Южная Осетия. Год за годом (1991 г.)

4-02-2017, 20:19, История [просмотров 710] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Новый 1991 год жители Южной Осетии встречали с тревогой. В регионе продолжалось вооруженное противостояние, транспортные артерии блокировались, Цхинвал и осетинские села регулярно обстреливались грузинскими вооруженными формированиями. На дорогах и в населенных пунктах в заложники брались граждане осетинской национальности, многие из которых впоследствии так и не вернулись в родные дома.

Существенно осложнилось и продовольственное обеспечение населения. С момента объявления Верховным Советом советской Грузии чрезвычайного положения в Цхинвальском и Дзауском районах Южной Осетии – 12 декабря 1990 года – регион оказался в фактической транспортной блокаде. На трассе Цхинвал – Кехви, в районах грузинонаселенных пунктов устраивались пикеты, которые препятствовали доставке грузов в Цхинвал.

На заседании Обкома партии, которое прошло в первых числах января 1991 года отмечалось, что создается серьезная опасность нехватки продуктов питания. Практически прекратилась поставка по выделенным для Южной Осетии фондам таких важных продуктов как мясные изделия, масло, сахар, яйца. Железнодорожные вагоны с продовольствием, предназначенные для Южной Осетии подвергались разграблению на узловой станции соседнего города Гори. В этот период единственным устойчивым источником поставки продуктов питания, ГСМ была Северная Осетия. В Республике действовала карточная система. Но, впрочем, вскоре появилась более существенная проблема, едва не поставившая наш народ на грань существования.

5 января в Гори (в 32 км от Цхинвала) на совещании работников МВД Грузии было решено «навести порядок в Цхинвале собственными силами». Информация об этом стала достоянием в Цхинвале. Однако генерал Г. Малюшкин, руководивший подразделениями внутренних войск МВД СССР, расквартированных в столице РЮО, по юго-осетинскому радио заверил, что никакие вооруженные формирования в город не войдут. Позже Малюшкин утверждал, что в этот день он получил телеграмму от министра внутренних дел СССР Б. Пуго, в которой предписывалось беспрепятственно пропустить в город Цхинвал грузинскую милицию.

Этот момент считается началом открытой военной агрессии Грузии против Южной Осетии. В ночь на 6 января внутренние войска МВД СССР, которые должны были поддерживать стабильность в регионе, без уведомления руководства Южной Осетии были уведены в казармы, и в 4 часа утра в город вошел 6-тысячный отряд грузинской милиции и переодетых в милицейскую форму грузинских боевиков и амнистированных накануне уголовников и наркоманов. С ними было большое количество техники и собак. Грузинская милиция оккупировала центральную часть города, перекрыла все дороги и перекрестки. Начались аресты, пытки, насилия, убийства, поджоги. Вечером 6 января грузинские милиционеры открыли огонь по безоружным людям. Один человек погиб, несколько было ранено.

7 января бесчинства грузинских оккупантов продолжились. В разных районах города грузинские милиционеры открывали огонь по безоружным людям. Погибло несколько человек, десятки были ранены. В этот день был обнародован Указ Президента СССР «О некоторых законодательных актах, принятых в декабре 1990 г. в Грузинской ССР», один из пунктов которого обязывал руководство Грузии вывести с территории Южной Осетии все вооруженные формирования за исключением внутренних войск СССР. Однако он не был исполнен, и грузинская милиция продолжала творить преступления.

8 января, выступая по грузинскому телевидению, министр внутренних дел Грузии Д.Хабулиани заявил, что несогласное с решением нынешнего грузинского правительства осетинское население должно покинуть пределы Грузии.

10 января в Цхинвале во дворе школы № 5 состоялись похороны первых погибших от рук грузинской милиции. Начало печально известного кладбища у школы было положено потому, что дорога на городское кладбище оказалась отрезанной, т. к. находилось в зоне грузинской оккупации. Кроме того, многих покойников хоронили во дворах и на огородах. К примеру, на задворках своей мастерской был похоронен известный осетинский скульптор Василий Кокоев.

В ответ на бесчинства, творимые в Цхинвале грузинскими агрессорами, началось вооруженное сопротивление. Грузинские подразделения вынуждены были укрепиться в центре города. 18 января сессия народных депутатов Южной Осетии с целью предотвращения дальнейшего кровопролития обратилась с просьбой к Президенту СССР ввести чрезвычайное положение на всей территории Южной Осетии и осуществлять его силами войск МВД СССР.

20 января в Цхинвал вошла большая группа грузинских вооруженных боевиков из «Мхедриони», поскольку участились случаи дезертирства из Цхинвала грузинских милиционеров.

23 января усилилась энергетическая блокада Южной Осетии. Начались частые отключения электроэнергии.

Ввиду всей бесперспективности силового воздействия и усиливавшего сопротивления со стороны осетин, власти Тбилиси начинают выводить силовые подразделения из Цхинвала. Формальным поводом стало возвращение отобранного ранее у сотрудников МВД Грузии оружие – 14 автоматов и 15 пистолетов. Оружие было передано на встрече главы МВД Грузии Д.Хабулиани с общественностью, которая прошла при посредничестве руководства войск МВД СССР размещенных в регионе. 25 января начался вывод подразделений грузинской милиции из столицы РЮО. И через четыре дня грузинских подразделений в Цхинвале уже не было.

Центр г.Цхинвал после вывода оккупационных сил был похож на город после нашествия вандалов. Магазины разграблены, медицинское оборудование в городской поликлинике разбито, аппаратура связи на Главпочтамте раскулачена, государственный драматический театр осквернен и превращен в отхожее место. Вся наличность Госбанка, оказавшегося в зоне оккупации, была вывезена в Тбилиси. За время нахождения грузинской милиции в столице РЮО было убито 24 и ранено 250 горожан.

После вывода грузинских подразделений из города, очаг напряженности переместился из Цхинвала в осетинские села, там началось массовое изгнание осетин, сожжение их домов и сел целиком. Цхинвал был взят в плотное кольцо блокады, начались еженощные массированные ракетно-артиллерийские обстрелы города. Внутри самой Грузии усилилось преследование осетин, изгнание их с работы. Начались убийства, истязания и массовое выселение осетин из городов и районов Грузии.

1 февраля сессия Совета народных депутатов Южной Осетии просит МВД СССР, Министерство обороны СССР, командование ЗакВО, командиров воинских частей и Воинской оперативной группы МВД СССР, дислоцированных в г. Цхинвале, о немедленном введении в действие Указа Президента СССР от 7 января, и совместного приказа МВД СССР и МО СССР «О совместном патрулировании улиц города Цхинвала и прилагающих к нему транспортных магистралей». 4 февраля сессия Верховного Совета РЮО обратилась к Президенту СССР М. Горбачеву с требованием о выводе грузинских вооруженных формирований из Южной Осетии и введении чрезвычайного положения на всей территории Южной Осетии силами МВД СССР.

В этот же день прекратилась подача электроэнергии в Южную Осетию. Отключение произошло по инициативе так называемого Союза независимых энергетиков Грузии. С этого времени и вплоть до того момента, когда РЮО смогло построить новую ЛЭП из России, отключение электроэнергии становится одним из элементов психологического давления на Республику.

2 февраля был поврежден водовод Едыс-Цхинвал, по которому в столицу РЮО поступала питьевая вода. 8 февраля был взорван участок скалы около селения Кехви и единственная дорога, по которой Цхинвал снабжался продовольствием из Северной Осетии, была перекрыта.

27 февраля состоялся пленум Юго-Осетинского Обкома партии, на котором был освобожден от своих обязанностей первый секретарь Обкома Валнин Цховребашвили. От обязанностей секретаря был освобожден и второй человек в партийной иерархии партии Мераб Гохелашвили. Впрочем, эти решения произошли постфактум, так как оба эти партийных функционера давно покинули Южную Осетию. На пост руководителя юго-осетинских коммунистов были выдвинуты две кандидатуры: Знаур Гассиев и Герасим Хугаев. В результате голосования большинство голосов получил З.Гассиев.

29 февраля руководитель РЮО Т.Кулумбегов был приглашен для ведения переговоров. После которых он и его водитель арестованы грузинской милицией и вывезены в сторону Тбилиси.

В марте становится ясно, что в стране существует паралич власти и правоохранительных органов. Участились факты грабежа, рэкета, похищения людей. 1 марта Штаб народных дружин издает Обращение к гражданам Южной Осетии, где главными врагами государственности, помимо грузинского национализма, называется «спекуляция и бандитизм». Впервые звучит термин «мародер».

17 марта состоялся Всесоюзный референдум по вопросу сохранения СССР. В Южной Осетии проводился референдум, в Грузии – нет. В этот день грузинские вооруженные формирования предприняли массированный штурм Цхинвала с целью его захвата.

18 марта возле селения Еред, населенного грузинами, был остановлен автомобиль с жителями осетинских сел Верхний Чере и Коркула, которые ехали в Цхинвал. Пассажиры были взяты в заложники. Вскоре женщин и детей отпустили, а мужчин – двенадцать человек – после нечеловеческих истязаний казнили.

23 марта состоялось совместное собрание депутатов Советов Южной Осетии всех уровней, на котором во исполнение Указа Президента СССР от 7 января был сделан поворот в сторону возврата к статусу автономной области. Был образован Комитет по нормализации положения в Южной Осетии. В его состав вошли Гассиев З.Н., Хугаев Г.Г., Джиоев И.Г., Дзагоева Е.П., Зассеев Ф.М., Кабисов Р.С., Чочиев Б.Е., Кочиев С. Я., Санакоев М.Г., Тедеев А.И.

Первым шагом Комитета стало распоряжение, согласно которому, с целью сохранения завозимых денежных знаков на территорию РЮО, ограничился размер выдачи банковских вкладов населению 300 рублями в месяц. Сверх этой суммы вклады выдавались ценными бумагами на сумму, не превышающую 1000 рублей.

29 апреля в 12.10 в Южной Осетии произошло сильное землетрясение (7-9 баллов по шкале Рихтера), повлекшее человеческие жертвы и большие разрушения. Полностью был разрушен пос. Дзау, селение Хахет оказалось погребенным земляным обвалом. В соседних районах Грузии сила землетрясения была намного слабее, но грузинские СМИ сообщали миру только о разрушениях в грузинских районах. Про Южную Осетию даже не упоминалось. Поступающая со всего мира помощь на преодоление последствий землетрясения оседала в Грузии, в Южную Осетию ничего не поступило.

1 мая руководством Республики были повышены цены на хлеб. Булка из муки высшего сорта стоила теперь 84 копейки, первого сорта – 76 копеек. В РЮО поступала гуманитарная помощь не только из России. Большие партии продовольствия в виде армейских пайков стали поступать из военных складов Федеративной Республики Германия.

Во время землетрясения на автотрассе Цхинвал-Кваиса в районе с.Корсеу оползень перекрыл течение реки Паца. Образовалась большая запруда. Чтобы избежать критического скопления водных масс, которые могли впоследствии при прорыве земляной осыпи, вырваться на равнину, было принято решение произвести опережающий спуск воды. 3 мая в полдень был произведен подрыв перемычки, и потоки воды устремились в Цхинвал. Паводковая вода достигла столицы РЮО к вечеру, затопив левобережную часть Цхинвала. Население к этому времени оттуда было эвакуировано.

4 мая состоялась сессия Юго-Осетинского областного Совета народных депутатов всех уровней. В ее работе принял участие член Верховного Совета СССР, депутат от РЮО А.Чехоев. Перед собравшимися выступил З.Гассиев. Он напомнил, что в Указе президента СССР М.Горбачева от 7 января и в Постановлении Верховного Совета СССР от 20 марта 1991 года указывается на необходимость восстановления прежних областных структур в Южной Осетии. Поэтому он предложил, чтобы «депутаты поддержали обращение М.Горбачева и Верховного Совета СССР и отменили статус Республики Южная Осетия». Взамен было обещано восстановление сил милиции, разблокирование дорог, защита населения от экстремистов. Особой настойчивостью отличился А.Чехоев, предложивший принять решение без обсуждения. Тем не менее, выступила депутат Л.Галаванова, которая выразила свое несогласие с намерением отхода от позиций независимости Южной Осетии. Несколько депутатов в знак протеста покинули зал заседания, посчитав подобное намерение преступным, а обещания Москвы нереальными. Из оставшихся представителей депутатского корпуса, «против» проголосовал один человек, все другие проголосовали за отмену республиканского статуса.

Решение этой сессии, впрочем, не были легитимны, так как Республику провозгласил Областной Совет народных депутатов, который в этот момент уже не существовал. А «Сессия Юго-Осетинского областного совета народных депутатов всех уровней» представляла собой обычное собрание депутатов областных, районных и городских народных собраний, не обладающих законодательной инициативой в рамках этой формальной сессии.

Несколько дней спустя состоялась встреча Знаура Гассиева с комсомольским активом. В беседе с активистами партийный лидер отметил, что «ошибок в национально-освободительном движении Южной Осетии не было, в том числе что касается и провозглашения Республики. Отмена же ее – мера вынужденная и по мере необходимости к ней можно будет вернуться снова». Тем более, отметил политик, что один из пунктов постановления об отмены РЮО гласил, что решение сессии будет аннулировано, если Грузия не восстановит статус автономной области.

8 июля 1991 года было издано распоряжение Исполкома Совета народных депутатов «о запрете увольнять и сокращать рабочих и служащих без веских причин». Это было вызвано тем, что многие руководители предприятий и организаций в целях оптимизации расходов в условиях экономического кризиса вынуждены были проводить сокращения в своих коллективах.

15 июля в Республике началась уборочная страда. Комбайны вышли в поле под охраной бронетранспортеров внутренних войск СССР.

28 июля в печать вышло первое сообщение Информационного комитета Юго-Осетии. В бюллетене печатались сводки происшествий и преступлений грузинских вооруженных формирований, информация общего характера. Были представлены рубрики: «Сводки УВД», «Сводки областной больницы», «Сводки по сельскому хозяйству Юго-Осетии». В июле выходит в свет газета «Вестник Южной Осетии».

1 сентября по требованию всех групп населения Южной Осетии сессия Совета народных депутатов приняла решение об отмене решений собрания депутатов всех уровней от 4 мая 1991 г., как юридически неправомочные и не приведшие к стабилизации. Статус Республики был восстановлен.

6 сентября по грузинскому телевидению выступает активист национально-освободительного движения Валерий Газзаев. Директор цхинвальской школы №11 активно участвовал в общественной жизни страны, являлся членом организации «Адамон Ныхас». Позже пытается создать свою общественную организацию. В своем выступлении В. Газзаев указывает на всю бесперспективность дальнейшего противостояния с властями Грузии и призывал «к союзу с демократическим грузинским государством». В газете «Советская Осетия» было опубликовано обращение представителей фамилии Газзаевых. «За предательство своего народа род Газзаевых проклял его, предал анафеме и снимает с себя вину за его действия», – говорилось в обращении. Впрочем, это решение не повлияло на коллаборационистские планы самого В.Газаева. Вскоре он был назначен властями Грузии… начальником милиции г.Цхинвал. Министр внутренних дел Грузии Д.Хабулиани лично вручил ему служебное удостоверение под номером №000287.

Отныне – «Южная Осетия». Под таким заголовком 10 октября 1991 года вышла статья на первой полосе газеты «Советская Осетия». Решением коллектива печатное издание стало носить новое имя. Свое название осетиноязычная газета «Советон Ирыстон», также поменяла на «Хуссар Ирыстон».

1 ноября произошло важное событие в культурной и образовательной сфере – открылся Лицей искусств. Собрание в честь начала функционирования учебного заведения нового типа открыла завотделом народного образования Ф.Пухаева.

26 ноября 1991 года состоялась очередная сессия. Среди ее решений – возобновление деятельности Верховного Совета Юго-Осетинской Советской Республики. Из других тем обсуждения: принятие Конституции, о структуре власти страны, о законе о чрезвычайном положении. Решением сессии Знаур Гассиев был избран первым заместителем председателя Верховного Совета и на него были возложены обязанности председателя Президиума ВС. Сессия приняла решение о переименовании Юго-Осетинской Советской Республики в Республику Южная Осетия.

4 декабря было опубликовано распоряжение Правительства страны, которое обязывало всех граждан мужского пола в возрасте от 18 до 60 лет явиться в штаб обороны по адресу: г.Цхинвал. ул.Ленина, здание Райкома партии (ныне Дом Правительства).

13-14 декабря в г. Владикавказ состоялся I съезд осетинского народа. Съезд принял Декларацию «О восстановлении национально-политической и территориальной целостности Осетии». Съезд призвал Россию и другие государства признать право осетинского народа на воссоздание единого государства. Были приняты Обращения к ООН, главам государств и правительств.

21 декабря было издано постановление Верховного Совета РЮО о создании Республиканской гвардии и Комитета обороны. Командующим вооруженными силами РЮО был назначен Олег Тезиев. На территории РЮО объявлялось чрезвычайное положение сроком на 6 месяцев и запрещалось создание любых вооруженных формирований, не предусмотренных Конституцией РЮО.

Ведущий рубрики Р.Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Апрель 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Популярно