Из дневников Умара Кочиева (часть3)

11-09-2023, 12:57, История [просмотров 310] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Из дневников Умара Кочиева (часть3)Наша газета предлагает выборочную публикацию воспоминаний одного из ярких представителей интеллигенции Южной Осетии середины прошлого века Умара Степановича Кочиева (Хъоцыты). У.Кочиев (1903-1985) инженер-строитель, кандидат технических наук. Принимал активное участие в становлении Советской власти на юге Осетии. Руководил строительством участков Сухум-Гагра (1938), Гори-Сталинир (1939), Закавказской железной дороги, мостов в Южной Осетии. Участник Великой Отечественной войны. Автор ряда научных работ. Работал на разных ответственных должностях в Южной Осетии. В воспоминаниях У.Кочиева история Южной Осетии предстает перед нами увиденной глазами очевидца. Без прикрас и исторических измышлений.

(Продолжение. Начало в № 70-73)

…Штат строительства моста через реку Паца состоял из трех человек: прораб (фамилию не помню), техник Гоксадзе, десятник Миорини, он же завсклад. Прораб появился на строительстве в самом начале, а затем долго отсутствовал. Первые несколько дней фактически Гоксадзе и я работали по разбивке трассы дороги на подходах к мосту, съемке поперечных профилей и определению объема скальных работ (берега р.Паца сложены из базальта). Окончив эту работу, мне пришлось заняться набором рабочей силы из окрестных сел и организацией из нее артелей по разработке подходов. Здесь я встретился с такого порядка трудностями: желающих работать в артелях было значительно больше, чем требовалось. И не попавшие в артели начинали разводить демагогию, что я сколачиваю артели по признаку родства и знакомства. Приходилось изрядно понервничать. С начала скальных работ же рабочие начали скандалить с Гоксадзе, обвиняя его в занижении объема выполненных ими работ. Следствием этого стало то, что знающий свое дело Гоксадзе уехал и больше не вернулся на строительство. Не появлялся долгое время и прораб, поэтому все работы по организации бригад, выдаче нарядов, а также ежедневные замеры выполненных работ и их подсчеты производились только мною. На работу я выходил на рассвете и уходил вечером в сумерках.

Когда приехал начальник Югосдортранса инженер Сафарян и увидел, что я справляюсь с работой, он… вообще больше никого не присылал из инженерно-технических работников. А ведь практиканту, по положению, вменялось в обязанности наблюдать за работами, вести дневник, делать описание работ, быть на производственной практике в лучшем случае дублером строймастера… Но когда я вспоминал, какие мучения испытывал народ от отсутствия постоянного моста через р.Паца, энергия моя удваивалась, а усталость снималась... Так я проработал четыре месяца, срок практики закончился и я выехал продолжать учебу. Руководство Югосдортранса даже «спасибо» сказать забыло…

Государственный Политехнический институт Грузии им. В.Ленина я окончил в мае 1930 года, с присвоением квалификации инженера-строителя и согласно заключенному контракту с «Чай-Грузией» приступил в июне 1930 г. к работе в техническом отделе этой организации. Однако отдел не был загружен инженерной работой, поэтому я попросил руководство командировать меня на стажировку на строительство Днепрогэса (гигантского строительного объекта в то время) и время спустя я приехал в поселок Кичкас, где находилось Управление Днепростроя и строились основные сооружения – плотина и станционное здание…

В августе 1931 года меня направили на работу в Южную Осетию заместителем начальника Югосдортранса. Здесь помимо своих прямых обязанностей я выполнял обязанности и члена комиссии содействия постройке Транскавказской перевальной железнодорожной линии, а также был членом Президиума Рабоче-крестьянской инспекции (Рабкрин). В эту же комиссию входил Ванеев Захарий. Помню, как в 1932 году мы оба выступали на совещании при Госплане Грузинской ССР по вопросу технико-экономического обоснования варианта Транскавказской железной дороги через Рукский перевал.

В 1934 году Управление Закавказской железной дороги (ЗКВЖД) получило указание через Наркомат Иностранных дел СССР о том, чтобы командировать в Джульфу (пограничный городок с Ираном) опытного инженера-мостовика для освидетельствования пограничного моста. По этому вопросу в Джульфу был командирован я. Мост сое-динял два берега реки Аракс...

…В ноябре 1936 года ЗКВЖД было открыто финансирование на подготовительные работы по строительству путепровода на станции Тбилиси. Объект был чрезвычайно тяжелый: его надо было строить, не нарушая ритма движения поездов на магистральной ж/д линии сверху, и городского движения, в том числе трамвайного, под мостом. Когда стало известно, что начальником строительства этого путепровода назначили меня, ко мне пришел главный инженер проектного отдела ЗКВЖД Кобахидзе Михаил Георгиевич и сказал:

– Умар, дорогой, поздравляю с назначением начальником строительства путепровода! На этой работе ты обязательно получишь либо орден, либо ордер!

Под «ордером» он, конечно же, подразумевал не квартиру, а арест, принимая во внимание участившиеся репрессии накануне страшного 1937 года.

Для выполнения работ по устройству пролетной части моста были возведены деревянные кружала, в которых был оставлен узкий проезд для автотранспорта. Как-то по этому проезду проехал первый секретарь ЦК КП(б) Грузии Л.П. Берия, крыло машины которого было задето чем-то, и оно получило маленькую вмятину. Вернувшись в ЦК, Берия лично позвонил начальнику треста «Кавстройпуть» тов. П.А. Монькину, чтобы он и начальник строительства немедленно явились к нему. В это время я не оказался на месте, а идти уже было нужно, поэтому последнему пришлось вместо меня забрать с собой главного инженера Маградзе. Когда они зашли в приемную Берия, их сразу же пропустили к нему, несмотря на то, что он проводил какое-то совещание. Берия посмотрел на Монькина и грубо спросил, указав рукой на Маградзе: «Кто он такой?». «Главный инженер строительства путепровода товарищ Маградзе», – ответил Монькин. «Посмотрите на него, какой же он главный инженер? И по физиономии видно, что он вредитель! – взорвался Берия и, обратившись к председателю Комитета Госбезопасности, продолжил: «Чего с ним церемониться, сейчас же надо его посадить, как врага народа»... Но потом Берия почему-то оттаял и арест не состоялся. Маградзе был очень опытный, знающий инженер, великолепный работник. И такого работника самодур и авантюрист чуть было не лишил жизни из-за сущего пустяка!..

 

(продолжение в следующем номере)

Фото из архива газеты «Республика»

Из дневников Умара Кочиева (часть3)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно