Этнография как живой взгляд в прошлое своего народа

5-08-2018, 14:43, История [просмотров 109] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Этнография как живой взгляд в прошлое своего народа17 июля в Южной Осетии, как части Русского культурного пространства отмечался День этнографа.Праздник приурочен ко дню рождения великого русского этнографа, антрополога и путешественника, члена Императорского Русского географического общества Николая Николаевича Миклухо-Маклая, который родился 17 июля 1846 года. Этот день считается профессиональным праздником представителей разных этнографических школ.

Когда выбор профессии предопределен

Так сложилось, что в праздничный день, 17 июля в Цхинвале оказался патриарх осетинской этнографии, доктор исторических наук, профессор Л.А. Чибиров и не воспользоваться этой возможностью было бы неправильно. В настоящее время он возглавляет отдел этнографии Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований. Беседа же наша состоялась в Национальном музее, где сам антураж напрашивался в качестве визуального фона нашего разговора.

Людвиг Алексеевич рассказал о том, как судьба определила ему стать этнографом. Хотя после школы он собирался стать горным инженером, вознамерившись учиться на факультете обогащения полезных ископаемых СКГМИ. Но в результате заканчивает исторический факультет СОГУ. В 1956 году возвращается в Цхинвал, пробует себя в преподавательской деятельности, получает предложение работать в Краеведческом музее.

Вспоминает Л.Чибиров: «Пробудившийся во мне интерес к исследова­тельской работе в Краеведческом музее требовал большего простора для занятий любимымделом. В начале 1959 года я начал работать младшим научным сотрудником отдела истории и этногра­фии Юго-Осетинского Научно-исследовательского института. За переход на работу в институт я бла­годарен известному ученому-философу, профессо­ру Сослану Габараеву, который тогда возглавлял НИИ.

После принятия на работу мне предоста­вили возможность выбора специальности между археологией и этнографией. Три года работы заве­дующим отделом дореволюционной истории в Кра­еведческом музее помогли ближе познать спе­цифику каждой из этих исторических дисциплин. И мои симпатии оказались на стороне этногра­фии не случайно. Этому было объяснение – детские и юношеские годы прошли в деревне. С молоком матери органически впитал в себя прелести и трудности сельской жизни. Поэто­му, вполне естественно, меня больше потянуло к исследованию родного края посредством изучения близкой по духу живой народной среды, а не через раскопочные материалы осетинской старины.

Меня прикрепили к сектору этнографии Инсти­тута истории, археологии и этнографии АН ГССР, которым руководил академик Г.С. Читая. Под ру­ководством которого я защитил диссертацию на степень кандидата исторических наук в июне 1964 года.

За годы работы в НИИ я вел исследователь­скую работу в окружении и под воздействием таких известных осетинских ученых, как 3.Н. Ванеев, В.Д. Абаев, С.Ш. Габараев и др. Став кандидатом наук я внутренне успокоился, пос­читав это для себя своего рода Олимпом. Во всяком случае, я не собирался немедленно браться за докторскую диссертацию. Но все решил случай... В один из моих приездов в Тбилиси в Институт истории я встретился с выдающимся грузинским ученым-этнографом Алексеем Робакидзе, который предложил мне работать над докторской диссер­тацией под его руководством. Я, конечно же, сразу согласился, поскольку о том, чтобы моим руководителем был такой маститый ученый, я и не мечтал. И вот в течение всего года я трудился как проклятый: едва успевал выпол­нить одно задание, как Алексей Иванович тут же озадачивал другим. Помню, после выполнения очередного задания, когда я уже на­деялся, что, наконец, все, он вновь вернул мне работу, наказав допол­нить ее еще и археологическими материалами. Я был до того раздоса­дован, что чуть не выбросил папку со своим исследованием из окна автобуса, на котором возвращался домой… Моя работа была тогда первой на обновленном Совете по докторским диссертациям. Защита прошла успешно. Все двадцать два члена Совета проголосовали «за», утверждение не задержалось и в Высшей аттестационной комиссии в Москве».

В поисках живого источника старины

Этнография – это наука, которая изучает бытовые и культурные особенности народов мира, проблемы происхождения, расселения, культурно-историческое взаимоотношение. В числе объектов ее исследований был и остается осетинский народ.

Первые работы по этнографии из числа юго-осетинских ученых принадлежат Захарию Ванееву и Александру Тибилову. Но они не были этнографами в узком понимании этой специальности. Будучи людьми широкой эрудиции оба с одинаковым успехом занимались историей, вопросами осетинского языка и литературы, организацией системы высшего образования. Создание же самой юго-осетинской школы этнографии принято связывать с именами профессиональных этнографов Зинаиды Гаглоевой и Людвига Чибирова. Именно они сделали это направление в исторической науке значимым в Южной Осетии, и в значительной степени способствовали распространению авторитета национальной этнографии и за пределами страны. Следующее поколение этнографов также отметилось талантливыми кадрами: Алан Чочиев, Аза Кокоева, Зелим Цховребов, Фатима Гаглоева, Коста Кочиев, Лива Тедеева и др. Сегодня в национальную этнографию пришло новое поколение: Ирбег Маргиев, Ирма Парастаева...

Было время, когда отдел этнографии, руководимый доктором исторических наук З.Д. Гаглоевой, был одним из ведущих центров в деле этнографического изучения Осетии в системе Академии наук ГССР. Подтверждением авторитета осетинской этнографии явилось и то, что в Цхинвале неоднократно проводились научно-практические конференции, в которых участвовали представители науки Грузии и республик СССР.

Особенность этнографии как инструмента определения фактов быта и культуры народа в том, что она работает преимущественно с живыми людьми. Этнографы пешком или на транспортных средствах обходят населенные пункты, встречаются с жителями (преимущественно старожилами) и собирают свидетельства быта, особенности религиозных культов, фиксируют проявления традиционной культуры. В их инструментарии есть и технические средства: диктофоны, фотоаппараты, видеокамеры. Хотя наиболее традиционным инструментом фиксации устных данных были блокнот и карандаш. При этом время самый страшный враг данной науки. В основе труда каждого этнографа – сбор полевого материала, общение с живыми людьми. Именно от них ученые получают свидетельства быта, сакральных практик, живое звучание фольклора. Со смертью одного сведущего старожила может быть утерян целый пласт ценнейшей информации. Поэтому этнография – это наука, не терпящая промедления. Ведь с каждым годом людей, знающих о традициях прошлого становится все меньше и меньше. Историки свои архивные записи могут взять в библиотеке и через десять лет, у археологов древние скелеты могут спокойно пролежать в земле еще пару веков. А люди-информаторы уходят безвозвратно, уходят живые свидетели старины...

Р.Кулумбегов

Надпись под фото: молодой этнограф Л.Чибиров и его проводник на привале у родника

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно