На перекрестках судьбы: Россия – Южная Осетия –Грузия

На перекрестках судьбы: Россия – Южная Осетия –Грузия(продолжение, начало в №№ 51-57, 60-64, 68-96)

В нашем ретроспективном обзоре мы прослеживаем далекое и близкое прошлое юга Осетии в русле исторических процессов, которые происходили на Кавказе со времен седой старины до наших дней. Эта тема актуальна в год 10-летия признания независимости РЮО Российской Федерацией. Эпохальному дню 26 августа 2008 года предшествовали события вековой давности, которые во многом определили сегодняшние политические реалии.

В феврале 1921 года 11 Красная армия входит в Грузию, и судьба меньшевистского правительства была предрешена. Ранее во Владикавказе был создан юго-осетинский Революционный комитет (Ревком) и определен его персональный состав. Шло также формирование партизанского отряда и его резервного отряда – эти отряды возглавлялись Сергеем и Тото Гаглоевыми. К вооруженному выступлению была готова и регулярная осетинская бригада, ранее участвовавшая в разгроме Врангеля, но ее ряды, в особенности после сражения под Кисловодском, нуждались в пополнении и доукомплектование бригады провели за счет беженцев. В подготовке отрядов к вооруженному изгнанию грузинских оккупантов из Южной Осетии приняли участие «революционные силы» Северной Осетии.

1 марта хорошо организованные отряды Осетии вышли на исходные позиции и 5 марта 1921 года заняли Цхинвал – первыми в город вошел резервный отряд Тото Гаглоева. Отдельный вооруженный отряд, сформированный Дзандаром Такоевым, выступил из Дигорского ущелья. Преодолев сложный перевал, он вступил в бой с правительственными войсками в ущелье Рачи Западной Грузии. Отряд Такоева в упорных боях не только освободил от меньшевиков Рачу, но и участвовал в изгнании контрреволюционных сил из Западной Грузии. В приветствиях рачинского Ревкома и Ревкома Кутаиси с искренним восторгом отмечали, что «отряд этот, несмотря на непреодолимые препятствия, без обоза и провианта совершил переход через заваленный снегом Кавказский хребет в зимнюю пору, рискуя на каждом шагу стать жертвой снежных завалов, сугробов и морозов. Прибыв в Западную Грузию, дигорский отряд принял геройское участие в борьбе за освобождение грузинского крестьянства и «этим запечатлел в сердцах последнего и рабочих чувство самой искренней благодарности и симпатии». Приветственное письмо с такими словами подписал «особоуполномоченный, член Грузинского Ревкома» А. Гегечкори.

Освободив Южную Осетию, осетинская бригада действовала в Восточной Грузии так же, как Дигорский отряд, освобождая вместе с местной крестьянской беднотой Грузию от ненавистного всем правительства. Стоит отметить, что, несмотря на жестокий геноцид, в котором участвовали как правительственные силы Жордания, так и представители других слоев грузинского общества, осетинские войска, вступив на территорию Грузии, взаимодействовали с местными революционными силами, не позволяя себе мести и оставаясь в рамках поведения воинов-рыцарей. Об этом, например, писал председатель Рачинского уездного Ревкома К. Гобеджишвили, подчеркивавший: «С полным сознанием революционного долга, возложенного на него исторической неизбежностью, 1-й Дигорский революционный отряд выявилв деле защиты завоеваний рабоче-крестьянской революции классовое самосознание».

Основные военные события, связанные с освобождением Южной Осетии и свержением контрреволюционного профашистского режима Жордания, завершились в феврале – марте 1921 года. Более сложным оказался политический аспект осетинского вопроса, больше всего волновавший Осетию. Его решение затягивалось.

Известно, что при формировании Грузинской Советской республики Абхазия в специальном «Заявлении» говорила о своем нежелании входить в состав этой республики. Что касается Южной Осетии, то вопрос здесь повис в воздухе. Имели значение два важных обстоятельства: а) 21 мая 1921 года Грузинская Советская республика заключила «Союзный рабоче-крестьянский договор с РСФСР» и вступила с ней в «военно-хозяйственный союз». Несомненно, что во время подготовки этого договора возникал осетинский вопрос, и вполне возможно, что Российская Федерация заняла позицию компромисса; б) К решению вопроса о Южной Осетии, возможно, отношение имел Сталин, и нет сомнения, что он занял прогрузинскую позицию. Также необходимо отметить, что на российском и грузинском Олимпе действовала, кроме Сталина, большая группа грузинских большевиков, по своей националистической настроенности ни в чем не уступавшая Жордания и его клике. Во всяком случае, только 6-8 сентября 1921 года после долгих обсуждений, в том числе с новыми грузинскими властями, стал проясняться вопрос о Южной Осетии. До начала сентября Южная Осетия ставила вопрос о предоставлении ей статуса автономной республики. Эту идею легко было торпедировать, поскольку даже Северной Осетии, которая территориально в два раза больше Южной, Российская Федерация отводила всего лишь статус автономной области.

Положение Южной Осетии благодаря Москве осложнялось еще одним обстоятельством. Несмотря на недавно состоявшийся разгром Южной Осетии и сложности в отношениях между Грузией и Южной Осетией, определение политического статуса последней, с подачи Народного Комиссариата национальностей, коим управлял Сталин, было отнесено к прерогативе Грузинской республики; между тем в Грузии, несмотря на новую власть большевиков, заявлявшую о высоких демократических принципах, национальная идеология оставалась традиционной для грузинского общества. Поэтому, при формировании административных структур Грузинской республики, здесь настаивали на создании из Южной Осетии обычных двух административных районов. Тем самым грузинские большевики желали довершить дело своих предшественников – ликвидировать Южную Осетию как историко-национальное и культурное образование.

Комиссариат внутренних дел Грузии, которому было поручено представить предложение по Южной Осетии, внес в Ревком Грузии заключение, в котором говорилось, что «Юго-Осетия не обладает географической цельностью и не может отвечать требованиям, необходимым для автономии». Ревком Грузии, понимая сложность проблемы и, очевидно, рассчитывая на поддержку идеи расчленения Южной Осетии на два района, передал вопрос на рассмотрение Центральному комитету Компартии Грузии.

На этом этапе юго-осетинские лидеры не могли продолжать свою политическую борьбу и отстаивать независимость от Грузии. Слишком ослаблены были силы Южной Осетии, все еще находившейся в критическом хозяйственном положении. При этом территорию юга Осетии собирались попросту растворить в Грузии без какой-либо обособленности. Поэтому единственным политическим шагом, предпринятым в начале сентября 1921 года, было решение Ревкома и Парткома Юго-Осетии по «Вопросу о самоопределении и политическом устройстве Юго-Осетии». В принятом «Постановлении» было записано: «а) Признать необходимым образование Автономной области Юго-Осетии с центром в Цхинвале; б) Юго-Осетия добровольно вступает в федеративную связь с Социалистической Советской Республикой Грузия; в) Социалистическая Юго-Осетия образуется в границах, соответствующих наличным этнографическим, географическим и экономическим условиям, гарантирующим свободное экономическое и культурное развитие трудящихся Юго-Осетии».

31 октября состоялось решение ЦК КП(б) Грузии о предоставлении Юго-Осетии политического статуса автономии. При этом проект решения, представленный Юго-Осетией, подвергся в Тбилиси серьезной редакции. Согласно принятому тексту, Юго-Осетия не создавала своей автономии, вступая в федеративную связь с Грузией, а ей её предоставили. Таким образом, в политическом отношении юг Осетии получил усеченную форму автономии, а Москва, предоставив Грузии особые полномочия в решении юго-осетинской проблемы, фактически продолжила традиционную российскую политику на Кавказе, где Грузии отводилось привилегированное положение.

При этом не были приняты во внимание чрезвычайная ситуация в Южной Осетии, созданная грузинскими националистами, доводы о территориальной независимости Южной Осетии от Грузии, желание Юго-Осетии, присоединенной к России в 1774 году, быть в составе Российской Федерации и, наконец, историческая несовместимость Южной Осетии и Грузии. Но для Москвы более важным было стремление успокоить грузинский национал-шовинизм, все еще дававший о себе знать. В сущности, многострадальная Южная Осетия была не просто обманута большевиками, а в качестве подачки отдана на откуп грузинским националистам.

С.Остаев

(продолжение следует)


Опубликованно: 17-12-2018, 10:49
Документ: История > http://respublikarso.org/history/2335-na-perekrestkah-sudby-rossiya-yuzhnaya-osetiya-gruziya.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад