Южная Осетия. Год за годом. (1941 ГОД)

30-07-2012, 17:51, История [просмотров 1882] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

В обстановке опасности надвигавшейся войны, принимаются меры по дальнейшему совершенствованию организационной структуры органов внутренних дел по всему Союзу, в том числе и в Южной Осетии. В феврале 1941 года Народный Комиссариат внутренних дел (НКВД) СССР был разделен на два самостоятельных комиссариата – внутренних дел и государственной безопасности. Органы милиции передаются в ведение НКВД СССР.

В Юго-Осетинской автономной области (ЮОАО) были образованы управления внутренних дел и государственной безопасности. Решением бюро Юго-Осетинского обкома от 24 марта 1941 года начальником управления НКВД по ЮОАО был утвержден Ефим Каджаев. Заместителем начальника управления НКВД и начальником милиции был утвержден Аполлон Шавлохов.

Весть о вероломном нападении германских войск на СССР уже к обеду 22 июня распространилась по Сталиниру (Цхинвалу - ред.). В срочном порядке был организован митинг в городском Парке культуры и отдыха. Слово взял первый секретарь Юго-Осетинского Обкома партии Владимир Цховребашвили. Он сообщил о начале военных действий, уверив присутствующих в скорой победе, и призвал соблюдать спокойствие.

В связи с постановлениями СНК СССР от 24 июня 1941 года «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе» и «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов» стали создаваться истребительные батальоны.

Решением Юго-Осетинского Обкома компартии во всех районах Южной Осетии были  созданы  истребительные батальоны. Работой истребительных батальонов руководил народный комиссариат внутренних дел. Основным командным составом истребительных батальонов были сотрудники НКВД и милиции. В каждом батальоне было по 246 бойцов, а всего по области – 1230 человек.

7 июля 1941 года Облисполком ЮОАО вынес постановление «О всеобщей обязательной подготовке населения к противовоздушной обороне». Была проведена значительная работа по усвоению населением Юго-Осетии военных знаний по программе, разработанной Государственным Комитетом Обороны СССР. Все население области проходило подготовку по противовоздушной и противохимической обороне.

9 июля 1941 года в Сталинире, случился грандиозный пожар, последствия которого были сравнимы с воздушным вражеским налетом. Возгорание произошло на частной квартире гражданки Кумаритовой, огонь перекинулся на здание Государственного музея, магазин «Югосторга», помещение Горсовета, занимаемое «Югосторгом» и санитарной станцией, и пять жилых домов. Во время тушения пожара погиб один человек.

Чрезвычайное происшествие стало для властей области и города настоящим шоком еще и потому, что как раз накануне, 8 июля 1941 года, в рамках мероприятий в условиях военного времени на бюро Юго-Осетинского обкома партии и президиуме облисполкома рассматривался вопрос об усилении противопожарных мероприятий в пунктах МПВО (местной противовоздушной обороны).

Были приняты соответствующие решения. Сталинирская городская пожарная охрана переводилась на казарменное положение  с  установлением  двухсменного круглосуточного дежурства. В Дзау, Знауре и Ленингоре приводились в полную готовность пожарные посты. Строгий пожарный режим устанавливался во всех без исключения зданиях и, в особенности, в жилых домах, в которых чердачные перекрытия предписывалось засыпать песком.

О серьезности и всеохватности мер свидетельствовали, как всегда, детали. Так, Облпотребсоюзу вменялось срочно изготовить 200 шт. деревянных пожарных бочек емкостью 350 литров, а артели «Шрома» – 200 ведер железных. УНКВД Юго-Осетии предписывалось пересмотреть личный состав пожарных команд и пунктов, и укомплектовать их проверенными и работоспособными кадрами.

Но как часто бывает, опоздали. Уже на следующий день после этих решений случилась беда, обнажившая недостатки и безответственность, и заставившая вновь собрать, на этот раз в экстренном порядке, членов областного партийного бюро и президиума Облисполкома.

Выяснилось, что в момент возникновения пожара Сталинирская пожарная команда выехала в селение Кехви без разрешения УНКВД Юго-Осетии и явилась на место пожара через полтора часа после сообщения ей о пожаре. В результате разбирательства начальника пожарной команды Нарикаев С.М. был снят с работы и отдан под суд.

Летом в автономной области развернулся сбор средств на строительство танковой колонны для фронта. Денежные средства собирали как предприятия и организации, так и жертвовали отдельные граждане. Так, актер государственного театра Дмитрий Мамиев внес 600 рублей деньгами и 1000 рублей облигациями государственного займа, композитор Борис Галаев – 1200 рублей деньгами и 3000 рублей облигациями. Но не только взрослые вносили средства в будущую победу, так ученица второго класса русской школы Рая Бекоева внесла в фонд строительства танков 20 рублей.

Государство с началом войны внесло некоторые ограничения в оборот денежных вкладов. По распоряжению наркомата финансов СССР вклады населения, внесенные в сберкассу с 23 июня 1941 года, выдавались по первому требованию в любой сумме. Вклады, внесенные до 23 июня, выдавались по особому порядку. Понятно, что порядок этот ограничивал снятие с депозитов значительных сумм, которые были необходимы для финансирования военной промышленности. Все это прикрывалось призывом: «Каждый рубль, хранящийся в сберкассе, укрепляет оборонную мощь Советского Союза».

Постановлением правительства оказывалась помощь семьям фронтовиков. На 16 октября 1941 года 2469 семей имели на фронтах Великой Отечественной войны сына, брата или отца. Семьям солдат выдавались деньги на приобретение продуктов питания, для них заготавливались дрова.

В октябре 1941 года в Цхинвал прибыл и первый эшелон с фронта. Раненых стали доставлять в военный эвакуационный госпиталь №3692, который в короткий срок был оборудован в помещении школы №2. Собственно говоря, сам госпиталь занимал несколько зданий по всему городу, но больничные палаты и операционные находились в самой школе. Учащиеся к этому времени были распределены по другим учебным заведениям города. Начальником эвакогоспиталя был назначен А. Парастаев. Медицинское учреждение проработало до августа 1945 года, успев оказать помощь сотням раненых.

Но не только общечеловеческие проблемы были в центре внимания жителей ЮОАО. Жизнь шла своим чередом. Никто и не мог предположить, что война затянется так долго и принесет столько потерь и горя. А пока люди жили так, как будто война это что-то далекое и не опасное. 3 ноября 1941 года решением Сталинирского суда были выставлены на продажу дома жителей ул. Набережной Даваришвили Абрама Израелевича и Налбандова Георгия Христофоровича. Все деньги, полученные от продажи шли в пользу торговой организации «Югосторг», средства которой очевидно эти граждане и использовали, выражаясь современным языком не по назначению.

Однако уже к концу года стало ясно, что опасность фашистской агрессии высока. Враг был у ворот столицы. С каждым днем росло единение народов СССР с лозунгом: «Все для фронта, все для Победы!». 10 декабря 1941 года были опубликованы цифры оказанной помощи фронту населением ЮОАО: 3610 шкур крупного рогатого скота, 1630 килограмм шерсти, 4699 пар руковиц, 11 890 пар носков, 913 шапок-ушанок. В перечне теплое белье, простыни, матрацы, телогрейки и даже… валенки.

 

Ведущий рубрики  Роберт Кулумбегов

 

От редакции: Уважаемые читатели. Если у Вас есть интересные факты, которые можно отразить в рубрике «Южная Осетия. Год за годом» или старые фотографии, просим вас связаться с ведущим рубрики по телефону 8-929-804-35-60.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Февраль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728 

Популярно