Январь 1991 года. История подвига и самоотверженности народа юга Осетии

17-01-2021, 20:16, История [просмотров 497] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Январь 1991 года. История подвига и самоотверженности народа юга Осетии«Кровавое Рождество» – так принято называть события начала января 1991 года, когда в столицу Республики Южная Осетия вошли военизированные подразделения МВД Грузии. С тех пор прошло тридцать лет, но кровавые бесчинства оккупантов все еще свежи в памяти жителей страны. В те тревожные дни, наполненные героизмом и утратами, люди поняли, что за свою свободу необходимо бороться уже не только словом, но и с оружием в руках.

Тревожные предчувствия

Кровавому январю 1991 года предшествовали события декабря 1990 года. Именно тогда и закладывались основы тех решений правительства Грузии, которые привели к большой крови.

9 декабря 1990 года состоялись выборы в Верховный Совет Юго-Осетинской Советской Демократической Республики (ЮОСДР), нового национально-государственного образования осетин юга нашей Родины. В них приняло участие более 70% населения. Избрание Парламента означало укрепление суверенитета Республики, что не устраивало грузинские власти. В Тбилиси заявили, что «оставлять этот факт без реагирования означает фактически признать «Юго-Осетинскую Советскую Демократическую Республику». В итоге, они не ограничились заявлениями, и уже 11 декабря Верховный Совет Республики Грузия своим решением упраздняет Юго-Осетинскую автономную область. Данное решение властей Грузии было оформлено также изменениями в Конституции. Так из текста ее Основного закона убиралось всякое упоминание о Юго-Осетинской автономной области. Территория региона расченялась на несколько частей, и они передавались в соседние регионы Грузии: Карельскому, Каспскому и региону Они. Цхинвал становился рядовым провинциальным городишком.

В тот же день грузинскими депутатами принимается закон о Чрезвычайном положении, который был применен в отношении Южной Осетии уже через два дня. При этом повод для этого был спровоцирован. 12 декабря примерно в 16 часов в центре Цхинвала, напротив здания райисполкома по ул. Ленина (ныне проспект А.Джиоева), произошел вооруженный инцидент.Офицер милиции С. Цховребов остановил подозрительную автомашину, в которой находились неизвестные лица. В ответ на просьбу предъявить документы пассажиры расстреляли его в упор из автоматического оружия. Через мгновение уже по ним самим был открыт огонь. Находящиеся в легковой автомашине Р.Уридия, Д.Зардиашвили были убиты, а двое других – Д.Гундишвили и Г.Каркарашвили – получили ранения. У всех у них были обнаружены автоматы, пистолеты и удостоверения телохранителей Звиада Гамсахурдиа.

На следующий день, 13 декабря 1990 года, Президиум Верховного Совета Грузии принимает решение об объявлении чрезвычайного положения в Цхинвале и Дзауском районе и вводит здесь комендантский час. В регион перебрасывается оперативная группа внутренних войск МВД СССР, которой руководит генерал Г.Малюшкин. При этом Президиум Верховного Совета СССР принимает обращение к руководству Грузии и Южной Осетии, в котором грузинским властям было указано на «грубое нарушении порядка решения вопросов об изменении статуса автономных образований», а юго-осетинскому руководству рекомендовалось «проявить благоразумие и отменить свои антиконституционные решения». На этом фоне резким контрастом выделяется заявление Президиума Верховного Совета Северной Осетии за подписью А.Галазова. В нем указывается, что решением отменить автономию юга Осетии Грузия совершила беспрецедентный акт попрания прав малочисленного народа. «Нельзя обрести подлинную свободу, попирая права и свободу других народов», – указывали северо-осетинские депутаты.

Мир перед войной

Агрессивная позиция грузинских властей не могла не вызвать ответной реакции со стороны руководства Южной Осетии. На первой же сессии Верховного Совета ЮОСДР было принято решение приостановить на территории Юго-Осетии действие законов и других нормативных актов Грузинской ССР. Основанием для этого решения стали положения статьи 74 Конституции СССР, согласно которым, если Законы союзной республики расходятся с Основным законом (Конституцией) СССР – действует Конституция Советского Союза.

Нарушения прав осетинского народа в Грузии послужили поводом для проведения акции протеста, которую возглавил инспектор по охране леса В.Тедеев. Он, его 11-летняя дочь Валентина, жители Цхинвала Ц.Алборов, Г.Дзагоев, В.Гаглоев и беженец из Тбилиси Т.Остаев начали 14 декабря пеший марш от Цхинвала до Хельсинки в Международный комитет по защите прав человека. Целью акции стало привлечение внимания советской и международной общественности к положению в Южной Осетии.

17 декабря комендантом города Цхинвал был назначен заместитель министра внутренних дел Грузии, генерал Гиви Кванталиани. Ситуация в зоне чрезвычайного положения по началу оставалась стабильной. Но 28 декабря обстановка резко обострилась: был арестован по подозрению в участии в инциденте 12 декабря житель Цхинвала Алихан Пухаев. Подозреваемый был вывезен в Гори, что фактически означало отсутствие дальнейшей перспективы объективного расследования. За примерами далеко ходить не пришлось. К этому времени почти год под следствием в Тбилиси находились четверо жителей селения Прис, обвиненные в убийстве малолетнего ребенка. Все попытки добиться открытого правосудия потерпели неудачу. Поэтому общественность решила не допустить повторения несправедливого судилища.

Сотни жителей Цхинвала собрались у здания УВД с требованием проводить следственные действия с А.Пухаевым на территории Южной Осетии, но они остались без внимания. Тогда были использованы крайние меры – взяты в заложники шестеро сотрудников грузинской милиции с табельным оружием. К зданию УВД стали собираться жители Цхинвала, к ним присоединились и жители Дзауского района. К вечеру собралось более четырех тысяч человек. В два часа ночи А.Пухаев был возвращен в Цхинвал.

Но напряжение не спадало. В Тбилиси все громче стали раздаваться призывы ввести в Южную Осетию грузинских силовиков. В интервью газете «Московские новости» 25 декабря 1990 года глава Республики Т.Кулумбегов в беседе с журналистом был категоричен: «Если в Южную Осетию войдут подразделения грузинской милиции, начнется война». Но в трагическую развязку, конечно же, никто не хотел верить. Все надеялись на перемены к лучшему в наступающем 1991 году...

В первые дни нового года также ничто не предвещало беды, присутствие внутренних войск СССР внушало уверенность, что, несмотря на отдельные провокации, прямого вооруженного противостояния удастся избежать. Определенную надежду вселяли и попытки Москвы переформатировать внутриполитические отношения, прежде всего, через подготовку и подписание нового союзного договора.

1 января газета «Советская Осетия» выходит с текстом новогоднего обращения Верховного Совета Юго-Осетинской Советской Республики к народу. «Жизнь показывает, что наш выбор – выбор демократии, реформ, конституционного решения наболевших проблем – единственно верный, и попытки оказать на нас грубое силовое давление, свидетельствует лишь о том, что политических, нравственных аргументов у наших оппонентов нет», – говорилось в обращении к нации. Вообще, в первые дни нового года юго-осетинские газеты писали больше о позитивном. Мастер цеха завода «Эмальпровод» Ч.Кабулов сообщал о достижениях коллектива в производстве эмалированного провода; инженер узла связи Г.Санакоев знакомил читателей с рационализатором Н.Оганезовым; учитель-методист цхинвальской средней школы №2 В.Джиоева напоминала о необходимости скорейшего выхода в свет учебника по истории Осетии; художник-самоучка Р.Кулумбегов опубликовал новогодние карикатуры... Но ощущение тревоги все же сохранялось. На дорогах было неспокойно, проезжающие через грузинские села пассажиры останавливались, подвергались издевательствам. Все было неопределенно. В программе всесоюзного телевидения на 5 января, опубликованной в местной прессе, значилась премьера документального фильма «Точку ставить рано…». Это название точно характеризовало сложившуюся вокруг Южной Осетии ситуацию...

Утраченные иллюзии

5 января в грузинском городе Гори, что в 30 км от Цхинвала, на совещании работников МВД Грузии было решено «навести порядок в Цхинвале собственными силами». Данная информация стала достоянием цхинвальцев. Однако генерал Г.Малюшкин, руководивший подразделениями внутренних войск МВД СССР, расквартированными в столице РЮО, по юго-осетинскому радио заверил, что никакие вооруженные формирования в город не войдут. Позже Малюшкин утверждал, что в этот день он получил телеграмму от министра внутренних дел СССР Б.Пуго, в которой предписывалось беспрепятственно пропустить в город Цхинвал грузинскую милицию.

Этот момент считается началом открытой военной агрессии Грузии против Южной Осетии. Внутренние войска МВД СССР, которые должны были поддерживать стабильность в регионе, без уведомления руководства Южной Осетии были уведены в казармы, и в воскресенье 6 января в 4 часа утра в город вошел многотысячный отряд грузинской милиции с собаками и бронемашинами, вместе с ними переодетые в милицейскую форму грузинские боевики и амнистированные накануне уголовники. Все вооружены автоматическим оружием.

Первая половина дня 6 января была периодом ожидания компромиссов. Всем почему-то казалось, что с минуты на минуту из Москвы позвонят тбилисскому руководству и грузинская милиция будет выведена. И хотя люди были в тревоге, никто не ожидал того, что прольется кровь. Недовольство пока выливалось в мирные формы.

В районе Пивзавода группа жителей города буквально выдавила грузинский пост, заставив милиционеров взамешательстве отойти в сторону ул. Исака Харебова. Впереди людей шел ветеран Великой Отечественной войны, грозно постукивающий своим костылем по заледеневшему асфальту.

Особенно шалили мальчишки, буквально забрасывая кошками милицейские посты с овчарками. Бедное животное, оказавшисьсредиовчарок,вызывалоу нихнеописуемую ярость. Еще мгновение, и собака, срываясь с поводка, начинала носиться за котами по улицам Цхинвала.

Однако скоро события получили необратимый характер. Сотрудник Цхинвальского ГОВД Григорий Кочиев попытался заступиться за арестованных мальчишек и был расстрелян в упор. С этого мгновения сила слова сменилась силой оружия. Тогда, впервые осетинская сторона начала открытые боевые действия. Если весь период с ноября 1989 года по январь 1991 года сопротивление носило «пассивный» характер, то день 6 января стал днем именно начала вооруженного сопротивления.

7 января бесчинства грузинских оккупантов продолжились. В разных районах города грузинские милиционеры открывали огонь по безоружным людям. Погибло несколько человек, десятки были ранены. Только в первые два дня грузинской оккупации были убиты Григорий Ко-чиев, Станислав Багиаев, Мурат Габоев и Инал Тасоев. Последний не дожил до своего тридцатилетия 10 дней. Были ранены ученый-историк Иван Цховребов, жители города Андрей Болатаев, Илик Тедеев, Альберт Туаев, Мераб Дудаев, Заур Джиоев. В результате обстрела легкового автомобиля, проезжавшего через грузинское селение Тамарашен, были ранены дети – Эльдар и Яна Алиевы...

Уже к полудню второго дня оккупации грузинская милиция вынуждена была оставить основную часть Цхинвала и сосредоточиться в центре города. Были созданы пять зон ответственности МВД Грузии. Эти зоны, контролируемые грузинской милицией, включали центр Цхинвала с границами по ул. Московская от Университета до нового моста, улиц Джапаридзе – Ленина – Энгельса – Джавская – Пушкина – здание суда. Штаб находился в здании МВД Южной Осетии. Эти зоны и были в первую очередь заблокированы блок-постами стихийно возникших отрядов сопротивления. На карте коменданта Цхинвала Г. Кванталиани они были обозначены как «пикеты экстремистов». Город стал «обрастать» баррикадами.

В те дни у людей был необычайный патриотический подъем. Жители Цхинвала почувствовали себя своего рода партизанами, благо пример героев советского подполья из истории Великой Отечественной войны был в сознании каждого советского человека. Все мы были воспитаны системой так, что на подсознательном уровне были готовы к действиям, «если враг вдруг придет в нашу страну». Оттого молодежь не приходилось даже уговаривать, возраст и недооценка опасности сами диктуют характер действий. К тому же за плечами была уже «практика» 23 ноября 1989 года.

7 января был обнародован Указ Президента СССР «О некоторых законодательных актах, принятых в декабре 1990 г. в Грузинской ССР», один из пунктов которого обязывал руководство Грузии вывести с территории Южной Осетии все вооруженные формирования, за исключением внутренних войск СССР. Однако он не был исполнен, и грузинская милиция продолжала творить преступления.

Наоборот, 8 января, выступая по грузинскому телевидению, глава МВД Грузии Д.Хабулиани заявил, что несогласное с решением нынешнего грузинского правительства осетинское население должно покинуть пределы Грузии.

10 января в Цхинвале во дворе школы № 5 состоялись похороны первых погибших от рук грузинской милиции. Начало печально известного кладбища у школы было положено потому, что дорога на городское кладбище оказалась отрезанной, т.к. оно находилось в зоне грузинской оккупации. Многих покойников тогда по этой причине хоронили во дворах и на огородах. К примеру, на задворках своей мастерской был похоронен известный осетинский скульптор Василий Кокоев.

В течение первой недели грузинские оккупационные подразделения оказались зажаты по периметру центра города. Каждый день со стороны защитников Цхинвала были попытки просачивания в зоны ответственности врага. При этом грузинские подразделения могли перемещаться только со значительным боевым охранением. Самонадеянность была наказуема. К примеру, когда экипаж грузинского БРДМ без сопровождения решил перевезти боеприпасы из села Тамарашен в центр Цхинвала, то был немедленно подорван на ул. 8 июня. Другой пример. Еще одна группа грузинских милиционеров, понадеявшись на удачу, решила на легковой машине прорваться в сторону города Гори. На старом мосту их автомобиль взлетел в воздух на фугасе… После этого грузинские милиционеры стали требовать, чтобы их всегда сопровождали военнослужащие и бронетехника внутренних войск МВД СССР. Только так они могли въезжать и выезжать из города. Существенно снизился и боевой дух грузинских милиционеров. Появились убитые и раненые.

Параллельно увеличился и отток грузинского населения. Тут надо сказать, что накануне ввода грузинской милиции в город по тайным каналам жителям грузинской национальности было предложено на время проведения спецоперации покинуть Цхинвал. Многие этим предложением воспользовались. После оккупации города часть людей вернулась. И теперь уже, опасаясь возможной и, по сути, справедливоймести, часть грузин снова уходила с грузинской милицией. Тогда даже появился анекдот. Президент Грузии Звиад Гамсахурдиа распекает министра МВД Дилара Хабулиани: «Я с какой целью послал тебя и твоих милиционеров в Цхинвал? – Чтобы выгнать осетин! – Так почему же тогда оттуда убежали грузины!?».

Но исход противостояния в границах Цхинвала, благодаря самоотверженностипростых городских парней был предрешён. К тому времени уже шло вооруженное противостояние на улицах столицы. В прямом смысле проходили бои за каждую улицу, каждый дом... Поэтому, ввиду всей бесперспективности силового воздействия и, в особенности, усилившегося сопротивления со стороны осетин, власти Тбилиси начинают выводить силовые подразделения из Цхинвала. К концу января грузинских бандформирований и милиции в черте города уже не было, однако, покинув Цхинвал, они заняли господствующие высоты и в упор расстреливали жилые кварталы из орудий и ракетных установок. Началась экономическая, энергетическая, водная и информационная блокада.

Центр же Цхинвала после вывода оккупационных сил был похож на Рим после нашествия вандалов. Магазины разграблены, медицинское оборудование в городской поликлинике разбито, аппаратура связи на Главпочтамте раскурочена, Государственный драматический театр осквернен и превращен в отхожее место, обезглавлен памятник Коста Хетагурову. Грузины добрались и до бюстов Героев Советского Союза на Алее Славы, в итоге, памятники были повреждены, скинуты пока с постаментов, а потом и вовсе в реку Лиахва... Кроме того, вся наличность Госбанка, оказавшегося в зоне оккупации, была вывезена в Тбилиси.

В конце января под предлогом мирных переговоров был похищен и препровожден в тюрьму Председатель Верховного Совета Республики Торез Кулумбегов.

Всего за время нахождения грузинской милиции в столице РЮО в январе было убито 24 и ранено 250 горожан. Но боевые действия только набирали свой оборот. Более того, после вывода грузинских подразделений из города, очаг напряженности переместился из Цхинвала в осетинские села, там началось массовое изгнание осетин, сожжение их домов и целых сел. Внутри самой Грузии также усилилось преследование осетин, сначала их изгоняли с работы. Но скоро начались убийства, истязания и массовое выселение осетин из городов и районов этой страны. Впереди были годы борьбы и лишений, но уже в январе 1991 года мы поняли, что победа будет за теми, у кого Правда.

…Январские дни 1991 года многое изменили в нашем сознании. И сегодня, в тридцатую годовщину агрессии, развязанной Грузией против Южной Осетии, хочется поклониться всем, кто с оружием в руках защищал Цхинвал и Южную Осетию в 1991-1992 годах. Без всенародного героизма, проявленного в начале 90-х, не было бы победы и в августе 2008 года. Вечная память погибшим за свободу и независимость Республики Южная Осетия!

Подготовил С. Остаев

Фото из архива газеты «Республика»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно