63 человека. В 2016 уже более 260. Рост более чем в четыре раза. Лично я категорически против запретительных мер, тем более, когда речь идет о жизни и смерти.

Другое дело, что нам самим надо развивать свою медицину, делать ее привлекательной и доступной для населения. Только в таком случае необходимость искать квалифицированную помощь в других государствах отпадет сама по себе. Наоборот, как мы уже говорили выше, больные из-за пределов Южной Осетии потянутся к нам. Но пока, к сожалению, этого нет, и перспектива не просматривается.

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно