Бургустан – как много для нас в этом слове…

31-08-2019, 13:48, История [просмотров 243] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Бургустан – как много для нас в этом слове…К числу одной из драматических страниц новой истории южных осетин, все еще подернутых флером недосказанности, по праву следует отнести события осени 1920 года в казачьей станице Бургустан, стоившие жизни сотням наших соотечественников. Приближающееся столетие геноцида 1920 года никоим образом не должно затмить еще одну трагическую дату в истории нашего народа. Тем более, что эти две мрачные страницы нашей истории XX века тесно переплетены. Автор данных строк в недавней беседе с Президентом РЮО коснулся данной темы, на что Анатолий Ильич выказал полное понимание и одобрение наших предложений, касающихся издания специальной работы по воссозданию истории «Бургустанской трагедии» и проведения отдельной научной конференции на заданную тему, и ряда других проектов. Предложенная же сегодня вниманию читателей статья, выпуск которой приурочен к 99-ой годовщине Бургустанских событий, написана на основе анализа уже собранных нами материалов и является звеном предстоящей к столетию объемной работы. Отметим также, что и с директором ЮОНИИ им. З.Н.Ванеева состоялся разговор на предмет проведения научной конференции, приуроченной к столетию «Бургустанской трагедии». В ближайшее время вопрос о ее проведении будет предложен вниманию членов Ученого совета института. Надеемся, что самое активное участие в подготовке и проведении памятных мероприятий примет и МОД «Стыр Ныхас».

В ряду мероприятий, посвященных подготовке к столетию событий в Бургустане, особо следует отметить ту большую работу, которую добровольно и бескорыстно выполняет Гела Абрекович Валиев – официальный представитель Президента РЮО в Республике Сербской. Этот энтузиаст по собственной инициативе собрал творческую группу, изучил всю доступную литературу, «перелопатил» источники, беседовал со старожилами самого Бургустана, а ныне на основе критического анализа собранного материала снимает фильм. Гела Абрекович любезно согласился поделиться с нами собранным им историческим материалом, который будет использован в нашей будущей совместной работе.

Итак, «Бургустан». Согласимся, что название этой кубанской казачьей станицы давно на слуху у жителей Южной Осетии, во всяком случае, у представителей ее старшего поколения. Одни из опрошенных нами в порядке эксперимента цхинвальцев слышали о Бургустане, но весьма приблизительно представляли географическое расположение этой станицы нынешнего Предгорного района Ставропольского края России. Другие, при упоминании Бургустана, извлекая из глубин своих познаний истории осетин, утверждали, что там когда-то в боях за советскую власть погибло много осетин. Третьи, ссылаясь на рассказы старших, даже заверяли нас в том, что из Бургустана не вернулся их дед или прадед. И этим оказывались исчерпанными все их познания на заданный вопрос. Ну, хотя бы так…

Прежде всего, для справки отметим, что топонимика станицы происходит от скифских слов «бур, бор» (желтый) и «стан» (страна, стоянка). В литературе можно встретить и иные варианты названия станицы: Боргустанская и даже Богустанская. Так, что же такое Бургустан для исторической памяти осетин южными осетинами? Ограниченные регламентом газетной статьи, постараемся коротко ответить на поставленные вопросы.

В районе современных Кавказских Минеральных Вод на исходе лета 1920 года развернулись ожесточенные сражения. Регион, по существу, стал центром театра военных действий, где, без преувеличения, решалась судьба всего Юга советской России. Какое отношение к ним имели южные осетины? После меньшевистского погрома июня 1920 года, завершившегося, как известно, геноцидом южных осетин, бойцы южноосетинской бригады красных партизан, прикрывая отход десятков тысяч беженцев, перешли на Северный Кавказ – в Терскую Республику. Здесь, в целях создания нового вооруженного отряда для последующего освобождения Южной Осетии, из числа бывших повстанцев началось формирование второй Юго-Осетинской бригады. К концу июля – началу августа формирование бригады в принципе завершилось.

К тому времени на Кубани события складывались весьма драматично для советской России. Барон Врангель, обуреваемый чувством мести за неудачи прежних руководителей Белой Гвардии, решил отторгнуть от нее обширные территории Северного Кавказа. С целью реализации своих реваншистских устремлений 14 августа Врангель высадил крупное десантное соединение белогвардейцев под командованием генерала Улугая у поселка Ахтырский. Второе такое же соединение под командованием генерала Харламова высадилось на Таманском полуострове. Обе эти группировки были объединены в так называемую «Армию возрождения России» под общим командованием генерала Хвостикова (с легкой руки казаков генерал Фостиков превратился в Хвостикова, впрочем, под этой фамилией он и вошел в историю гражданской войны в России).

Хорошо вооруженная армия Хвостикова насчитывала до 16 тысяч человек с конницей, артиллерийскими орудиями и пулеметами. Все готово было к наступлению. Мятеж вспыхнул 9 сентября. В считанные дни был захвачен целый ряд стратегически важных станиц таких, как Армавирская, Майкопская, Лабинская, Бекешевская, Бургустанская, Суворовская. В результате совместных наступательных действий белогвардейцев и казаков на Кубани сложилась критическая ситуация. Получив оперативное сообщение о начале наступления белогвардейцев, В.И. Ленин, встревоженный создавшимся положением на Северном Кавказе, в тот же день телеграммой потребовал от Г.К.(Серго) Орджоникидзе «быстрейшей и полной ликвидации всех банд и остатков белогвардейщины на Кавказе и Кубани», считая это делом государственной важности. Однако Красная Армия на тот момент не располагала силами, достаточными для эффективного отражения наступления Белой Гвардии. Большевикам пришлось срочно искать дополнительные резервы.

В числе других воинских подразделений к ликвидации белогвардейцев была привлечена и вновь сформированная Юго-Осетинская бригада общей численностью до 1500 человек. В ее составе значились стрелковый и кавалерийский полки, технический эскадрон, легкая кавалерия комендантский и хозяйственный взводы, а также санчасть. Несмотря на то, что, как вспоминал бывший красноармеец пехотного полка бригады Г.З. Бигулаев, «Пехотный полк, прибывший из Владикавказа на Кавминводы, состоял исключительно из осетин Южной Осетии», еще во Владикавказе к бригаде присоединились и добровольцы из Северной Осетии. В начале сентября бригада эшелонами прибыла в Ессентуки и влилась в ряды войск так называемого Пятигорского боевого участка. Перед отправлением на фронт на железнодорожном вокзале Владикавказа состоялся митинг, где выступавшие торжественно проводили бойцов бригады на войну. Им тут же был представлен и командный состав, который по воспоминанию того же Бигулаева «был русским». Командовал войсками Янышевский. Помощником командира был Иван Лукин, командиром разведки – Огурцов. Пулеметной командой руководил красный командир М.Савельев. Замещал командира роты – Зинченко. Взводами командовали Ефремов, Власов и др. даже адъютантом полка былГрачев. Конечно, национальная принадлежность командного состава не имела принципиального значения, но простой осетинский боец узрел в этом проявление некой «дискриминации».

Дальнейший ход событий в свое время так описывал доктор исторических наук Б.З. Плиев. Перед Пятигорским боевым участком была поставлена задача не допустить прорыва противника в сторону реки Кумы, перейти в наступление и отбить у белогвардейцев станицы Бургустанскую, Бекешевскую и Суворовскую. Контрнаступление было спланировано таким образом, что южноосетинская бригада должна была разбить противника у станицы Суворовская. С левого фланга ее должен был поддерживать сводный конный полк им. И.Кочубея. Однако, не дожидаясь обещанной поддержки, бойцы южноосетинской бригады уже на рассвете 11 сентября вступили в бой и, легко преодолев оказанное противником сопротивление, заняли станицу Бургустанскую.

Тут начинается самое непонятное с точки зрения реализации намеченного плана. Выйдя к западной окраине станицы, бригада заняла оборону в ожидании активных действий, оголив свои тылы в ожидании подкрепления со стороны полка кавалеристов Кочубея. Приводится и такой драматический эпизод, когда, ближе к вечеру, бойцы южноосетинской бригады, заметив приближение с тыла, (который должны были прикрывать другие подразделения Пятигорского военного участка) кавалерийского полка, приняли ее за обещанную подмогу, радостно восклицая: «К нам скачет на помощь полк Кочубея!». Командир, также приняв противника за кочубеевцев, отдал приказ не стрелять по ним. То, что это была роковая ошибка, они поняли, когда конница бандитов приступила к ликвидации оказавшейся в кольце плотного окружения южноосетинской бригады, бойцы которой фактически оказались застигнутыми врасплох.

Вскоре на исходе у бойцов бригады оказались и боеприпасы. Позже один из белогвардейцев Никита Фидирко вспоминал: «Если бы у осетин были еще патроны, нам бы их было не взять». Газета «Терские ведомости», рассказывая о событиях того дня, писала, что «началась страшная рубка безоружных полусонных бойцов. Лишь невероятное, на грани человеческих сил, мужество, спасло бригаду от полного уничтожения. Буквально одними кинжалами и саблями проложили себе путь немногие. Погибли лучшие из лучших: Сико Кабисов, Георгий Газзаев, братья Георгий и Григорий Козаевы, Семен Плиев, Чочиев, ПлатонСанакоев, Георгий Джигкаев, Сачино Джатиев, Герсан Харебов, Елиоз Багаев, Тути Парастаев, Габо Цховребов, Николай Котолов, Николай Тедеев, Батырбек Догузов и многие другие». Приведем также отрывок из донесения начальника штаба от 17 сентября 1920 года. В нем, в частности, говорится: «Люди оказывались в окружении белых и пробивали себе путь, доводя дело до штыков. Вообще, о поведении бойцов [осетинской бригады] приходится отозваться с похвалой: окруженные и покрываемые непрерывным огнем, вызывающим многочисленные потери, осетины пробивали себе путь и не думали о сдаче».

Не ставя перед собой цели подробного анализа причин «Бургустанской трагедии», мы, тем не менее, не можем не отметить одну из главных, если не сказать, главную ее причину. Как писала та же газета, «среди командного состава оказались агенты Деникина и даже меньшевистского правительства [Грузии]. Один из них, некто Чхеидзе, фигурировавший под фамилией Давыдов, впоследствии был разоблачен и расстрелян в Дагестане.

Эти предатели были в контакте с бандами генерала Хвостикова, которым передали все сведения о составе и оперативных планах бригады, одновременно усыпляя бдительность бойцов и стараясь под видом военной дисциплины держать их в черном теле, даже не выдавая босым красноармейцам обувь.

В связи с Бургустанской резней нас не могло не насторожить одно весьма немаловажное обстоятельство. Имеется в виду четко прослеживающийся «грузинский след». Он связан с именем «стойкого ленинца, пламенного революционера» – грузинского большевика Серго Орджоникидзе. Как стало известно позже, он был осведомлен о наличии предателей среди командного состава красноармейцев, но, вместо того, чтобы принять решительные меры по их нейтрализации, предпочитал отмалчиваться.

Бургустанская бойня дорого обошлась осетинам. Только в одном бою 11 сентября было убито 118 и ранено 182 бойца бригады. Вырвавшиеся из окружения в ночном бою были добиты на рассвете следующего дня. В результате из полутора тысяч бойцов было убито 1333 человека, то есть практически весь личный состав бригады. Тем не менее, уцелевшая в этой мясорубке сотня, 15 сентября в составе других подразделений вновь уже окончательно, заняла станицу Бургустанскую. Стоит напомнить, что в 1968 году на средства, собранные станичниками, на окраине села был построен памятник бойцам южноосетинской бригады. На мемориальной доске, прикрепленной к стеле, указано, что памятник построен в память о 545 осетинах, погибших в боях за освобождение Бургустана от белогвардейских банд в сентябре 1920 года. Привести точные данные о числе осетин – жертв Бургустанской трагедии, можно лишь опираясь на архивные данные. Но, к сожалению, весь архив Ставрополья был уничтожен немецкими фашистами в период оккупации. Поэтому приходится оперировать лишь приведенными данными.

Как бы то ни было, память о героях – бойцах второй юго-осетинской бригады, павших в боях за советскую власть в далеком Бургустане, должна жить не только в памяти людской, но и занять достойное место в истории осетинского народа. На сегодня же мы располагаем лишь поэмой одного из лучших осетинских поэтов Георгия Бестауты. Приведем лишь несколько строк из его бессмертной поэмы:

Я спросил парящего орла

Над голыми горами Бургустана,

Где же здесь бригада полегла

По вине предательского плана?!

Посмотрел орел тут на меня,

– Что хоронишь ты ее так рано?

Ведь она бессмертье обрела

Клекотом и крыльями орлана!

Будем помнить о героях второй югоосетинской бригады, чтобы выполняя наказ поэта, она «бессмертье обрела».

К.Пухаев,кандидат исторических наук

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Популярно