Подзабытый август 2004-г

19-08-2017, 13:56, История [просмотров 188] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Подзабытый август 2004-гВ череде памятных мероприятий августа, посвященных очередной годовщине войны 2008 года, мы как-то постоянно и незаслуженно забываем о событиях августа 2004 года. Между тем, боевое противостояние того времени стало фактической прелюдией августа 2008-го. Именно тогда, 13 лет назад, правители Грузии, после успешной авантюры в Аджарии, во главе с «новоиспеченным» М. Саакашвили, первый раз попытались развязать широкомасштабную войну на юге Алании. Но и тогда, теперь уже в новом столетии, мы снова видели спины бегущих из Алании грузинских солдат.

Очередное обострение в зоне грузино-осетинского конфликта началось 31-го мая 2004 года. Именно тогда М.Саакашвили, ободренный легким, при молчаливом потакательстве Москвы, захватом Аджарии, решил «покончить» и с Южной Осетией. В этот день в зону конфликта, где имели право находиться только российские, грузинские и северо-осетинские миротворческие силы и сотрудники местных правоохранительных органов, грузинская сторона перебросила подразделения своих внутренних войск с тяжёлой военной техникой. На всей границе с Южной Осетией устанавливается жесткий контроль, рынок у села Эргнет, на котором велась торговля грузинскими и осетинскими предпринимателями, власти Тбилиси сравняли бульдозерами. В течение июня и июля обстановка обострилась, происходили перестрелки, захваты заложников, перекрывались дороги. Попытки стабилизировать ситуацию российскими и иностранными представителями наталкивались на агрессивность и неуступчивость грузинского руководства. МИД России распространяет заявление о том, что ситуация в Южной Осетии в любой момент может выйти из-под контроля, и требует прекратить огонь, одновременно направляя в Грузию высокопоставленных сотрудников с целью предотвратить разгорающуюся войну.

Российские представители, прибывшие в зону грузино-осетинского конфликта 4 августа, попали под обстрел. Делегация, в которую входил председатель думского комитета по делам СНГ Андрей Кокошин, а также представители Северной Осетии и Грузии, перемещалась в зоне конфликта на машинах миротворцев. На этих автомобилях были опознавательные знаки миротворческих сил. Однако, у села Сарабук, по автоколонне был открыт огонь. Все члены делегации вынуждены были выскочить из машин и укрыться в кустах.

Здесь надо отметить, что переход к вооруженной фазе стал результатом краха так называемой «мирной агрессии», которую провозгласил президент Грузии М.Саакашвили. В течение весны 2004 года устраивались различные «пиар-акции» с доставкой удобрений в грузиноязычные села РЮО. М.Саакашвили за это даже прозвали Михаил Сасукашвили (от грузинского «сасуки» – удобрение). Автомобили с мешками удобрений буквально прорывались в осетинские села. Одновременно среди жителей Цхинвала распространялись путевки для поездок на черноморские курорты Грузии, раздавались компьютеры, книги, продукты питания... Казалось еще немного и Грузия задушит в «мирных объятиях» Южную Осетию. Ну, а венцом жертвенности президента Грузии стала поездка его супруги Сандры Рулофс в Цхинвал. В сопровождении огромной свиты С.Рулофс хотела проехать непременно через столицу РЮО в, ныне уже бывшие, грузинские села Лиахвского ущелья, где в ее честь давали концерт. Однако спутнице жизни Михаила Саакашвили все же пришлось воспользоваться вертолетом. В СМИ Грузии прошла волна возмущения, как мол, эти осетинские дикари оскорбили красавицу, первую леди, и не пропустили ее с мирной миссией. Ну, в таком случае, во-первых, о мужественности осетин не грузинам говорить… А, во-вторых, что это за мужчина М.Саакашвили, который посылает в целях пиара свою жену в опасную зону?! Впрочем, вскоре игры в миролюбие надоели самому М.Саакашвили и его экспансивная натура потребовала более решительных действий.

В ночь с 9 на 10 августа происходит минометный обстрел Цхинвала и осетинских сел. Появились первые раненые и убитые. Здесь надо отметить, что бункер республиканской больницы, несмотря на угрозу войны, не был подготовлен так же, как и позднее, в 2008 году. Поэтому медперсонал под обстрелом в срочном порядке перетаскивал в подвал койки и самих больных. Сюда же переводили рожениц и новорожденных из роддома.

На следующую ночь стрельба с применением миномётов, гранатометов и пулеметов шла уже с обеих сторон. При этом, с каждым днем происходят более интенсивные перестрелки между грузинскими и осетинскими формированиями. Грузия объявляет о гибели трёх своих военнослужащих, Южная Осетия – о повреждениях, нанесённых более чем 50 зданиям и линиям электропередачи, и нескольких десятках раненых среди мирных жителей. Становится ясно, что это уже не просто вооружённая провокация, а самые настоящие бои.

12 августа дополнительные подразделения внутренних войск Грузии выдвигаются из Западной Грузии. Концентрация вооружений и вооружённых людей в зоне конфликта достигает опасной черты. В Тбилиси прибывают первый заместитель главы МИД РФ Валерий Лощинин и посол по особым поручениям МИД РФ Лев Миронов. К вечеру они уже в Цхинвале. 13 августа в столице РЮО проходит заседание Смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию грузино-осетинского конфликта, на котором достигнута договоренность о прекращении огня и рассмотрена схема разведения противостоящих сторон и обеспечения безопасности мирного населения. Параллельно парламент Грузии принимает заявление с требованием о прекращении мандата российских миротворческих сил и введении в зону конфликта международного миротворческого контингента.

Тем временем продолжает поступать информация о пострадавших в результате военных действий, как с грузинской, так и с осетинской стороны. Президент Грузии Михаил Саакашвили заявляет, что выступает за мирное урегулирование ситуации: «Весь мир должен увидеть, что руководство и народ Грузии желают восстановления единства страны, но это должно произойти мирным путём. Мы никогда не отдадим первыми приказ о переходе в атаку». Как видим, М.Саакашвили уже тогда опробовал свои лицемерные заявления.

17 августа представители обеих конфликтующих сторон говорят о том, что в регионе имеется некая «третья сила», провоцирующая обострение вооруженного конфликта между ними. Подразделения министерств обороны Грузии и Южной Осетии получают приказ начать совместную операцию против неподконтрольных формирований и уничтожать их на месте. При этом в Тбилиси «третьей силой» считают группу наёмников с Северного Кавказа, а в Цхинвале – неподконтрольные властям подразделения грузинского МВД.

В действительности же провокациями занимались спецподразделения из состава МВД Грузии. Всеми их действиями руководил министр И.Окруашвили (впоследствии министр обороны– ред.). Его ведомство вообще действовало независимо от других грузинских силовых структур. Впрочем, больших лавров военного стратега он в Южной Осетии не сыскал. Ранним утром одно из подразделений МВД в количестве 39 человек, незаконно находившееся в зоне конфликта в селе Ванат, было обезоружено и доставлено в Цхинвал. В ходе допросов выяснилось, что перед ними была поставлена задача перекрыть дорогу между осетинскими селами Джер и Дменис, и ждать приказа о проведении силовых операций в этих населенных пунктах. Весь мир облетели кадры стоявших на коленях на центральной площади в Цхинвале грузинских солдат и полицейских. Самое интересное, что на Западе факт стояния на коленях грузинских полицейских и солдат вызвал возмущение. Однако, если мы обратимся к уставу армии и полиции США, то там прямо указано, что при пленении противника его надо поставить на колени, завести ему руки за голову и обыскать. Многочисленные кадры из Ирака и Афганистана (да и фильмов-боевиков) тому подтверждение. Возможно и сотрудники МВД, обученные своими американскими инструкторами такой процедуре, добросовестно ее выполнили сами. Не стоит сомневаться, что этот эпизод вызвал вспышку бешенства у М. Саакашвили и приступ неутихающей ярости у И.Окруашвили.

18 августа Владимир Путин заявляет, что, учитывая обострение обстановки, он не считает уместной свою запланированную ранее поездку в Грузию. По мнению Путина, первопричиной нынешних конфликтов стало «дурацкое решение» о ликвидации автономных образований: «Россия готова внести свой посильный вклад в урегулирование и восстановление территориальной целостности Грузии, но не собирается брать на себя несвойственные функции и выступать на одной стороне. Мы готовы сыграть роль посредника и гаранта договоренностей, которые могут быть достигнуты, если будет добрая воля».

Ранним утром 19 августа грузинские силы штурмуют стратегические высоты в районе осетинского села Тлиакан. В ходе операции уничтожено, по словам министра внутренних дел Грузии Ираклия Окруашвили, восемь казаков – российских граждан. И. Окруашвили в телевизионном интервью заявил, что покажет тела убитых казаков по телевидению. Однако по грузинскому телевидению распространили видеокадры лишь с одним погибшим. Впоследствии выяснилось, что с осетинской стороны после зверских пыток убит лишь один человек – осетин, а не казак, Геннадий Санакоев, сотрудник РОВД Дзауского района, который попал в плен после ранения.

Сопредседатель СКК от Грузии Георгий Хаиндрава обвинил министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили в убийстве жителя Южной Осетии Геннадия Санакоева. По его словам, для того, чтобы скрыть следы преступления люди Окруашвили «переодели раненого жителя Дзау Санакоева в казачью форму, и, не оказав никакой помощи, оставили умирать». Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, Санакоев не был убит в перестрелке. Он был взят в плен раненый. В нарушение ст. 13 Женевской Конвенции "Об обращении с военнопленными" (от 12 августа 1949 года) Санакоев Г.Р. перед смертью подвергся физическим истязаниям.

Бои 19 августа за высоты у села Тлиакан имели важное стратегическое значение. Через этот район проходит дорога, по которой грузинские войска намеревались, выйдя к Дзау, перерезать ТрансКАМ, и блокировать сообщение Цхинвала с Россией. После тяжелого боя малочисленные осетинские подразделения были вынуждены оставить высоты, ввиду явного превосходства противника. Понадобилась вся вторая половина дня, чтобы в результате контратаки выбить грузинские части с этих позиций. Угроза прорыва противника к Дзау миновала.

Попытки грузинских элитных частей взять осетинские позиции у сел Сарабук и Ортеу в течение всего месяца окончились также провалом. Более того, потери, понесенные противником, вскоре заставили произвести замену так называемого Коджорского батальона. В документальном фильме, который вышел после окончания боевых действий, грузинские солдаты высоко оценили боевые качества своего противника. В своих воспоминаниях они удивлялись точности стрельбы минометчиков, которые ухитрялись попадать снарядами прямо в грузинские траншеи. А один из участников боев поражался тому, как противник ухитрялся переговариваться между собой… посредством автоматных очередей, выбивая слова звуком выстрелов.

20 августа министр обороны Грузии Георгий Барамидзе, ввиду бесперспективности боевых операций и давления России объявляет, что грузинские войска выводятся из зоны конфликта...

С.Остаев

Тлиаканский мир (из периодики августа 2004-го года)

Оборвавшееся наступление грузинской армии порождает слишком много вопросов. Однако, широкомасштабной агрессии со штурмом города, планировавшейся на 19-20 августа, не будет. В течение часа грузинские батальоны повернули обратно из Южной Осетии, и колонна с личным составом и вооружением до глубокого вечера выходила из зоны конфликта. Грузинское телевидение, чемпион мира по оболваниванию собственного населения, тем не менее, тиражирует идею о «победе над осетинскими сепаратистами», уже даже празднует «возвращение Самачабло». Эйфория на экранах близка к той, что была после переворота в Аджарии. Верит ли население в эту «победу», неизвестно, однако это неважно. Но в любом случае стоит провести разбор полетов и попытаться определить, что произошло за эти несколько дней, подготовивших почву для заключения «Тлиаканского мира» 19 августа 2004 года.

С подачи грузинской стороны появился термин «третья сила». При этом стороны подразумевали под этим понятием не одно и то же. Грузинский министр обороны говорит, что в условиях наметившегося в правительстве раскола партия мира (подразумевается группа Жвания-Барамидзе) перестала контролировать партию войны (Окруашвили), которая не подчиняется мирным договоренностям о прекращении огня. Более того, мятежный министр внутренних дел продолжает сыпать угрозами в адрес осетинской стороны, к которым уже, впрочем, привыкли как к шуму водопада. Проведя экстренное заседание чрезвычайного штаба в Тквиави, он заявил, что грузинская сторона разработала новую военную стратегию в сложившихся условиях. На вопрос, в чем она заключается, он туманно ответил: «Увидите вечером». И занялся эвакуацией населения из зоны, где собирался вечером что-то «показывать».

«Ястреб» настолько заклевал «голубей», что последние согласились на помощь осетинской стороны в нейтрализации пресловутой «третьей силы». Министры обороны – грузин Барамидзе и осетин Баранкевич провели совещание, на котором была выработана стратегия совместной борьбы с бандами Окруашвили, которые постоянно провоцируют стрельбу по ночам. Но эта благотворительность, честно говоря, уже сама по себе выглядела довольно странно.

Вечером с грузинской стороны к границам Южной Осетии по всему ее периметру стали подтягиваться вооруженные части с тяжелой техникой и КАМАЗами с личным составом. Ночь на 15 августа обещала быть самой кровопролитной за последнее время. В ответ на звонок министра обороны РЮО с просьбой не обстреливать мирные кварталы Г. Барамидзе ответил, что ничего не может гарантировать. Это было подтверждением того, что раскол расколом, а враг у вышеупомянутых птиц один – осетинский народ. Большое количество убитых и раненых грузин, в том числе среди мирных жителей, говорит о том, что грузинское руководство, отдавшее инициативу партии войны, готово вплоть до истребления собственной армии на все, чтобы показать оставшемуся в живых грузинскому населению, что обещание о победе над сепаратистами будет выполнено.

Как известно, победителем в войне выходит не тот, кто начинает сражение, а кто фигурирует в конце всей этой истории. Этим объясняется упорное стремление грузинского премьера Зураба Жвания к встрече с Эдуардом Кокойты. Настолько упорное, что он приехал в зону боев и остался ночевать в разрушенном селе Тамарашен, в ожидании согласия на встречу. Не получив «добро», он уехал по объездной дороге и, скорее по привычке, чем по надобности, изобразил по пути покушение на самого себя. Что ж, мистификация – часть сущности грузинской стороны, привычный образ жизни.

В эти же дни появляется заявление об отказе В. Путина от планирующейся поездки в Тбилиси. Кроме того, анализируя причины начала межэтнического грузино-осетинского конфликта, он назвал решения тогдашнего руководства Грузии об отмене автономного статуса Южной Осетии «дурацкими». Таким образом В.Путин зафиксировал позицию России к тому, что происходит.

В эту и следующие ночи вооруженное противостояние перешло в ожесточенную фазу. В ход пошли гаубицы, пушки, минометы и бронетехника. Грузинское командование нарочито сообщало своему населению об убитых осетинах. Линия фронта прочно переместилась в сторону сел Сарабук и Дменис, оборона которых упорно сопротивлялась массированным обстрелам со стороны противника. Враг нес потери, но соблюдать договоренность о прекращении огня не собирался. К границам Цхинвала подтягивались все новые и новые вооружения. В ночь на 19 августа к южным границам города подошла колонна из 40 автомашин с вооружением и людьми. В эту ночь грузинские вооруженные формирования совершили попытку прорыва на южной окраине Цхинвала в районе «Шанхая». Обстрел шел также с северных районов со стороны Тамарашен и, как обычно, в районе сел Сарабук и Дменис.

Днем 19 августа грузинские подразделения прорвались к высоте у с.Тлиакан, укрепленный малочисленным отрядом из сотрудников Дзауского РОВД. Под артиллерийским огнем противника оборона высоты не выдержала и отступила, потеряв при этом одного бойца – Геннадия Санакоева.

Раненого Санакоева грузинские вооруженные формирования при выходе из зоны боев взяли с собой, подвергли нечеловеческим пыткам и убили. После чего тело Геннадия, голубоглазого светловолосого юноши, что не такая уж редкость для осетин, демонстрировалось по всем грузинским каналам, сопровождаясь текстом об уничтожении на высоте казаков-наемников. В заключении судебно-медицинской экспертизы по результатам вскрытия говорится, что у Г. Санакоева были множественные оскольчатые переломы основания черепа, сломаны все ребра и практически все кости конечностей, а также был выбит один глаз...

В короткое время осетинские вооруженные формирования отбили высоту и приготовились держать оборону. Вражеские подразделения уже штурмовали город с северной части, в районе Текстильной фабрики на улице Лермонтова от разорвавшейся в доме мины уже погибла семья Кабуловых – двое стариков и 15-летний мальчик, приехавший из Москвы на каникулы к дедушке. Именно в эту драматическую минуту по грузинскому телевидению выступил президент М.Саакашвили, который заявил о том, что Грузия выводит свои вооруженные формирования из зоны конфликта и передает все стратегические высоты в руки миротворцев. Стрельба по городу прекратилась на второй минуте после выступления, что явилось доказательством того, что грузинское командование вполне координирует все свои войска, и разговоры о «третьей силе» просто миф. Что означал этот приказ в пяти минутах от штурма города – об этом скорее догадались, чем узнали в Южной Осетии: Москва пригрозила агрессору, что шутить не намерена.

Миротворческие группы заняли посты на высотах и, надо думать, чувствуют они себя там не совсем уверенно, так как нет никаких гарантий, что если на них совершат нападение, они возьмут на себя смелость открыть огонь. Об этом говорит тот факт, что 19 августа днем внутренние войска во главе с Окруашвили пригрозили миротворцам расстрелять колонну, если она посмеет двинуться к высотам на объездной дороге. Простояв пять часов, миротворцы повернули обратно... Грузинские бандформирования далеко не ушли, они находятся поблизости – тяжелая техника на полигоне в Гори, а подразделения – в лагерях у границ Южной Осетии. «Если сепаратисты нарушат соглашение о перемирии в зоне конфликта, и начнут военную операцию против мирного населения, мы не собираемся ползти на эти высоты, откуда они стреляют, – заявил Г.Барамидзе. – Мы знаем прямую дорогу на Цхинвал, которая очень коротка, и которую мы проедем очень быстро». О том, что в ходе боев погибло более ста грузинских военнослужащих, своему народу Тбилиси не сообщил.

Инга Кочиева

(печатается в сокращении)

Фото А.Кочиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно