Белла Плиева: «Националистическая политика Грузии, бездействие «советского» руководства Южной Осетии конца 90-х способствовали поднятию национально-освободительного движении…»

22-11-2014, 18:14, История [просмотров 1229] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Белла Плиева:  «Националистическая политика Грузии, бездействие «советского» руководства Южной Осетии конца 90-х способствовали поднятию национально-освободительного движении…»История национально-освободительного движения Южной Осетии богата не только на события, но и на количество лиц, принимавших непосредственное участие в борьбе за независимость осетинского государства, хотя имена многих из них сегодня уже мало кто вспоминает. Причем это не только молодые ребята, мужество и героизм которых – отдельная большая тема на страницах летописи новейшей истории южных осетин. Особое, значимое место в народно-патриотическом движении и борьбе за независимость отведено женщинам, которые наравне с мужчинами разделили все испытания в борьбе против затянувшегося на долгие годы геноцида осетинского народа и внесшим немалый вклад в становление Республики. Сегодня, в 25-ю годовщину начала открытого противостояния осетинского народа против  грузинского фашизма, возведенного в ранг национальной политики Грузии, главной целью которого было и остается истребление юго-осетинского народа, мы вспомнили некоторые события того времени вместе с одной из активных участниц женского движения и организации «Адæмон Ныхас» Беллой Васильевной Плиевой.

– События 23 ноября 1989 года имели предысторию, начавшуюся за несколько месяцев до этого дня, – 9 апреля. Уже тогда, после известного митинга, организованного неформальными организациями Грузии на площади Руставели стали звучать националистические лозунги с общим лейтмотивом: «Грузия – для грузин». После апрельских событий в Тбилиси приехал Эдуард Шеварднадзе, в то время возглавлявший МИД СССР, который встретился с руководителями неформалов в Тбилисском политехническом институте и уже после этой встречи вполне определенно ими был поставлен вопрос об упразднении Юго-Осетинской автономной области. Вслед за этим последовали частые приезды представителей грузинской политической и общественной элиты в Цхинвал, ставивших вопросы перед руководством области о том, чтобы придать грузинскому языку в Южной Осетии статус государственного. Не дожидаясь официального решения этого вопроса в город стали привозить печатные машинки с грузинским шрифтом, заставляя, таким образом, организации, учреждения и ведомства областных органов управления начать вести всю административную документацию на грузинском языке. Естественно, это вызвало волну протеста среди жителей Южной Осетии, люди стали объявлять забастовки, выражая свое несогласие с политикой грузинских властей. Все эти акции протеста строго пресекались местным Обкомом, хотя остановить людей было уже нелегко. Наблюдая связь местной власти с «центром» и понимая, что официальное руководство поддерживает политику Тбилиси, народ стал уже открыто выражать недоверие и к работе Обкома. Ситуация выявила лидеров, которые стали собирать вокруг себя народ, в первую очередь разъясняя причины недопустимости навязываемой грузинской национал-шовинистской политики и то, какими губительными для осетинского народа могут быть последствия, в случае ее беспрепятственного осуществления. Понимая, что улица  –  не место для принятия важных политических решений по сохранению статуса Южной Осетии и противодействию действиям грузинских неформалов, лидерами национального движения было принято решение об объединении и создании общественной организации «Адæмон Ныхас». Создание организации не осталось незамеченным, из Тбилиси стали звучать угрозы в адрес лидеров и активистов «Адæмон Ныхас», но это никоим образом не запугивало нас, наоборот, больше убеждало в правоте. Среди активных членов «Адæмон Ныхас» было очень много женщин – представительниц научной и творческой интеллигенции, да и простых работниц производственной сферы. Это Роза Валиева, Аза Бестаева, Фатима Маргиева, Аза Абаева, Зара Чочиева, Зоя Битарти, Евгения Дзагоева и многие другие. С каждым днем количество людей, и, в частности женщин, поддерживающих деятельность нашей организации возрастало, растерянность, в которой находился весь народ в первые дни после громких политических заявлений грузинских неформалов в адрес Южной Осетии сменялась пробуждением чувств глубокого патриотизма и национального самосознания. На каждый выпад, каждое заявление грузинских националистов следовал незамедлительный ответ с нашей стороны. Решения, которые наша организация принимала в тот период, выносились на общее обсуждение во время собраний и митингов. Так продолжалось несколько месяцев, вплоть до ноября 1989 года. В начале ноября обстановка еще больше накалилась. В город зачастили представители грузинской интеллигенции, якобы для подготовки к проведению мирного митинга.

– Насколько ожидаем был такой сценарий развития ситуации и как движение «Адæмон Ныхас», единственная  на  тот  момент  патриотическая сила в Южной Осетии, собиралось препятствовать проведению митинга?

– Такой поворот событий был достаточно ожидаемым. Мы все понимали, что мелкие провокационные выпады, которые мы наблюдали, перерастут в нечто большее. Но сомнений относительно вопроса – пускать грузин для проведения митинга в город или нет, не было. До последнего мы старались помешать проведению митинга политическими методами. Наши лидеры приняли решение путем  воздействия  на Совет народных депутатов Юго-Осетии аннулировать статус области и провозгласить Автономную Республику в составе Грузии, по наивности думая, что это решение как-то отрезвит грузинские «горячие головы», а аннулировать Республику они не смогут. Сессия Совета народных депутатов была назначена на 10 ноября. В повестке дня стоял единственный вопрос «О провозглашении Юго-Осетинской Автономной Республики». Не все депутаты шли на эту сессию, исходя из напряженности ситуации, многие не хотели принимать в ней участие, к тому же в то время не все депутаты были политически грамотные, среди них были простые колхозники, рабочие, доярки. Наши ребята, активисты движения «Адæмон Ныхас» Алан Чочиев, Ахсар Джигкаев, Юрий Дзиццойты, Геннадий Кокоев, Тимур Цховребов и другие проводили разъяснительную работу со многими депутатами, многих привозили в тот день специально из районов и отдаленных сел. Таким образом, обеспечили на сессии кворум и провозгласили Автономную республику. Буквально на следующий день в Грузии аннулировали решение Юго-Осетинской сессии и еще раз призвали свой народ пойти на митинг в Цхинвал. Последующие несколько дней вокруг места сбора «Адæмон Ныхас» собирались тысячи людей, твердо убежденных в том, что грузин в город пропускать нельзя. Молодые ребята, которые были сосредоточены вокруг «Адæмон Ныхас» сходились во мнении, что этому нужно воспрепятствовать любой ценой, правда, ни мы, ни, я думаю, они сами не знали, каким образом это можно было сделать без оружия. Однако, день 23 ноября показал, что мужество, бесстрашие, большая любовь к Родине и правда могут одержать победу,  даже  если  ты и безоружен, а враг превосходит тебя по численности в разы. Утром того же дня, когда мы услышали, что в сторону Цхинвала движется большая колонна со стороны Гори, весь народ повалил к восточной окраине города. К тому моменту, пока люди добирались до места, 20-30 ребят взявшись за руки образовали живой  заслон  и  преградили  путь  в  город движущейся колонне. По мере  того,  как  количество  людей  с нашей стороны увеличивалось, они начали обступать Тореза Кулумбегова и Алана Чочиева с вопросами о том, как быть дальше. На тот момент, именно эти два человека имели наибольшее влияние и были способны повести народ за собой.

– А каковы были действия официальных властей Южной Осетии? Была ли вообще какая-то реакция на происходящее со стороны Обкома?

– К тому времени официальное руководство Южной Осетии уже потеряло всякое доверие со стороны народа. И Цховребашвили (1-ый секретарь Обкома) и Гохелашвили (2-ой секретарь) сидели у себя в кабинетах. Днем 23 ноября, в отчаянии от происходящего, я, Зара Абаева и Зоя Битарти поднялись в кабинет Гохелашвили в надежде на то, что он через ЦК КП Грузии сможет повлиять на ход событий. «Вы не видите, что творится на окраине города? Звоните в Москву, в Тбилиси, куда угодно, лишь бы остановить ход событий, которые могут привести к кровопролитию», – примерно так звучала наша просьба, на которую он отреагировал не совсем адекватно, начал кричать, чтобы мы покинули его кабинет, пригрозив, что посадит нас в тюрьму. Поняв, что разговаривать с официальным руководством не имеет смысла, а действовать как-то нужно, мы, женщины, входящие в актив «Адæмон Ныхас» собрались возле здания суда, где Зоя Битарти озвучила идею о создании Союза женщин Южной Осетии. Предложение вызвало одобрение у всех и мы направились в здание кинотеатра по улице Кочиева, где провели собрание об учреждении вышеназванного Союза, председателем которого в тот же день была избрана я. Мы сразу же разработали план действий, то есть каким образом мы можем помочь ребятам, вставшим на защиту города. К вечеру 23 ноября на всех подступах к городу молодежь поставила пикеты. В районе Шанхая была выведена из строя железная дорога, чтобы в город на поезде случайно  не  проникли  грузинские националисты, также был взорван мост со стороны села Хеит. К ночи уже почти на всех окраинах города были поставлены посты. Наши женщины приняли решение готовить горячее питание и развозить еду по постам, тем самым и морально и физически поддержать защитников города. Практически до утра на автобусах в больших бидонах мы развозили еду по всем постам. Приносили из домов кто что мог – продукты питания, теплые вещи, одеяла и т.д. То, что мы в ту ночь видели на постах сегодня уже трудно представить – там стояли по 10-20 человек, «вооруженные» железными прутьями и деревянными обрезками, но с невероятным патриотизмом и единством, прекрасно осознающие, что даже ценой жизни  они  уже  не  пропустят  в  город непрошенных гостей. Ночь с 23 на 24 ноября все наши женщины провели на улицах города, а уже утром собрались снова и приняли решение направить от имени женщин телеграммы протеста в различные инстанции как Советского Союза, так и международного  сообщества.

– Говоря о начале национально-освободительного движения в Южной Осетии, а именно участии женщин в этом процессе, многие и сегодня вспоминают так называемый «девятый полк», известный своими решительными действиями в вопросе устранения тогдашней прогрузинской власти и не только… Кто были эти женщины?

– Практически все они были представительницы нашего Союза женщин. Время было такое, что дипломатическими методами многие вопросы решать с действующим руководством было невозможно, зачастую приходилось прибегать к решительным, радикальным действиям. Наши женщины объявляли голодовки, требуя от руководства сложить свои полномочия, устраивали забастовки и проводили митинги с призывами к единению. И, зачастую, в некоторых вопросах проявляли большую принципиальность, чем мужчины. На моей памяти один случай. Еще до 23 ноября грузины хотели установить в городе Цхинвал, на площади рядом с церковью памятник жертвам событий 9 апреля. В «Адæмон Ныхас» шло обсуждение этого вопроса и в какой-то момент мы зашли в тупик. Оно и понятно – все устали от постоянного противостояния и многие уже высказывались за то, чтобы разрешить установить памятник в городе. В зале одна за другой стали вставать женщины и категорически выступали против, в конечном итоге убедив всех сказать веское «нет» против готовящейся акции. Это были Маня Газзаева, Федося Гогичаева, Евразия Джиоева, Зема Плиева и другие. Время показало, насколько они были правы, ведь проявив тогда слабость в этом вопросе, за ним, несомненно, последовали бы другие акции, в конечном итоге приведя к постепенному захвату Южной Осетии. Вообще, трудно представить какими могли быть последствия нацистской политики Грузии в отношении Южной Осетии, если бы наш народ не объединился и не проявил этому принципиальное противодействие. А объединяющей силой в те дни, как я уже сказала, выступило именно движение «Адæмон Ныхас». И его роль в становлении Юго-Осетинского государства умалять не стоит. Можно, и даже нужно относиться к отдельным лидерам «Адæмон Ныхас» соответственно их заявлениям и поведению по отношению к Южной Осетии, но перечеркивать тем самым заслуги всей организации, за которой в конце 80-х начале 90-х годов стояли сотни и даже тысячи наших граждан, больших патриотов своей Родины и народа, доказавших впоследствии это не раз, – не позволено никому.

– Почему организация, за которой было такое количество народа вскоре распалась?

– Организация распалась не по причине того, что в ней произошел раскол или она потеряла свою популярность в обществе. Уже в начале 90-х властные структуры стали возглавлять лидеры «Адæмон Ныхас», к тому же практически весь актив организации был избран в Парламент I-го созыва. Так что, мы, наоборот, активизировали свою деятельность, сменив лишь площадную трибуну на официальную. Дальнейшая наша деятельность – это уже совершенно новый этап с другими формами противостояния грузинскому национализму...

 

 

 Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930