«Об одном прошу тех, кто переживет это время – не забудьте»

18-05-2020, 18:16, История [просмотров 238] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

«Об одном прошу тех, кто переживет это время – не забудьте»

Посвящается моей матери, зенитчице Марии Гавриловне Цховребовой,

и всем девушкам, защищавшим Марухский перевал в 1942 году.

Суровые испытания выпали на долю Осетии в годы Великой Отечественной войны. Четыре года страшных испытаний, безмерного горя, жертв и лишений, груз которых наша Родина несла с первого дня войны. Эти четыре года – еще и великий подвиг осетинского народа – подвиг защиты Отечества. Основные события у непосредственных границ Осетии развернулись на севере. Фактически именно у стен Владикавказа, в тяжелейшем для всей страны 1942 году была выиграна битва за Кавказ. Мы снова в очередной раз подтвердили свою историческую роль защитника Кавказского перевала, выдержав у своих стен нашествие гитлеровской армады и отстояли право называть северную столицу осетин «городом воинской славы».

Лето 1942 года для наших войск было особенно тяжелым: враг, потерпев поражение в битве под Москвой, решил захватить Кавказ и, тем самым, осуществить заветную мечту Гитлера. Понятно, что потеря Кавказа с его крупнейшими источниками стратегического сырья, цветными металлами и с богатейшими районами добычи нефти стала бы тяжелым ударом для всей страны и заметно ослабила бы Красную армию.

В гитлеровском плане захвата Северного Кавказа, в операции «Эдельвейс», было разработано 3 направления: первое – одна группа войск, захватив Новороссийск и Туапсе, двигаясь вдоль побережья Черного моря, вышла бы на юг – в Грузию, второе – армия, куда входили танковые и моторизированные дивизии должны были захватить Грозный, Баку, Нальчик, Махачкалу, Майкоп и Владикавказ, третье – захват Главного Кавказского хребта. 25 июля 1942 года гитлеровские войска перешли в наступление по всем трем направлениям. 1300 танков, маторизированные части с пехотой, группа армии «А» под командованием фельдмаршала В.Листа, прикрываемые 4-ым воздушным флотом воздушного асса – генерала Рихтгофена, форсировав Дон, оккупировали к концу октября большую часть Северного Кавказа и предгорья Главного Кавказского хребта. Вследствие этого советскиевойска на Клухорском, Марухс-ком, Эльбрусском и Санчарском перевалах оказались в тяжелейшем положении.

Сложившаяся обстановка требовала решительных мер и верховное командование поставило стратегическую задачу: остановить врага, оттянуть на себя значительные силы противника, измотать его в оборонительных боях, выиграть время. Для укрепления обороны Северного Кавказа были переброшены резервные войска – это 394 дивизия с отдельным саперным полком на Клухорский, Марухский и Санчарский перевалы. «В горах были очень сложные климатические условия: со всех сторон обступали ледники – вспоминал политрук саперного полка Ягор Джиоев, – морозы доходили до - 40 градусов. В горах часто случались метели, снежные обвалы, камнепады. Из-за бездорожья и непроходимости дорог боеприпасы и минометы таскали на себе. Единственный транспорт в горах был вьючный – на ишаках». Тем не менее, в кратчайшие сроки под командованием генерала армии Тюленина, перед перевалами центрального Кавказа были построены инженерно-оборонительные сооружения: тысяча огневых точек, дотов, дзотов, ходов сообщений, авиа-площадки. Кроме того, силами саперного полка и населения Абхазии высоко в горах была проложена стратегическая дорога в ущелье реки Кодор.

Однако, противник тоже не ждал. В ходе боев, отряд вражеских альпинистских стрелков проник на высоты, но был встречен пулеметным огнем нашего первого стрелкового полка, который вместе со 107-ой горнолыжной минометной батареей отбил в течение дня четыре атаки немцев. «Во время боя – вспоминал Я. Джиоев – в плен к нам попал фельдфебель, от которого мы узнали, что до войны немцы часто приезжали на Северный Кавказ под видом туристов и альпинистов и потому ими сразу были заняты более удобные и высокие позиции… Но благодаря мужеству и стойкости солдат, враг был выбит из Кухорского и Санчарского перевалов и дорога к Чёрному морю для них навсегда была закрыта».

С особым остервенением враг начал свои боевые действия на Марухском перевале, где передний край боевых действий проходил через Дзуарыкау, Хатал-дон, Тамиск. Здесь располагались и зенитки, зорко следившие за голубым небом, не позволяя его омрачать немецкими «мессершмиттами». Среди «хранительниц спокойствия неба» была и моя мама Мария Цховребова. Тяжелые бои шли и по Военно-грузинской дороге на высоте 903 м. Положение было шаткое, к примеру, населенный пункт Зилахар, в течение дня 4 раза переходил из рук в руки.

В августе 1942 года немцы, заняв Майкоп, Краснодар, Пятигорск, подошли к Моздоку. Противник рвался к столице севера Осетии Владикавказу, откуда шла прямая дорога в Закавказье, в том числе и к бакинской нефти. Поэтому, усилив свою моздокскую группировку 300 танками и маторизированной дивизией «Викинг», немцы пошли в наступление, стали форсировать Терек в районе Моздока. «Небо над Моздоком стало долиной смерти. Наши летчики – вспоминал летчик Сергей Цховребов, – на бреющем полете под непрерывным зенитным огнем вышли на цель и разбомбили переправу».

Немцы тогда пошли на хитрость: в месте, где ширина реки Терека не превышала 100 метров, они навели подводную переправу, затопив ее до такой глубины, что немцы по ней по пояс в воде переправлялись на другой берег. Наши летчики не смогли обнаружить ее и командование приняло решение беспрерывно бомбить водную площадь Терека близ Моздока по течению. В результате в небе шли беспрерывные бои пока невидимая переправа не была уничтожена. Между тем, под жестоким натиском многочисленного противника наши войска оставили Моздок, и враг вплотную подошел к Владикавказу.

Немцы также рвались к грозненской нефти и в сентябре 1942 года пошли в наступление вдоль железной дороги Прохладное – Грозный. Город Малгобек несколько раз переходил из рук в руки. Героически сражаясь, наши войска стояли насмерть за каждое село. Так наши солдаты с командиром Владимиром Петровым с четырьмя танками заставили отступить 40 танков и батальон автоматчиков. Неприступной крепостью стала и станица Вознесенская в боях при которой батальон морской пехоты капитан Цаллагов отразил атаку около 100 танков. В итоге даже захватив Эльхот, немцы не смогли пройти через Эльхотовские ворота к Грозному.

В конце октября немцы перешли в новое наступление со стороны Нальчика, заняли Чикалу, Дигору, Алагир, Саниба. Тяжелые бои шли у сел Гизель, Майрамадаг, в Суарском ущелье. К концу октября 1942 года враг оккупировал большую часть севера Осетии и 2 ноября подошёл вплотную к Владикавказу встав в 8 км от него. Началась беспрерывная бомбежка Владикавказа, город было не узнать: горели улицы, дома, Владикавказ был разбит на узлы сопротивления. В спешном порядке, на западную окраину города, где проходила передовая линия, подходили новые войска резервного фронта. 3 ноября 1942 года немцы начали штурмовать город.

В эти трудные дни ноября Сталин писал Черчиллю: «Положение на Кавказском фронте ухудшается, немцам удалось захватить Нальчик и вплотную подойти к Владикавказу, где сейчас идут большие бои. Наша слабость в нехватке авиации здесь».

На военном совете генерал армии И. Тюленин заявил: «Мне известно, что седьмого ноября Гитлер собирается оповестить весь мир, что ключи от Кавказа в его руках. Вот вам мое слово солдата, 8-го ноября мы снова соберемся здесь во Владикавказе и наш голос донесется до Москвы. Завтра 6-го числа мы пойдем в наступление».

…Вся Осетия защищала город и с помощью введённых в бой резервов удалось остановить врага у его стен. Острие таранного удара первой танковой армии Клейста было нацелено на Владикавказ, но дальше этого рубежа сапог фашиста не ступил. Отрезав передовые части немцев от основных сил, наши танки, пройдя в тыл немцам, перекрыли им дороги, и те оказались в Гизельском мешке. Чтобы спасти окруженные войска, немцы решили прорваться к ним через ущелье Суаргом, куда ими были брошены танки, самолеты, артиллерия. Вход в ущелье прикрывала бригада морской пехоты и с ними вместе плечом к плечу насмерть стояли жители селения Майрамадаг во главе со столетним Тасолтаном Бзаровым. Все дома и подвалы селения моряками были превращены в огневые точки. Девять дней защитники Суаргома отбивали атаки немцев, но вход в ущелье оставался закрытым. Пять долгих месяцев шли оборонительные бои и в Гизельском мешке, в котором оказались немцы. При этом численность только немецкой группировки армии «А» составляла 600 тысяч человек, немецкая первая танковая армия в своем составе имела 320 тысяч и именно ее разгром стал решающим в битве за Кавказ. Наши войска, сражаясь героически, не допустили дальнейшего продвижения немецких войск и в итоге к середине ноября сражение за Владикавказ завершилось полной победой. 23 декабря полк цхинвальца майора Габараева, состоящий большей частью из южных осетин, обходным маневром пройдя по реке Ардон и преодолев проволочные заграждения, ворвался в Алагир, закрыл путь отхода немецко-румынским войскам из-под стен Владикавказа и наглухо затянул узкий мешок Гизельского котла, где был нанесен сокрушительный удар врагу.

В эти дни тожественно прозвучал на всю страну Советов и голос Левитана по радио: «Владикавказ наш!». Благодаря победе наших войск, операция «Эдельвейс» провалилась и была выиграна первая из ключевых битв Великой Отечественной – битва за Кавказ, благодаря которой победа наших войск и под Сталинградом была предрешена.

За бои под Владикавказом 120 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза. Среди них наиболее известен, благодаря скульптурному изваянию Н. Ходова, Петр Барбашов, закрывший своей грудью амбразуру вражеского дзота, совершивший свой бессмертный подвиг по времени раньше А.Матросова. Здесь же необходимо сказать, что у стен Владикавказа четыре уроженца Северной Осетии повторили подвиг Барбашова, а два летчика подвиг Гастелло…

Осетия, без деления на север и юг, внесла свой весомый вклад в общую Победу над фашистской Германией. И дело не только в 35 осетинах – Героях Советского Союза, которых, как показывают архивные документы, намного больше. Война коснулась каждой осетинской семьи, на фронт уходили не только призывники, но большое количество добровольцев, в том числе и несовершеннолетних. Только из Южной Осетии, не говоря уже об Осетии Северной, на фронт ушло более 21 тысячи человек, из которых погибло более 11 тысяч, пропало без вести более 7 тысяч человек и только около 3 тысяч вернулись домой. Просто вдумайтесь в эти цифры! И это при том, что на фронте остались одни из лучших, дееспособных представителей севера и юга Осетии, будущее нашей Родины. У дороги в Дзуарикау стоит памятник семи летящих журавлей. Автор Санакоев увековечил подвиг 7 братьев Газдановых, живших в этом селе, которые уйдя на фронт погибли все. Не вернулись домой 7 братьев Кобегкаевых из села Доны-фарс, 6 братьев Хестановых из села Хаталдон и многие другие. Великое горе потерь своих сыновей выпало и на долю многих матерей Осетии… Во имя будущего пали целые поколения героев. Гордитесь ими, ибо каждый из них был великим человеком.

Салима Джиоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно