Просвещение в Южной Осетии. От священников до профессоров

31-07-2017, 17:17, История [просмотров 112] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Просвещение в Южной Осетии. От священников до профессоров(продолжение, начало в № 52-54)

К концу XIX века в Южной Осетии обучение девочек в школах становится обычным делом. Женские учебные заведения были открыты в поселке Дзау, Цхинвале, Ленингоре, но они работали не постоянно, да и период обучения составлял всего год-два. Здесь девочек обучали чтению, письму, рукоделию. Появились и женщины-учительницы из числа осетин. Одной из первых была М.Санакоева.

Необходимо отметить, что российская администрация особенно приветствовала женское образование, справедливо полагая, что именно будущие матери формируют сознание нового поколения. Свидетельством этого является то, что за каждого обучающегося мальчика казна выплачивала учителям по 10 рублей, а за обучение девочки – 15 рублей. В первое время школы были женские, но постепенно все они становились смешанными. Так, в 1903 году в с.Мсхлеб была открыта женская школа, которая через год перешла на смешанное обучение.

В школах обучали не только грамоте, в некоторых учебных заведениях в программе было и трудовое обучение. В Цхинвальской школе ученики осваивали плетение корзин, в Куртинской школе обучались консервному ремеслу.

Многие юноши, после окончания церковно-приходских школ стали поступать в учебные заведения за пределами Южной Осетии – Ардонскую и Горийскую духовные семинарии. Продолжали дальнейшую учебу и выпускники министерских, светских школ. Например, из выпускников Дзауской школы в 1880 году в разных городах российской империи обучалось 13 человек.

В 1891 году встал вопрос о закрытии Владикавказского женского приюта, где обучались девочки из всех уголков Осетии. Тогда общественность Цхинвала выступила с предложением перевести воспитанниц этого учебного заведения в Цхинвал. Было выделено помещение, выданы гарантии финансового обеспечения. Однако стараниями северо-осетинской интеллигенции при активном участии Коста Хетагурова приют продолжил свою деятельность на прежнем месте.

В период, предшествовавший свержению самодержавия, на территории современной Южной Осетии действовало высшее-начальное училище, 9 церковно-приходских и 29 министерских школ, насчитывающих свыше 2 тыс. учащихся, в том числе 300 девочек. Часть школ то открывалась, то закрывалась, преимущественно по причине нехватки финансовых средств. Только одна школа в регионе работала постоянно со дня своего открытия и до того времени, когда Южная Осетия была выжжена грузинскими меньшевиками. Это Ортеуская школа, которая была основана в 1859 и сожжена в 1920 году гвардейцами В.Джугели.

В самом Цхинвале в одно время были три школы. Назывались они: «Верхняя школа»; «Нижняя школа» и Армянская школа. В названии двух первых учебных заведений отразилось их расположенность в верхней и нижней частях города. Верхняя школа была пятилетней, одновременно в одном классе обучались совместно и мальчики и девочки. Обучение в основном велось на русском языке, но грузинскому тоже отводилось время. Нижняя школа была пятилетней, располагалась на перекресте нынешних улиц Бр. Губаевых и Коцоева. Девочки и мальчики имели отдельные учебные классы. Второе название нижней школы – русская школа – говорит о том, что там обучение ведется только на русском языке. Здесь преимущественно учились дети русских, украинцев, греков, осетин и евреев. Преподавателями языка и литературы в этом учебном заведении были Мария Ивановна Давидова и Варвара Савишна Лалиева, рукоделию девушек обучала Анета Тедеева…

 

Революционные веяния осетинской гимназии

 

В 1917 году после упразднения самодержавия на бывших окраинах Российской империи начинают возрождаться национальные движения. Были свои перемены и в Южной Осетии. Летом 1917 года был образован «Южноосетинский Национальный Совет» (ЮЖНАС), в котором были представители со всей Южной Осетии. Этот орган взял на себя функции руководства регионом. Одним из первых его распоряжений стало учреждение в Цхинвале осетинской гимназии. Учебное заведение открылось в следующем 1918 году. Первым директором был Бидзина Кочиев, именно он, вместе с другим просветителем Петре Тедеевым стал инициатором создания нового национального учебного заведения.

Б.Кочиев был кандидатом богословских наук, однако в гимназии он преподавал вполне светские предметы: немецкий и осетинский языки. Преподавателем русского языка и литературы был назначен Александр Тибилов, окончивший филологический факультет Новороссийского университета. Преподавателем истории, географии и природоведения – Захарий Ванеев, окончивший Киевский коммерческий институт. Александр Дзассохов – преподаватель математики и физики, прослушал курс Томского политехнического института. Мария Джапаридзе – преподаватель грузинского языка, окончила гимназию. Иван Итяков – учитель пения, окончил музыкальное училище. Анастасия Гаглоева – учительница старшего отделения, окончила коммерческое училище. Василий Карсанов – преподаватель школьной гигиены, окончивший медицинский факультет Харьковского университета. Владимир Абаев работал учителем младшего отделения.

В эпоху социально-политического перелома, наступившего на просторах бывшей российской империи, происходила ломка общественного сознания и в Южной Осетии. В 1917-1919 годах в регионе было сильно влияние меньшевиков и эсеров, большевики только начали проводить свою агитацию среди населения. В ЮЖНАС традиционно сильны были позиции эсеров, а между меньшевиками и большевиками нарастали непримиримые противоречия. Эти тенденции во многом отражали ситуацию в соседних России и Грузии. Власти Тифлиса всячески старались нивелировать влияние грузинских большевиков, справедливо считая их проводниками политики российских коммунистов. В Москве, напротив, большевики, пришедшие к власти, подавляли влияние меньшевиков всеми возможными способами. Однако и в Грузии, и в России эсеры считались нейтральной силой, выступавшей союзниками обоих политических течений попеременно.

Меньшевики, как грузинские, так и российские, принимали меры, чтобы не допустить большевизации масс Южной Осетии. В Цхинвале они организовали молодежную меньшевистскую организацию «Союз молодых марксистов». Некоторую часть молодежи вовлекли в партийные спортивные организации. В свою очередь, большевики создали молодежную организацию «Спартак».

Постепенно противостояние от дискуссий переросло в прямую конфронтацию. Меньшевистское правительство, озабоченное ростом общественной активности южных осетин, начало предпринимать репрессивные меры.

Первыми в зону репрессий попали Дзауское высшее-начальное училище и Осетинская гимназия, которые, по мнению меньшевиков, были рассадниками большевизма среди молодежи. Замеченные в антиправительственной активности ученики исключались из учебных заведений или даже арестовывались.

После мартовского восстания 1918 года в Цхинвал были введены подразделения грузинской гвардии. Функции надзора от полиции перешли к военному командованию. Начались преследования, увольнения учителей, аресты, пытки. Порой доходило до смешного. Например, у М.Кокоева, одного из бывших учеников, работавшего после исключения из гимназии в слесарно-кузнечной мастерской, дома хранился сверлильный станок. Чтобы младшие братья и сестры не трогали его, он им сказал, что это ручной пулемет. Младший брат похвастался своему сверстнику, что у них дома есть пулемет. Тот об этом рассказал своему отцу, меньшевику Касрадзе. Вечером в дом ученика нагрянула меньшевистская гвардия, взяла завернутый в тряпки «пулемет» и вместе с вдовой-домохозяйкой доставила его в штаб. Оплошность гвардейцев вскоре обнаружилась. За такой «подвиг» они получили взбучку, и надолго стали посмешищем в Цхинвале. Тем не менее, ученик был посажен в тюрьму. «На всякий случай», – посчитали в меньшевистском штабе.

Не обошлось и без прямых провокаций. В конце 1919 года ночью неизвестные разожгли костер в одном из классов гимназии. Самое интересное, что костер был разожжен, но разгореться ему не дали. По странному стечению обстоятельств, сторож школьного здания в тот вечер был отправлен за вином для новогоднего стола в пригородное селение.

На следующий день начались аресты среди учеников гимназии и учителей, обвиненных в поджоге. Одним из главных доказательств их участия в этом преступлении были малого размера следы на снегу (!) у входа в гимназию и найденная там же дощечка с надписью… «осетинские гимназисты». Впрочем, вскоре абсурдность и этого обвинения стало столь очевидна, что прозвучал приказ прекратить допросы и всех арестованных отпустить.

Свой вклад в большевистскую агитацию вносили и музыканты духового оркестра, организованного при Осетинской гимназии. Руководил им Соломон Хаханов, будущий активист большевистского движения. В репертуаре ученического коллектива были революционные песни и марши.

В.Габараты

(продолжение в следующем номере)

На фото: класс педагога рукоделия А.Тедеевой (1897 г.)


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно