Вспоминая встречу в Боржоми глав РЮО и Грузии

28-11-2022, 14:04, История [просмотров 1328] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Вспоминая встречу в Боржоми глав РЮО и ГрузииВ рамках подготовки предыдущего номера газеты, а именно при подборе фотографий к 90-летию доктора исторических наук, профессора, первого Президента РЮО Людвига Алексеевича Чибирова в архиве «Республики» нашел, признаться, подзабытое фото со встречи Чибиров – Шеварднадзе, которая прошла в Боржоми. Подобных встреч, при посредничестве Москвы, в то время было проведено три – во Владикавказе (1996), в Дзау (1997) и, последняя, в Боржоми (1998). И в то время данные контакты вызвали широкий резонанс.

Надо сказать, что давление на представителей власти Южной Осетии шло немалое. Было сложное время, Южная Осетия, сравнительно недавно оправившись от военной агрессии со стороны Грузии, переживала тяжелый период разрухи и полной стагнации экономики – неработающие предприятия, мизерные зарплаты, туманное будущее… Ситуацию усугубляла еще и позиция тогдашнего политического руководства России, которое неофициально поддерживало вопрос возможной конфедерации Южной Осетии и Грузии, и зачастую откровенно даже подталкивала Цхинвал к этому.

Безусловно, «вопрос Цхинвала», в первую очередь, касался темы возможной сбалансированности российско-грузинских отношений. А потому Э.Шеварднадзе, пользуясь своими еще советскими связями в Кремле, начал проводить политику постепенного вовлечения юга Осетии в лоно Грузии. В то время, к слову, у многих в Южной Осетии складывалось стойкое впечатление, что в Москве были бы не против вхождения Южной Осетии в состав Грузии, хотя открыто о таких вещах государственные мужи, конечно, не говорили.

По большому счету Цхинвал был в какой-то мере вынужден участвовать в данных политических играх, поскольку на этом настаивала Москва. Неоднородна в этом вопросе была и Северная Осетия, в частности, А. Дзасохов, даже еще не являясь главой Республики, лично содействовал первым прямым контактам между Э.Шеварднадзе и Л.Чибировым. Свое видение итогов этих встреч Дзасохов и не скрывал. В этом плане хорошо помнится, скажем, его встреча с депутатами Парламента РЮО и общественностью Цхинвала в Хореографическом зале, где он недвусмысленно дал понять о необходимости объединения юга Осетии с Грузией, чем вызвал, мягко говоря, негодование собравшихся. Наша газета тогда вышла с заголовком – «Дзасохов Александр приехал к нам в Цхинвал, и Южную Осетию вновь в Грузию послал».

Южной Осетии в те годы приходилось учиться играть на политическом поле, тянуть время и параллельно, по возможности, гнуть свою линию. Поэтому, скажем, встречу в Дзау юго-осетинские власти подавали как «первый официальный визит президента Грузии в Южную Осетию», а в Грузии, в свою очередь, как «посещение Э.Шеварднадзе региона Грузии».

Надо отметить, что уже в Джаве, по настоянию российского МИДа, косвенно обсуждалась возможность возврата Южной Осетии в состав Грузии на различных условиях. Пусть и использовались пока обтекаемые формулировки типа «ситуация созрела для того, чтобы вплотную приблизиться к решению определенных вопросов». Оттого и команды переговорщиков сидели часами, выверяя каждую букву и запятую в итоговых после встреч заявлениях.

Я, как журналист, был участником последних двух встреч Чибиров-Шеварднадзе и прекрасно помню какая напряжённость, образно, висела невидимой тучей и над домом ЦИК в Дзау, и над загородным комплексом в Ликани (Боржоми). Особенно ситуация нагнеталась кулуарно, где, как известно, условностей бывает меньше, а оттого между членами делегаций шли серьезные «переговорные» баталии. Наша сторона пыталась все вопросы нивелировать проблемами беженцев, правильной терминологией названия нашей страны и т.д. Но основное внимание, конечно, было приковано к беседам с глазу на глаз президентов Э. Шеварднадзе и Л. Чибирова. Данные диалоги были обязательными на каждой встрече. И понятно, что именно эти приватные разговоры и давали пищу для домыслов. При этом каждая из сторон впоследствии интерпретировала их итоги по своему. К примеру, Шеварднадзе после встречи в Дзау отметил, что «во многовековой совместной жизни грузин и осетин начинается новый этап, бесспорно, наступило время примирения, взаимного прощения и выработки новых правил совместной жизни». При этом Шеварднадзе, как опытный политический боец, не форсировал события, но «мягко стелил». К примеру, тогда же он заявил, что «изгнание осетинского населения по национальному признаку из разных районов Грузии было преступлением».

Еще раз повторим, что в те годы четко давал свои результаты совместный российско-грузинский механизм давления на Южную Осетию. И давление это было не только политическим, но и экономическим: отключения поставок электроэнергии из России из-за неуплаты, ужесточение пропускного режима на границе… При этом параллельно ненавязчиво шла «привязка» населения Южной Осетии к Грузии, через всяческие торгово-финансовые отношения (Эргнетский рынок как один из примеров), проведения различных совместных тренингов и семинаров, в том числе и за границей и т.д. Все это технично происходило при уменьшении экономической и политической поддержки со стороны России...

В Борможи юго-осетинская делегация отправилась во всеоружии. Конечно, не как на последний бой, но сдавать позиции никто не собирался. Встреча тет-а-тет Шеварднадзе – Чибиров проходила больше двух часов, по окончании которой оба вышли на встречу с журналистами заметно подуставшими. Шеварднадзе явно был недоволен. Пресс-конференция, в отличие от встречи в Дзау, состоялась в небольшой комнате, которая вмиг оказалась заполненной под завязку. Пробившись в первый ряд, я оказался прямо перед пресс-секретарем Шеварднадзе, который вел ее. Тон задавали грузинские журналисты, всегда отличающиеся излишней напористостью, и Людвигу Чибирову приходилось зачастую отбиваться корректными ответами на некорректные вопросы об окровавленности рук, убийстве грузин и т.д. А потому «выход к прессе» мы стали заметно проигрывать. Когда пресс-секретарь Шеварднадзе, посчитав, что дело сделано, протянул: «ну и последний вопрос», я поднял руку и обратился к руководителю Грузии: «Эдуард Амбросиевич, в свое время Вы являлись одним из инициаторов объединения запада и востока Германии. Как Вы относитесь к объединению севера и юга Осетии?»… Простой, казалось бы, вопрос вызвал замешательство Шеварднадзе, и он умело заполнил возникшую паузу фразой, что не расслышал вопроса, хотя я стоял буквально в метре он него… После Шеварднадзе стал отвечать что-то абстрактное, но это было уже не важно. Концовка пресс-конференции осталась тоже за Южной Осетией. Помню, Людвиг Алексеевич по выходу из здания скажет: «Ну что, шах и мат!»... Ну а этот фрагмент пресс-конференции в тот же день был показан по НТВ в новостном блоке.

…Больше встреч на высшем уровне не было. Впрочем, процесс «сдачи» Россией Южной Осетии вскоре тоже был остановлен. После ухода с поста президента Б.Ельцина сменился и внешнеполитический курс страны. В. Путин стал придерживаться новой линии в отношении «грузинского вопроса», дав понять, что период политических игр закончился.

А. Кочиев

На фото: 1998 год. Боржоми. Начало встречи. На переднем плане: А. Дзасохов, Э. Шеварднадзе, Л.Чибиров, Б.Пастухов.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно