Экскурс в старину или темные стороны обычаев древности

25-03-2018, 15:51, История [просмотров 361] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Экскурс в старину или темные стороны обычаев древностиНедавно в рамках своей научной деятельности мне пришлось работать с источниками по истории и быту народов Кавказа. Здесь мне повстречалось описание интересного обычая у горной народности Грузии пшавов – «цацлоба». В его основе испытание, которому подвергалась ответственность друг перед другом двух горцев-побратимов.

В обычаях горцев издревле было скреплять отношения дружбы клятвой. И это братство было не праздное, как, например, у городских жителей. Благодаря горскому братству, человек обретает товарища в бою или набеге. Названный брат обязан не только стоять плечом к плечу со своим братом по клятве, но и вынести его с поля боя в случае ранения, живым или мертвым. Совершается обряд принесения клятвы, обычно, у сельского святилища в присутствии свидетелей и с определенным ритуалом. Это обычная практика у горцев Кавказа.

Однако у пшавов церемония имеет интересное продолжение. После того, как молодой человек становится другом другого, то приглашает своего побратима к себе в гости. Этим визитом окончательно закрепляются узы братства. Однако этот визит не связан с праздничным застольем в семье, которая обретает нового родственника.

Здесь побратима ждет серьезное и необычное испытание. Этот ритуал проводился, когда в семье была незамужняя девушка. Для названного брата выделялась отдельная комната. Когда наступала ночь, к нему приходила сестра его побратима и ложилась рядом с ним в постель. Это было испытание на верность перед побратимом и его семьей, и испытание непростое. Ведь девушка ложилась рядом с парнем обнаженной, однако при этом между ними не должно быть сексуальной связи. Самое интересное, что для обострения испытания разрешались… ласки и поцелуи. И как тут было удержаться молодому горячему горцу! Ну и, чтобы как-то укротить свою страсть, применялся защитный прием – между собой и девушкой побратим клал обнаженный кинжал. Хотя понятно, что главным здесь все же были ответственность и самообладание.

С рассветом наступал момент истины. Наутро девушка должна была выйти во двор и вынести гостю в кувшине воду, чтобы тот смог умыться. Если она этого не делала, то давала тем самым знак, что над ней было совершено сексуальное насилие. Такой результат для побратима означал верную смерть от руки своего названного брата.

Этот интересный и оригинальный обычай непроизвольно относит нас к Нартским сказаниям. В повествовании «Красавица Дзерасса» рассказывается о том, что девушка приняла за своего мужа Ахсартага его брата близнеца Ахсара. Вот как описывает ситуацию сказитель: «Пришло время ложиться спать. Молча постелил Ахсар свою бурку, легли они на нее и накрылись буркой Ахсартага. Но, чтобы не было у него близости с женой брата, вытащил Ахсар свой меч и положил его между собой и Дзерассой. Это так рассердило Дзерассу, что, обиженная, она встала и грустная села поодаль».

Как видим, обычай класть холодное оружие на постель между мужчиной и женщиной имеет древние корни. Есть параллель и со скандинавскими сагами, там Сигурд и Брунхильда, были соединены узами брака, однако Сигурд на брачном ложе клал между собой и женой обнаженный меч. Хотя, наверное, сама Брунхильда предпочла бы, чтобы обнажался не меч, а ее супруг.

У пшавов была еще другая форма закрепления братских отношений в семье. Если у побратима не было незамужней сестры, то поступали попроще. Молодой человек прикасался губами к обнаженной груди матери своего названого брата и через это обретал статус ее сына.

Обычай прикасаться к груди женщины существовал и у осетин, но в нашем случае практиковался только в связи с кровной местью. Если убийца оказывался в безвыходной ситуации по причине бесконечного преследования, он в качестве спасительной меры мог воспользоваться обычаем, который разрешал ему обратиться за защитой к матери убитого им человека. Происходило это в такой оригинальной форме: убийца ее сына пробирался в дом, и припадал к груди матери убитого им сына. Если ему удавалась этого добиться, то отныне рука мести отводилась от него, и, более того, он считался усыновленным матерью убитого.

Еще один обычай, с трудом воспринимаемый современным сознанием, это практика усекновения руки у поверженного противника. Те же пшавы обычно вешали руки врагов над очагом или над входной дверью. Эти части мумифицировались и служили свидетельством доблести хозяина жилища.

Описание обычая, когда отсекают руку поверженного врага, мы находим опять же в Сказаниях о нартах. В одном из повествований нарт Батрадз карает смертью убийцу своего отца, вероломного Сайнаг-алдара. После отсечения его головы, Батрадз отрубил его правую руку и захватил с собой, чтобы соплеменники поверили ему. Но нарты не хоронили с изуродованным телом никого, и мудрая женщина нартов Сатана (Шатана) попросила Батрадза отнести руку убитого в его дом. Батрадз отправился в дом Сайнаг-алдара. Здесь он отдал почести, подобающие покойнику, а отрубленную руку положил ему на грудь, сказав: «Да возрадуется земля праху твоему! Ты убил отца моего, я отомстил за него – возмездие свершилось. Вот тебе рука твоя!».

Усекновение именно правой руки имело в древности особый смысл, в этом случаем можно было не беспокоиться, что в потустороннем мире покойник сможет отомстить за свою смерть. Ведь у него не будет руки, которая может держать оружие. Правда, не совсем понятно, что было делать, если убитый враг оказывался левшой. В этом случае такая предосторожность оказывалась напрасной.

Все описанные осетино-пшавские параллели ставят вопрос об истоках такого сходства. Являются ли они заимствованными в эпоху алан, или пшавы усвоили их благодаря осетинам, которые позже обосновались в среде этого народа. Последний вариант также реален, так как среди пшавских фамилий есть жители с осетинскими корнями.

Например, из 25 влиятельных пшавских фамильных групп четыре имеют явное осетинское происхождение: Була-лаурта, Гоголаурта и Удзилаурта. На это указывает суффикс – «та», который свойственен осетинским фамильным именам. Для сравнения, осетинские фамильные группы: Бекой-та, Бибыл-та, Агузарта-та и т.д. В доказательство осетинской версии и фамилии, которые входят в каждую из названных пшавских фамильных патронимий: Турманаули (осет.Турма-новы), Багиаури (Багаевы), Бекошвили (Бекоевы), Тандилашвили (Танделовы), Котолишвили (Котоловы), Кочишвили (Кочиевы), Берошвили (Бероевы)

Собственно, пшавские фамилии такого осетинского звучания не имеют: Хоранаули, Бугниашвили, Циклаури, Уржукишвили и т.д.

Осетины могли оказаться среди пшавов по разным причинам. Это могли быть переселенцы, укрывшиеся в горах от нашествия полчищ Тимура, либо люди, скрывавшиеся от кровной мести.

Интересно отметить, что все описанные традиции у пшавов, в отличие от осетин, сохранялись вплоть до начала XX века. Кончено же, сегодня они нам кажутся дикими, но человек эпохи седой старины думал и действовал по-другому. Так, как ему подсказывали обстоятельства и традиции.

Р.Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно