Средства массовой информации и выборы в Южной Осетии (Окончание. Начало в № 72-73, 74-76, 77-78)

7-11-2016, 14:50, История [просмотров 370] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Выборы в Парламент четвертого созыва 23 мая 2004 года проходили по смешанной пропорционально-мажоритарной системе. За места в законодательном органе власти боролись как партии, так и отдельные кандидаты. Участие в избирательной кампании самовыдвиженцев придавало ей яркость и шумность. Отдельные кандидаты на депутатское кресло проявляли верх изобретательности для того, чтобы завоевать голоса избирателей. При этом, соответственно, пользуясь площадкой СМИ Республики.

В эфире местного телевидения можно было увидеть как тот или иной кандидат проявляет горячую заботу о ветеранах, о жителях многоквартирных домов, о малоимущих и сиротах. За счет кандидатов ремонтировались дороги, строились навесы в микрорайонах, завозилась мука. Были и анекдотичные примеры. Так, один из мажоритарных кандидатов построил на северной окарине поселка Дзау спортивный зал из щитовых панелей. Во время предвыборной кампании он, в числе прочих своих реальных дел, постоянно говорил об этом спортивном объекте. И показывал его в агитационных роликах. Но после выборов, которые он с треском проиграл, через неделю от спортивного зала остался только фундамент. Обиженный на то, что дзауцы не поддержали его амбиции, он разобрал помещение и вывез на свой двор детали конструкции.

Другой пример. Сотрудники ЦИК в это время внимательно следили за телевизионными материалами, следя за тем, чтобы они соответствовали определенными законом критериям: по продолжительности, по содержанию, по очередности и т.п. В одном из таких роликов была показана забота одного из кандидатов о малоимущей семье. В сюжете кандидат приходит в дом, разговаривает о проблемах с молодой женщиной, имеющей двух детей и воспитывающей их без мужа. Под конец разговора он достает из кармана деньги и раздает их членам семьи. А это уже факт прямого подкупа избирателя. По оплошности режиссера монтажа сюжет пошел в эфир без «купюр». Сразу же раздался звонок из ЦИК с категоричным намерением снять кандидата с предвыборной гонки. На телевидении сразу поняли свою ошибку, но, тем не менее, этот факт отрицали. Тогда сотрудники ЦИК сказали, чтобы на ТВ ждали их представителя, чтобы на месте разобраться с ЧП. Но в ЦИК не учли способность телевизионщиков работать в условиях форс-мажора. За те полчаса, пока представитель ЦИК добирался до гостелерадиокомпании, ролик был перемонтирован и из него был убран отрывок с дарением денежных купюр. Представитель центральной избирательной комиссии два раза пересмотрел сюжет и никак не мог понять, куда делись деньги. Тем не менее, после этого случая все агитационные материалы будут проходить обязательный просмотр в самом ЦИК, и уже с разрешительной визой возвращаться на телевидение.

Не отставали и политические партии. Особенно широко пользовалась административным ресурсом проправительственная партия «Единство». Проведет государство воду в селение, а в СМИ это подается как инициатива партии, протянут пару газовых труб – это тоже из средств партии «Единство». Неудивительно, что партия, созданная всего год назад, получила большинство депутатских мест в Парламенте.

Очередные выборы Президента РЮО состоялись 12 ноября 2006 года и стали примером предсказуемости и спокойствия. Среди соперников действующего Президента Э.Кокойты были Олег Габодзе, Инал Пухаев, Леонид Тибилов. На этот раз спикер парламента Станислав Кочиев, ввиду очевидности результатов голосования вообще отказался от участия в президентской гонке.

Действительно, авторитет Э.Кокойты был на тот момент столь велик, что участие его конкурентов в выборах носило чисто технический характер. Тогда редко какое застолье в Республике обходилось без отдельного тоста в честь Э.Кокойты, а фотографии молодого президента, висевшие на стенах в квартирах, не были в диковинку. Доходило до курьезов: один из кандидатов, выступавший во время предвыборной кампании по телевидению стал агитировать не за себя, а за… Э.Кокойты. Не был поэтому неожиданным и результат – Э.Кокойты получил 98% голосов.

Особенностью президентских выборов 2006 года было то, что они проходили одновременно с референдумом о независимости. Считается, что именно совмещение выборов с референдумом позволило обеспечить необходимую явку на избирательных участках. На президентских выборах 2006 года впервые приняли участие и наблюдатели из дальнего зарубежья. Что касается СМИ, то здесь тоже все проходило спокойно. На страницах местных газет традиционно размещались агитационные материалы, и, как и выборы, все проходило в спокойном русле.

Парламент пятого созыва избирался уже в признанной Республике Южная Осетия – 31 мая 2009 года. На этот раз депутаты избирались исключительно в составе политических объединений. Считается, что инициатором перехода к исключительно пропорциональной системе представительства был глава президентской администрации А. Большаков. Этот чиновник обладал незаурядными организаторскими способностями и богатым опытом в построении вертикали власти. И контроль за Парламентом укладывался в эту стратегию. Понятно, что за независимыми депутатами «присматривать» было практически невозможно, куда проще было это сделать с партиями. Но надо было еще сделать так, чтобы и партии, идущие в Парламент, были провластными. В итоге, лидер партии «Фыдыбæстæ» В.Гобозов не смог принять участие в выборах ввиду очередного отказа в регистрации, что заметно ослабило партию, а в Народной партии, в результате внутренних пертурбаций, перед выборами сменилось руководство и Р.Келехсаева во главе партии сменил К.Плиев.

По итогам голосования места в Парламенте распределились между тремя партиями: большинство мандатов было у партии «Единство», далее Народная партия и третья позиция у Компартии РЮО. При избрании спикера Парламента случилось необычное – председателем был избран лидер партии, занявшей третье место – С.Кочиев. Но все прошло в рамках закона, так как его кандидатура получила большинство голосов депутатов.

Год 2011 стал годом очередных президентских выборов. Но в это время существовала интрига: как поступит Э.Ко-койты, которому Конституция РЮО не давала право избираться на третий срок. Предполагалось два варианта. Первый – внесение соответствующих изменений в саму Конституцию, дающих Э.Кокойты право на третий срок; второй – переход к парламентской республике, с последующими выборами в Парламент, где бы Э.Кокойты стал спикером и фактически снова руководителем государства.

В преддверии выборов по традиции было заменено руководство государственной телерадиокомпании. Власти посчитали, что оно недостаточно активно работает по созданию положительного имиджа президента и его команды. Директором ГТРК «ИР» стал Дмитрий Бирагов, впрочем, настоящей его фамилии сотрудники телевидения так и не узнали. Этот человек был из числа российских специалистов, которые призывались в Республику в различные сферы жизнедеятельности. Существует версия, что фамилия Бирагов была прямым переводом фамилии Волков.

Придя на телевидение, Бирагов-Волков сменил весь менеджмент, поставив на ответственные должности своих людей. Через некоторое время перемены на телевидении стали очевидны: увеличилось количество вещания, появились новые передачи, информационный ресурс стал обретать современный облик. Аванс давался большой, президенту докладывали, что через месяц-два телевидение РЮО перейдет на круглосуточное вещание. Государство так же, в отличие от прежних периодов, пошло на беспрецедентные расходы. Было в два раза увеличено штатное расписание и гонорарный фонд. Телекомпания, имевшая ранее всего пару разбитых «Нив», приобрела японские внедорожники.

Реформы на ГТРК получали широкую информационную поддержку. Так, редко какой номер «Комсомольская правда – Южная Осетия» выходил тогда без материалов о переменах на ТВ. Правда при этом вся история югоосетинского телевидения де-факто отрицалась. У читателей создавалось ощущение, что в Южной Осетии на протяжении 17 лет не было телевидения, но вот теперь пришли новые люди и все создадут с нуля.

Перемены действительно были заметные. Но при этом проявилась одна неприятная особенность. Телевизионный ресурс постепенно терял национальное содержание. И это было неудивительно, ведь во главе государственной телерадиокомпании стоял человек, не разговаривающий на осетинском языке. В попытке сделать телевидение современным, из него было выхолощено то, что принято называть «местная специфика». Все это вызывало озабоченность представителей юго-осетинской интеллигенции, по требованию которой неоднократно устраивались встречи с руководством страны. На них они выражали несогласие с работой телевизионных редакций.

Не все было хорошо и в самом коллективе телерадиокомпании. Стиль работы нового менеджмента не предполагал сантименты и учет индивидуальности. Работа только в команде и в определенной системе координат. Поэтому в общении с сотрудниками нередко были ненормативная лексика, грубость, рукоприкладство в отношении подчиненных. Впрочем, власть не обращала на все это внимания, ожидая от руководства ГТРК новых свершений.

Беспокойство в высоких кабинетах проявилось в период предвыборной кампании, когда обнаружилось, что руководство телерадиокомпании имеет свое понимание сложившейся политической ситуации. Уже в сентябре-октябре направленность некоторых передач дало повод власти подозревать менеджмент телевидения в двойной игре. Складывалось ощущение, что кроме Большого дома дирекции ТВ поступают рекомендации и из другого центра. И этот центр не желал видеть Э.Кокойты у власти.

Необходимо отметить, что руководство самого телевидения все претензии категорически отметало, настаивая на том, что проводимая им информационная политика просто стала открытой и критичной в отношении власти. Но в высоких коридорах так не считали, полагая, что некоторые телевизионные материалы конкретно направлены против действующего Президента и его окружения.

Уже в сентябре встал вопрос о замене руководства телекомпании. Но за два месяца до выборов желающих сменить Д.Бирагова на таком ответственном посту не нашлось. «Пересменка» произошла намного позже, 10 декабря 2001 года, в день, когда сам Э.Кокойты объявил о своем досрочном уходе с должности, заодно зачитав указа о назначении нового руководителя ГТРК «ИР».

Но вернемся к событиям, предварившим выборы Президента РЮО 2011 года. В мае 2011 года сторонники Э.Кокойты создали инициативную группу по проведению референдума о новом сроке полномочий действующего президента. Было собрано необходимое количество подписей и их передали в республиканский Центризбирком. Однако Э.Кокойты заявил, что отказывается от участия в кампании вне зависимости от решения Верховного суда по вопросу референдума. Верховный суд отверг вынесение на референдум вопроса о допустимости третьего срока

В это время у Э. Кокойты по-прежнему были сильные имиджевые козыри: сохранение независимости в войне с Грузией в августе 2008 года и последующее признание независимости Республики Южная Осетия Россией 26 августа 2008 года. Однако популярность Кокойты и его команды падала в связи со слухами о коррупции и медленными темпами восстановления Республики после войны с Грузией.

Тем не менее, он не оставался в стороне от выборной кампании. Э.Кокойты объявил о своей поддержке одновременно двум кандидатам – Генеральному Прокурору Республики Таймуразу Хугаеву и главе МЧС Анатолию Бибилову. Партия власти «Единство», в свою очередь, выдвинула в качестве единого кандидата в президенты Бибилова. Этого кандидата поддержала и Компартия РЮО

Во время президентской кампании выявился фактор лидера «несистемной» оппозиции, главного тренера сборной РФ по вольной борьбе Джамболата Тедеева, вокруг которого оппозиция в преддверии выборов создала движение «Народный фронт». Власти учли этот момент. В апреле 2011 года Парламент Республики принял поправку в закон о выборах. По новым правилам кандидатом в президенты мог стать гражданин Южной Осетии, проживающий в Республике последние 10 лет. Поскольку Тедеев проживал большее время за пределами Республики, Центризбирком отказал ему в регистрации.

Из 17 зарегистрированных ЦИК кандидатов в президенты на стартовую линию вышло одиннадцать претендентов: Анатолий Бибилов – глава МЧС РЮО, Сергей Битиев – главный судебный пристав Минюста РЮО; Джемал Джигкаев – заведующий кабинетом компьютерной диагностики Республиканской больницы; Алла Джиоева – экс-министр образования РЮО; Георгий Кабисов – председатель Госкомитета информации, связи и массовых коммуникаций; Владимир Келехсаев – депутат Парламента РЮО III и IV созывов; Алан Котаев – первый заместитель мэра Цхинвала; Алан Плиев – заместитель министра иностранных дел РЮО; Дмитрий Тасоев – лидер Социал-демократического движения; Сослан Тедеты – командир СОБРа МВД РЮО; Вадим Цховребов – директор Юго-Осетинского предприятия хлебобулочных изделий.

В президентских выборах 2011 года, как никогда прежде, было широкое участие наемных пиарщиков и участие внешних информационных ресурсов. Привлеченные команды политтехнологов имели штабы кандидатов в президенты А.Бибилова и А.Котаева. Рассказывают, что у одного из них была даже своя отдельная группа людей, которая днем и ночью сидела в Интернете и работала в комментариях. При этом о существовании этой группы знал только сам кандидат.

Так как в Республике действовали две пиар-команды из России, то формально получалось, что на информационном поле впервые схлестнулись две группы российских пиарщиков. Впрочем, особых новшеств и необычных агитационных ходов обе команды не придумали. Случился даже любопытный казус. В один из дней стало известно, что пиарщики одного из кандидатов чем-то отравились в полном составе. Сегодня сложно сказать было ли это пищевое или алкогольное отравление, но поползли слухи о преднамеренной акции. Как бы то ни было, у обоих команд политтехнологов их кандидаты так и не победили, и российские пиарщики покинули Республику через час после обнародования ЦИК неутешительных для них итогов голосования. Выезжали все они ночью и в спешке.

Активно кандидаты и их доверенные лица были представлены в республиканских СМИ. В республиканских газетах размещались программы кандидатов, отдельные публикации, оплачиваемые из средств избирательных штабов. Были и бесплатные объемы газетных площадей и телевизионного эфирного времени. Кроме того, кандидаты в президенты выпускали и свои печатные издания: газеты, брошюры. На телевидение было три формы представления агитационных материалов: в новостях, отдельные ролики и теледебаты в прямом эфире. Именно последняя форма агитации избирателей и вызывала наибольший интерес телезрителей. Не будет преувеличением сказать, что в это время практически вся Республика включала свои телевизоры, в надежде узнать не столько о посулах кандидатов, сколько увидеть азартную перепалку между ними.

Отметим, что предвыборная компания никогда ранее не проходила с таким ожесточением и бескомпромиссностью. Было много компромата, недостойных действий – «черный пиар» захлестнул предвыборное поле.

Особенностью предвыборной кампании в местной прессе стали карикатуры, отличавшиеся злободневностью. В частности, в газете «Республика» и «Южная Осетия». Это вызвало недовольство со стороны ЦИК, куда были приглашены для беседы редактора местных газет. Появились и анекдоты, связанные с одним из кандидатов, выставлявшие его в смешном виде.

Голосование 13 ноября не выявило победителя. Ни один из кандидатов не набрал необходимого для победы количества голосов. Лидером первого тура стал А.Бибилов (24,86%), второе место заняла А. Джиоева (24,80%). Однако во втором туре места поменялись и на первое место стала выходить Алла Джиоева. Считается, что заметную роль тут сыграло протестное голосование. Всю ночь при подсчете шли «качели» голосов. В итоге, согласно данным ЦИК после обработки 74 из 85 участков, во втором туре А.Джиоева получала больше голосов избирателей. Поддержавшая А.Бибилова партия «Единство» обратилась в Верховный суд с жалобой на А.Джиоеву. По мнению представителей партии, сторонники Джиоевой занимались подкупом избирателей, оказывали на них давление и прибегали к незаконной агитации. ЦИК, со своей стороны, бездействовал и не пресек нарушения. Бибилов заявил, что не признает результаты, обнародованные ЦИК, и сообщил о своем лидерстве по итогам голосования. В результате Верховный суд признал выборы Президента Южной Осетии недействительными. Результаты голосования во втором туре были аннулированы. Парламент Республики назначил дату повторного голосования на президентских выборах в Южной Осетии на 25 марта 2012 года. После этого решения последовала серия акций протестов сторонников А.Джиоевой, которые не признавали решения Верховного Суда.

9 декабря 2011 года с участием российских посредников было подписано соглашение по урегулированию политического кризиса. В соответствии с ним 10 декабря Э.Кокойты ушел в отставку. Полномочия главы Республики принял на себя премьер-министр Вадим Бровцев. Одним из негласных условий урегулирования также стал отказ А.Бибилова и А.Джиоевой от участия в повторных выборах Президента Южной Осетии.

27 марта 2012 года состоялись повторные выборы Президента РЮО. В них приняли участие бывший глава КГБ Л.Тибилов, спикер Парламента С.Кочиев, посол РЮО в РФ Д.Медоев и уполномоченный по правам человека при Президенте Давид Санакоев.

В этот раз предвыборная кампания проходила без прежнего накала. Хотя и здесь присутствовал свой нерв. Штаб Д.Санакоева имел своих приглашенных политтехнологов, которые провели яркую предвыборную кампанию, ориентированную, прежде всего, на молодого избирателя. Именно штабом Д.Санакоева, к примеру, впервые была предложена новая для Южной Осетии мультипликационная агитация, которая смотрелась достаточно мило.

Отметилась и информационная работа штаба Л.Тибилова. Хотя указывалось, что и на этого кандидата работают наемные пиарщики, таких фактов обнаружить не удалось. Штаб этого кандидата выбрал интересную тактику. Если другие кандидаты в Президенты тратили свое время в телевизионном эфире на восхваление себя любимых, то у Л.Тибилова поступали по-другому. Каждый день в телевизионном эфире демонстрировался видеоролик, где ненавязчиво рассказывалось о тех или иных проблемах: невыносимой жизни беженцев в общежитиях, об отсутствии дорог в селения Дзауского района и т.п. И делался завуалированный намек на то, что все это можно будет исправить. Самое интересное было то, что на следующий день в Большом доме проводилось экстренное совещание, где решалась эта проблема. Такое реагирование власти необычайно повышало доверие людей к видеоматериалам штаба Л.Тибилова и соответственно к нему самому.

День голосования 27 марта не выявил явного победителя. В первом туре Тибилов набрал 42,48%, второе место занял Давид Санакоев с 24,58%.

Во втором туре, который состоялся 8 апреля, Л.Тибилов получил 56,12% голосов избирателей, Д.Санакоев – 42,65%. После выборов Д.Санакоев получил пост министра иностранных дел Южной Осетии, А.Бибилов сохранил пост главы МЧС, а Алла Джиоева стала вице-премьером Правительства.

Подготовил Роберт Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно