Потерянная Осетия или к вопросу исконных национальных территорий

15-07-2019, 15:27, История [просмотров 144] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Потерянная Осетия или к вопросу исконных национальных территорий(Продолжение, начало в №49-50, 51-52)

После образования Юго-Осетинской Автономной области (ЮОАО) местные власти были озабочены наполнением содержанием новой формы территориально-культурного обретения народа. Но сделать это было непросто. В этот период Южную Осетию можно было охарактеризовать, как отсталый аграрный регион, с архаичными методами ведения сельского хозяйства. При этом власти соседних с Южной Осетии регионов Грузии не оставляли попыток нарастить свой земельный фонд за счет территории автономии. Так, на заседании правительства ЮОАО 19 июня 1925 года рассматривались притязания жителей Рачинского уезда на пастбищные земли в местности «Ватра». И это при том, что часть спорных выпасов и лесных заготовок ранее уже была переданы этому уезду во временное пользование. Но очевидно аппетит приходит во время еды.

Не прошло и месяца, как ЦИК ЮОАО снова собирается по аналогичному вопросу. 19 июля 1925 года рассматриваются уже претензии со стороны администрации Душетского уезда соседней Грузии. В 1927 году власти Карельского уезда предъявляют претензии на земли селения Ионча Знаурского района… Руководству автономии не всегда удавалось отбивать эти нападки. В 1927 году центральные власти Тифлиса заставляют правительство ЮОАО передать курорту «Шови», что в Рачинском уезде значительные площади леса и пастбищ. При этом в самой Южной Осетии с трудом удалось отстоять строительство санатория в селении Дзау – мнение грузинского правительства гласило «о невозможности постройки дома отдыха в Джавах».

Отсутствие перспектив в аграрной сфере заставило местные власти пересматривать структуру экономики региона. Однако на развитие промышленности у руководства области не было средств. Промышленности в Южной Осетии практически не было, не считая лесопилку с 12 работниками, фабрику гнутой мебели на 30 рабочих, кирпичного и черепичного завода, работавших сезонно, электростанции в 50 лошадиных сил и механические мастерские.

Ввиду недостатка квалифицированных специалистов, изношенностью и нехваткой оборудования, перебоями с поставкой материалов, нехваткой комплектующих и инструментов, и недостатком энергетических мощностей все предприятия работали с перебоями. Учитывая дефицит технических и управленческих кадров, руководство области просило органы исполнительной власти Грузии о предоставлении вакантных мест в учебных заведениях СССР и Грузинской ССР.

Средства, выделяемые на восстановление и развитие Автономной области из центра Союзного государства, не доходили до адресата. Предвзятое отношение руководства Грузии к Южной Осетии проявлялось даже по партийной линии, например, при повышении зарплаты партийным руководителям по всей Грузии, партаппарату области зарплата выплачивалась по старым тарифам.

На IXпартконференции юго-осетинского Обкома компартии было открыто заявлено о том, что руководство советской Грузии только на словах провозгласило лозунг «лицом к Южной Осетии», в реальности же для автономии ничего не делается. Тифлис из общесоюзного бюджета получал значительные дотации для развития промышленности и сельхозкооперации, но Южной Осетии перепадало немного. Имея это в виду, Виссарион (Тасолтан) Бекузаров сделал замечание представителю ЦК Компартии Грузии на партконференции в октябре 1927 года, что «бюджет области нельзя сравнить даже с бюджетами соседних уездов».

Чтобы дать какой-то толчок развитию экономики автономной области, руководство Южной Осетии предложило подготовить ЦИК документы для представления в республиканские органы на организацию строительства узкоколейной железной дороги Гори-Цхинвал и соединения области с Чиатурским железнодорожным узлом.

Одним из основных вопросов на VI съезде Советов ЮОАО (март 1926 года)был вопрос о развитии экономики и, в первую очередь, промышленности. ЦИК было поручено пригласить в Южную Осетию специалистов для определения возможных путей развития. В итоге, с 1927 года для изучения горных богатств автономной области работала изыскательская партия Московского Института прикладной минералогии. В апреле 1928 года на заседании Обкома юго-осетинской партийной организации было принято решение о приглашении в Южную Осетию для научно-исследовательской работы (ботанического исследования области) профессора Н.А. Буша. С появлением положительных и обнадеживающих результатов в изыскательских работах решением ЦИК Южной Осетии в структуре областного правительства был организован Горный отдел для ведения хозяйственной деятельности по использованию природных богатств.

Но органы исполнительной власти автономии находились под постоянным давлением республиканских органов, неугодных руководителей снимали, принимались невыгодные для области решения без согласия с руководством Южной Осетии. Так, решением Совета Народных Комиссаров Грузии под надуманным предлогом был ликвидирован Горный отдел Южной Осетии. Причина была названа без обиняков – создание отдела без согласования с властями в Тифлисе… Все очевиднее становился тот факт, что власти в Тифлисе не собираются выделять необходимые средства на развитие Южной Осетии. Поэтому в Цхинвале обращают свой взор в сторону России.

На заседании Президиума ЦИК Южной Осетии, который проходил под председательством В. Бекузарова, член правительства Чермен Бегизов предложил создать Комиссию по объединению Северной и Южной Осетии согласно решению съезда Советов ЮОАО. В созданную Комиссию вошли А.Джатиев, Н.Гассиев, Н.Газзаев, Ш.Ванеев и П.Лохов. На заседании Президиума ЦИК А.Джатиевым было предложено «в связи с предстоящим объединением Северной и Южной Осетии составить соответствующие сметы и представить их в ЦИК».

В этот период во главе автономной области находились такие люди, как Александр Абаев, Александр Джатиев, Тасолтан Бекузаров, Чермен Бегизов, Николай Гадиев, Николай Гассиев, Разден Козаев и мн. другие, преданные своему народу, и боровшиеся за его развитие и благополучие. Такая национальная вольница не нравилась властям в Тифлисе, и было принято решение «разбавить» руководство ЮОАО кадрами извне. В итоге с конца 1929 года, во главе области на длительное время первыми лицами уже не были коренные выходцы из Южной Осетии. Последний местный уроженец был снят с формулировкой: «Согласно постановления Президиума ЦК Грузии освободить от работы Председателя ЦИК и от работы в Юго-Осетии тов. Джатиева Александра…». Его не только отстранили от должности, но и фактически лишили права быть принятым на любую другую работу в самой Южной Осетии.

Подготовил А.Гаглоев

(продолжение в следующем номере)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Популярно