Минеральная вода «Аландон» – здоровье сквозь столетие

15-11-2017, 11:11, Интервью [просмотров 191] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

 Минеральная вода «Аландон» – здоровье сквозь столетиеКоличество источников минеральной воды в Дзауском районе Южной Осетии не счесть, они есть практически в каждом высокогорном селе, при этом разнятся по лечебным свойствам, вкусу, запаху. Одни извергаются бурным потоком, вливаясь в многоводные реки, другие текут маленькими ручейками. И, видимо, именно такое обилие родников на нашей земле и породило имеющееся пренебрежительное отношение населения к природным богатствам.

Долгое время многие скептически относились к предположениям, что на воде можно заработать. Первым опровергнуть этот «миф» взялся предприниматель Владимир Босиков. Продукция его фирмы ООО «Атей» появилась на рынке в начале 2015 года. До этого бизнесмен прошел долгие бюрократические процедуры по оформлению бизнеса и параллельно еще обошел многие минеральные источники Южной Осетии в поисках оптимального варианта. Теперь у него в аренде несколько соток земли в ныне опустевшем уже селе Згъубир, построен завод по производству воды «Аландон» и далеко идущие планы. О планах чуть ниже. А вот что касается выпускаемой им лечебно-столовой воды «Аландон», то она рекомендована при сахарном диабете, варикозе, артрозе, заболеваниях сердца... А совсем недавно фирма стала еще и партнером российской компании «Владимирский стандарт», выпускающей минеральную воду под маркой «Осетинская». В интервью газете «Республика» Владимир Босиков рассказал о трудностях малого бизнеса в Южной Осетии, о природных богатствах и путях выхода из иждивенческого состояния и собственных планах по расширению и покорению зарубежных рынков.

– Когда Вы основывали свой бизнес по производству воды – это был несколько рискованный шаг, учитывая, что в маленькой Южной Осетии к тому времени уже господствовало госпредприятие с устоявшейся торговой маркой «Багиата» и практически в каждом ущелье имеется своя лечебная вода.

– Рискованным затея была только в том плане, что никто не ожидал, что производство воды может быть рентабельным. Мы долго шли к выпуску – готовили документацию, определялись с источником, оформляли... Меня многие предупреждали, что мне не дадут работать, поэтому я тщательно подготовился, собрал всю необходимую документацию и оформил все четко, по закону – прошел все проверки и получил лицензию на недропользование. Теперь участок в селении Згъубир у меня в аренде сроком на 25 лет. Доступ для частных лиц и населения, безусловно, есть. Воду я не добываю – она идет из скалы, как родник. В 200 метрах от источника в 2014 году я построил завод. И, действительно, оказался, фактически, первопроходцем среди частников. Первая партия, а первоначально вода выходила под брендом «Суар», появилась в 2015 году. На сегодня же завод выпускает 1400 бутылок в час, хотя мощности завода намного выше – до 20 тысяч бутылок в сутки.

– Перед началом производства Вы исследовали многие минеральные источники страны. Чем же покорила именно згъубирская вода?

– Я, действительно, исследовал множество источников, побывал во всех ущельях. Згъубирская вода, в первую очередь, прекрасна своими вкусовыми качествами, подходила она и по дебету воды, свою роль также сыграла и доступная инфраструктура – источник находится в 4,5 километрах от ТрансКАМа. Мы сделал анализы, и они показали хороший результат. Более того, в НИИ курортологии Пятигорска было сказано, что таких анализов до этого они не встречали, поскольку, по их данным, состав микроэлементов вышел на границу между столовой и лечебной водой, чего сложно добиться даже при искусственной минерализации... Как позже удалось выяснить, оказывается в период заката советской системы грузины, прознав о полезных свойствах згъубирского источника, намеревались построить здесь завод. Был готов проект, обозначены сроки начала строительства, при этом по объемам завод был сравнимым с боржомским и рассматривался как замена советской брендовой воды. Такая вот история…

– Недавно юго-осетинский «Аландон» объединился с российским «Владимирским стандартом». Как и почему произошло слияние с российской фирмой?

– Это не столько слияние, сколько взаимовыгодное партнерство. Почему?.. Если честно, я попросту устал стучаться в закрытые двери. Два года я работаю, и несу большие расходы. Нет, фирма не убыточная, но воду нужно продвигать на российский рынок. Топтание на месте бесперспективно. Содержание завода, обходится дорого, а продажи небольшие. Если бы у меня были средства на продвижение своего продукта – на рекламные кампании, то подобного вопроса бы не было. Завод построен, но отдельно нужно вложиться и в сбыт. Там, где «Багиата» продает 15 тысяч бутылок, я только 500 штук. И если данное госпредприятие может позволить себе потратиться на рекламу – то я нет. К примеру, мне многие говорят, что «Аландон» лучше, но продажи ведь от этого не растут. Для людей чисто интуитивно понятие минеральной воды пока все еще ассоциируют непосредственно с «Багиатой». Пусть «Аландон» и лучше. А от привычек, как известно, никто сразу не избавляется smile . Нужно время.

Что касается «Владимирского стандарта», то мне были предложены хорошие условия, и я согласился. Мы стали партнерами. С каждой бутылки я получаю определенные дивиденды. У них не было своей линии, и я им выпускаю полуторалитровые бутылки «Осетинской» на экспорт. Эта та же вода с згъубирского источника, но в другой таре и под другим брендом. У них сейчас тоже нет продаж, ведутся переговоры с «Азбукой вкуса» и «Пятерочкой». Но пока нет результатов. Преимущества же совместной работы заключаются в том, что они вкладываются в раскрутку продукции.

Кстати, в скором времени, на рынок выходит вода «Аландон» и «Осетинская» без газа. Это также будет одна вода из Чесельтского источника. Кроме того, появится новая этикетка для «Осетинской», новый дизайн на 300 тысяч уже заказан в Москве. «Аландон» также чуть поменяется, наша вода появится в пол-литровой стеклянной таре.

– То есть на правительственных совещаниях и встречах на столах можно будет увидеть бутылки «Аландон»? Ведь на подобных уровнях приветствуется именно стеклянная тара, а не пластик.

– Это вряд ли. К сожалению, не в упаковке дело, а в общей постановке вопроса... Небольшой пример, недавно делегация Минэкономразвития поехала в Луганск и презентовала там продукты юго-осетинского производства. Так вот, воду повезли не «Аландон», а «Осетинскую»... Почему такой выбор – сказать трудно. Тем более, что источник-то один… Обозначенная проблема не нынешнего времени, как некоторые могут интерпретировать мои слова. Подобную странную политику Правительство ведет не год и не два, а последние десятилетия… Я не против того, чтобы раскручивали российскую фирму, но мне, как местному производителю, освоившему эту нишу с нуля, без помощи государства, она необходимее. Понимая ситуацию, Президент нашей Республики Анатолий Бибилов обещал помочь вывезти нашу воду в Донецк. И это понимание дорогого стоит.

– После августа 2008 года основные силы были направлены на восстановление разрушенного в ходе войны жилья и инфраструктуры. 2014 год замыкал восстановительный процесс, и должно было наступить время экономического возрождения. Дал ли новый этап, в итоге, какие-нибудь возможности для бизнеса?

– Честно? Я участвую во всех программах, они объявляются каждый год, но за обозначенные три года все зачастую ограничивается красивыми слоганами. К примеру, московская программа, реализуемая через Инвестиционное агентство была закрыта из-за… неэффективности. А она была серьезным шансом выйти из существующего экономического положения. При этом фактически были реализованы только заявки от «Vincenzo» и «Растдона». Подавал ли я заявку? Безусловно. Но лично мне ответили, что я не подхожу по требованиям, потому что финансирование ориентировано на реальный сектор, а я работаю в горах. При этом почему-то не учитывалось, что ООО «Атей» производитель экспортоориентированной продукции.

Другой пример. В 2014 году через Инвестагентство, ВТБ банк выдавали кредиты на 10% годовых без залога, и там были практически неограниченные средства. Но схожий с моим проектом подал проект и другой предприниматель. В итоге на эти средства он в Едисе строит завод по производству воды. При этом его проект на 80 миллионов прошел одобрение, а мой на 20 миллионов, с уже существующим производством, нет. При этом у меня к проекту прилагались договора с северо-осетинскими предпринимателями и уже с «Владимирским стандартом».

Поймите меня правильно, я не против развития бизнеса других предпринимателей. Есть еще предприятия по розливу воды, которые только на стадии планируемого запуска. Они ко мне обращаются за советом, и я им, конечно же, помогаю. Для меня они не потенциальные конкуренты. Все мы ориентированы на внешние рынки, а там мы не встретимся. Я порой просто не понимаю логику подобных решений…

– В последние годы все четче проявляется понятие, что Республике давно уже пора подумать о собственных производствах, необходима самореализация. Полноценная дотация не признак развития. Какое еще направление, кроме минеральных источников, можно развивать в Южной Осетии?

– У нас масса природных богатств, разрабатывая которые мы сможем войти в круг стран с развитой экономкой. Тут главное, что называется не зверствовать, не форсировать процесс и, что очень важно, делать все без ущерба для природы. Элементарный пример. У нас очень много т.н. переспелой древесины, которую, без ущерба, можно добывать в год около 100 тысяч кубов. При правильном подходе к вопросу, это можно проводить не то что без вреда, а наоборот с пользой для лесных массивов, потому что они переспели, сами начинают засыхать и не дают расти поросли. Это вам подтвердят в лесхозе. Другой пример. Недавно я обнаружил месторождение туфа. О нем еще в 1937 году прошлого столетия во время союзной экспедиции говорили русские геологи. Так вот, этот камень элементарно нарезаешь пилой и продаёшь, вместо того, чтобы везти его из-за тридевять земель. Он недорогой, красивый и прекрасный строительный материал. Далее – нефть. Я не говорю, что Южная Осетия станет экспортером черного топлива, но обеспечить себя дешёвым топливом мы вполне можем. Это звучит может нереально, но перекачка и переработка нефти стоит недорого. В той же Северной Осетии в Алагирском районе я знаю у двух частников нефтеперерабатывающие мини-заводы. И это еще не все. Почему у нас асфальт дорогой? Потому что мазут, на котором он варится, везут из России. А если у нас будет свое топливо? А ведь это продукт переработки нефти. То есть, грубо, бензин идет на нужды населения, ну и продукт переработки не пропадет.

Кстати, до войны 2008 года представители Питерского геологоразведочного института проработали здесь четыре года, после чего глава этого института заявил, что подобной аномалии он еще не встречал. Он имел опыт работы во многих нефтяных державах и под аномалией имел в виду имеющееся количество чистой нефти на таком маленьком клочке земли. Он назвал два бассейна – дзауский и квайсинский. Также было указанно, что наши источники предположительно являются каспийским бассейном. Можно привести и другие примеры.

Что же касается наших водных источников, то ими интересуются иранцы, китайцы и Россия с ее населением в 146 миллионов. На сегодня очень слабо работает над экспортом Багиатский наливочный завод. Да, в Северной Осетии по воде лидер продаж «Багиата». Только к нашему госпредприятию эти продажи не имеют никакого отношения. Три завода на севере подделывают эту воду, и с этим никто не борется. Внешне эта вода выглядит как наша «Багиата», но по вкусовым качествам и лечебным свойствам ничего общего с ней не имеет, поскольку банально заливается из-под крана. Между тем, производство воды очень перспективное дело, ее в нашем случае по сути и добывать не надо. Просто фильтруешь и газируешь.

– Перед началом беседы Вы сказали о больших планах вокруг уже работающего бизнеса по производству минеральной воды.

– Для начала я должен сказать, что Згъубир – это райское место. Я попросту влюблён в этот край. И здесь на основе этой прекрасной воды, я планирую построить водолечебницу, поскольку згъубирская вода уникальна по своим свойствам. Она помогает при варикозе, артрозе, диабете и сердечных заболеваниях. В планах и строительство центра восстановительной медицины.

Кроме того, здесь прекрасные виды и маршруты, достопримечательности в виде башен и крепостей. Недалеко расположены селения Сба, Дзомагъ, Тли, Брытъат – все Урстуальское ущелье. Недалеко от завода небольшая поляна, которая бурлит разными минеральными источниками – они даже по цветам разнятся, кто-то с серым отливом, есть с желтым оттенком, есть с белым, а есть и с прозрачночистым. Хочу построить здесь большое шато на европейский манер, но связав его с нашим национальном духом и историей. Разводить лошадей. А в будущем мечтаю построить здесь альпийский лагерь. Многое уже запланировано и даже запроектировано. И если наши партнёрские отношения с российской компанией начнут приносить доход, возможно, уже весной начну строить. Я уверен, что когда-нибудь, но Згъубир обязательно станет раем для путешественников. И поверьте, это не фантазии, а вполне реальная перспектива. Вот увидите…

Фатима Плион

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно