Южная Осетия. Хроника повседневности

28-02-2022, 16:37, История [просмотров 1682] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Южная Осетия. Хроника повседневностиИстория нашей страны состоит не только из событий вооруженного противостояния внешним силам, внутренних раздоров и политических пертурбаций. В канву сменяющихся эпох вплетены и факты из жизни простых людей: рождение и смерть, радости и переживания, любовь и верность, мелочи быта и жизненные свершения. Обо всем этом в нашей рубрике – повседневная жизнь жителей края в исторической ретроспективе (начало в №1-14).

«Батюшка, отец Романоз, надо быстрееуходить, КВД идет сюда!», – молодая девушка без стука влетела в комнату. Своим неожиданным появлением она прервала благочестивую беседу священника с жителями дома по ул.13 Коммунаров. Ирония судьбы: улица, на которой был расположен этот дом, носила имя тех, кто способствовал изменению социального статуса части его жителей – в тот вечер священник Роман Ахалкаци, по своему обыкновению, приехал инкогнито к бывшей помещице Маро Цициановой. Что же касается КВД – то так подросток перефразировала аббревиатуру НКВД – ведомство, которое в те годы олицетворяло правоохранительные органы СССР.

Понятно, что в новом обществе не могло быть никакой другой веры, кроме веры в коммунизм и большевистских вождей. При этом церкви в Южной Осетии не разрушались, а были переоборудованы в хозяйственные помещения. Критике властей подвергались и последователи традиционных верований. Так, в газете «Мах фæлтæр» (Наше поколение) осуждался коммунист, житель села Шихантур Саша Цховребов, который регулярно «ходит в святилище-дзуар, приносит подношения». Статья заканчивалась призывом: «Вырвем из наших рядов корни религии!».

В области, как и по всей Стране Советов, шла активная борьба против религии. Здесь действовали так называемые «группы безбожников», которые ходили по селам и вели антирелигиозную пропаганду. Но не все хотели становиться атеистами. В одном из донесений в 1938 году указывалось, что «комсомольцы села Хиндисубан Давид, Алекси и Миша Тхелиевы, а также Ираклий Асанов обходили дворы на Пасху и собирали яйца».

Однако, несмотря на воинственный атеизм, в Южной Осетии люди по-прежнему посещали святилища. В первых числах августа 1954 года в селении Корнис Знаурского района традиционно отмечался религиозный праздник «Карасет». Понятно, что власти делали все, чтобы не допускать поклонения святым местам. Соперников в идеологии коммунисты не терпели! Однако даже члены партии и комсомола не всегда придерживались строгих запретов, за что несли суровое наказание. Работник сельской админи­страции Я.Кодоев, комсомольцы С.Алборов и Я.Джиоев «вместо того, чтобы агитировать против пережитков прошлого, сами участвовали в религиозном празднике», и в итоге понесли наказание: коммунист Я.Кодоев был исключен из партийных рядов, а дела комсомольцев переданы на рассмотрение в райком.

Тогда существовали двойные стандарты. Например, те же работники судебных органов не чурались посещения религиозных праздников. Как-то в поселке Дзау шло заседание районного суда, разбиралось дело о драке между жителем поселка и молодежью селения Морго. В этот же день, в селении Гуфта жители справляли сельский праздник, куда были приглашены и работники суда. Однако, заседание затягивалось, часы показывали три часа по полудни, а прения сторон только-только закончились. Секретарь суда грустно смотрел на судью Георгия Кочиева и думал: «На празднике, наверное, уже произносят третий тост, принесли парную телятину, пироги с сыром, а мы тут жаримся в духоте!». И его беспокойство можно было понять – предстояло еще совещание судейской коллегии, и детальное оформление приговора. Словом, судейские работники чувствовали, что к застолью не успевают. Если бы дело могло быть рассмотрено быстрее, они, наверное, даже одобрили бы для хулиганов расстрел. Но судебные заседатели, уединившись в отдельной комнате, такой крайности не придерживались.

Казалось, что подготовка к оглашению приговора займет целую вечность, ведь даже текст предстояло, по обыкновению, писать и распечатывать как минимум час. Каково же было удивление присутствующих, когда судья и его помощники вышли в зал заседаний ровно через 15 минут. Началось оглашение решения суда, судья Кочиев громким и безапелляционным голосом озвучивал обстоятельства дела. Приговор уместился на десяти страницах: вердикт суда был оглашен, осужденных, под причитания и возмущенные крики родных и близких, милиционеры вывели из зала заседаний, а судебные работники стали быстро рассаживаться по служебным автомобилям и вперед, в селение Гуфта, где шумело праздничное раздолье... Самое интересное. Когда судья передал секретарю страницы с приговором, тот был поражен: все они были абсолютно чистыми. Судья Георгий Кочиев зачитал приговор по памяти! «Завтра я надиктую текст машинистке, а теперь выезжаем. Нельзя заставлять уважаемых хозяев ждать!», – успокоил секретаря судья.

В 70-80-ые годы ограничения на посещение народных религиозных праздников смягчились. В те годы празднества уже несколько потеряли свою сакральную сущность и превратились в веселые пиршества. Поэтому гостями хлебосольных хозяев могли быть и партийные, и советские руководители. Без опасений за свою карьеру, беззаботно под звуки шарманки они отмечали день застольем.

 

Р.Кулумбегов

(продолжение следует)

 

Фото с сайта «Был такой город Сталинир» и из личного архива автора

Южная Осетия. Хроника повседневности

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно