Южная Осетия. Хроника повседневности

6-07-2021, 14:31, История [просмотров 311] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Южная Осетия. Хроника повседневностиИстория нашей страны состоит не только из событий вооруженного противостояния внешним силам, внутренних раздоров и политических пертурбаций. В канву сменяющихся эпох вплетены и факты из повседневной жизни простых людей: рождение и смерть, радости и переживания, любовь и верность, мелочи быта и жизненные свершения. Обо всем этом в нашей рубрике – повседневная жизнь жителей края в исторической ретроспективе (начало в №№ 1-54).

 

Год 1932 в Южной Осетии начался с чрезвычайного происшествия – несколько жителей Цхинвала отравились рыбой. Это была осетрина, которую они купили в одном из продовольственных магазинов столицы автономии. Руководство народного комиссариата здравоохранения срочно разместило в газете «Хурзæрин» объявление: «Просьба к организациям торговли не приобретать и не реализовывать поступивший в Южную Осетию балык (осетрину), так как он оказался отравленным. Все кто его съест – не спасется!». Предупреждение звучало более чем убедительно...

Было время, когда жители горного края могли полакомиться свежей осетриной, в реку Лиахва на нерест заходил каспийс-кий осетр. Эту ценную рыбу жители Дзауского ущелья иногда даже привозили на городской базар на продажу. Но после того, как в Грузии в 1927 году была сооружена Земо-Авчальская ГЭС осетр стал в автономии в диковинку, а рассказы о его появлении в реке Большая Лиахва воспринимались как выдумка.

Но отравление рыбой было, к сожалению, не единственным происшествием в начале года. 14 февраля в Дзауском районе прошел обильный снегопад. Толщина снежного покрова достигала трех метров. Под лавиной оказалось село Хохрабын (Арашенд) в Кударском ущелье. Там погибло 84 человека, 25 человек откопали живыми. Сида Джуссоев, например, был освобожден из снежного плена лишь на третьи сутки: все это время он провел в небольшой клети в хлеву, которая не была раздавлена снежной массой. На раскопках работало 700 добровольцев. Последний из погибших был обнаружен только в июле, в русле проходящей рядом реки. Снежные обвалы были и в селах Квайса и Чеселт. Погибло много домашнего скота.

Интересный факт. В селение Хохрабын волею провидения лавина обошла один дом, стоявший на отшибе. В нем вместе со своей семьей находился и маленький мальчик, будущий известный осетинский писатель и общественный деятель Нафи Джусойты.

Но в Южной Осетии происходили не только трагические события, иногда происшествия носили поистине анекдотичный характер. В марте произошло возгорание в одном из домовладений г.Цхинвал по ул.Набережная. Известие о пожаре, полученное по телефону, сразу же привело пожарных города в боевую готовность.

Годом ранее в сентябре 1931 г. городская пожарная команда получила первый автомобиль. Штат дружины составлял 16 человек. Пожар случился рано утром, пожарные прибыли быстро, благо пожарное депо располагалось неподалеку. Пожарная машина проехала по городским улицам с грохотом и под звон сигнального колокола, который тряс один из бойцов, высунув руку в окно автомобиля.

Прибыв на место, пожарные быстро развернули пожарный рукав и включили помпу. И тут началось самое интересное – из шланга стала литься не вода, а вино. Причина такой подмены была в том, что начальник пожарного управления Георгий Дзнеладзе, купив для своего сына в преддверии скорой свадьбы большое количество вина, решил на время залить его в цистерну пожарной машины. Очевидно, надеясь на то, что в ближайшую неделю пожара не случится. Возгорания весной в Цхинвале действительно были редкостью – отопительный сезон закончился, а летняя жара еще не началась.

Но история с пожаром на этом не закончилась, обретя и амурную сторону. Во время возгорания жильцы дома, а здесь жили три семьи, выбежали на улицу. Покидали они горящий дом, конечно же, не при полном параде, а кто в чем успел. Сюда же сбежались соседи, принеся для погорельцев одежду, чтобы те укрылись на утреннем холоде. И тут выяснилось, что в числе людей, покинувших горящий дом, находится посторонний мужчина. Он стоял в одном исподнем, приплясывая от весеннего холода. Выяснилось, что этот Дон Жуан, проживающий на соседней улице, находился ночью у своей любовницы. Пожар испортил голубкам всю радость тайного свидания! Это был тот случай, когда желание спастись от огня оказалось выше перспективы потерять репутацию.

В Южной Осетии, несмотря на активную идеологическую работу с населением, все еще имели место пережитки прошлого. Это, прежде всего, обычай взимания выкупа за невесту. В местной прессе осуждался неблаговидный поступок жителя селения Дзориаты-кау Габо Дриаева, который взял в качестве калыма за свою дочь 10 овец, 20 пудов ячменя, лошадь и котел для перегонки араки.

Шла также активно борьба и с религией. Известный религиозный деятель и просветитель Пора Джиоев по этой причине был вынужден сложить с себя церковный сан и заняться светской деятельностью – организацией музейного дела. В газетах подвергались критике люди, придерживающиеся и традиционной веры. Так, в газете «Мах фæлтæр» осуждался коммунист, житель села Шихантур Саша Цховребов, который регулярно «ходит в святилище-дзуар, приносит туда подношения». Статья заканчивалась призывом: «Вырвем из наших рядов корни религии!».

Составляющей религиозной сферы были празднества, сопровождавшиеся большими расходами, не меньше трат приходилось делать и во время поминок. Попытки властей и общественных активистов изменить ситуацию не приводили к видимым успехам. Не помогали даже репрессии: людей исключали из партии, снимали с работы за участие в поминках и религиозных празднествах. В связи с подобным взысканием в прессе впервые появляется и имя будущей знаменитости Марты Плиевой. Тогда она была еще простой колхозницей-комсомолкой, организовавшей поминки по своему супругу в селе Рук.

В 1932 году помощь в борьбе с тратами на празднествах и поминках оказали новые обстоятельства. Голод, разразившийся в России, вскоре дошел и до Северного Кавказа. Главной причиной стал непомерный продовольственный налог. Из-за неурожая этого года излишков у крестьян не оставалось, и поэтому продналог выбирался из зерна прожиточного минимума. Амбары сельчан оказались опустошенными.

В Цхинвале образовались большие очереди за хлебом. Люди приходили в магазины в пять часов утра. Процветала спекуляция продуктами питания. В этих условиях речи об обильных поминках и празднествах под сенью святилищ уже не могло и быть.

В трудные времена у людей становятся востребованы разные прорицатели и врачеватели. Не осталась в стороне и Южная Осетия, где на слуху были имена жителя села Гром, слепого Ванко Букулова и жительницы села Аунеу Резико Габараевой.

Р.Кулумбегов

(продолжение следует)

Фото из архива газеты «Республика»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно