Размышления в преддверии годовщины геноцида осетинского народа

3-06-2016, 14:11, История [просмотров 953] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Размышления в преддверии годовщины геноцида осетинского народаВ прошлом году, 24 апреля, в Армении отмечали 100 лет геноцида армянского народа. В результате преступных действий турецких властей в апреле 1915 года началось преследование армян, проживающих в Турции. В течение нескольких лет было убито более 1,5 млн. мужчин, женщин, детей и стариков.

Геноцид армян 1915-1917 годов в Османской Турции считается первым в современной истории человечества широкомасштабным международным преступлением, совершенным с целью убийства целого народа по политическим и этническим мотивам. Преднамеренные действия турецкого правительства, отраженные в объективно констатируемых бесспорных фактах и подтверждаемые неопровержимыми документами и свидетельствами из самых различных источников, полностью соответствуют составу преступления геноцида и подпадают под его определение в международном праве. Не вызывает сомнения то, что геноцид армян со временем будет признан большинством стран мира. Было бы правильным, если бы и наша страна признала геноцид армянского народа.

При этом следует отметить, что безмерные зверства в отношении армян не были исключением в человеческой истории. Хорошо известен, скажем, геноцид евреев во время Второй мировой войны. Можно назвать еще несколько примеров. При этом в национальные законодательства ряда стран вводится уголовное наказание за отрицание того или иного геноцида.

Стоит ли говорить, что слово «геноцид» не является формальным понятием и для нашей страны, для нашего народа. На днях исполняется 96 лет геноциду южных осетин 1920 года. В течение всего десяти дней большая часть Южной Осетии была предана огню и превращена в развалины грузинской меньшевистской гвардией. Погибли тысячи людей, десятки тысяч стали беженцами.

Сегодня в памяти нашего народа об этих событиях преимущественно виртуальные образы. Из визуальных напоминаний только обелиск расстрелянным 13 коммунарам на городском кладбище да название одной из улиц с таким же наименованием. И все! Название улицы 8 июня в г.Цхинвал связано не с фактом геноцида, как думают некоторые, а с провозглашением в стране Советской власти. Хотя именно этот исторический эпизод и стал частью кровавых событий 1920 года.

В июне 1920 года грузинские власти посчитали, что осетинский вопрос в Грузии решен. И это неудивительно, ведь практически все основные районы компактного проживания осетинского населения в Южной Осетии были «зачищены». Оставшиеся единичные жители должны были быть выселены, а в осетинские населенные пункты партиями заселялись грузины из соседних районов Грузии. Действия властей республики Грузия носили запланированный и осознанный характер. Имеющиеся документы и свидетельства тех лет доказывают факт широкомасштабного геноцида осетин. Всего погибло 5279 человек, из них женщин – 1375, детей 1844. То есть каждый третий погибший был ребенком! Всего было убито, погибло в пути или от болезней более 15 тысяч человек – 20% тогдашнего осетинского населения Южной Осетии. И это не считая тех, кто умер уже в изгнании. Стоит ли говорить, что эти цифры целенаправленно были занижены советской машиной «дружбы народов» и, тем не менее, цифры впечатляют. Что же касается принесенного урона, то по приблизительным подсчетам, причинено было убытков на сумму 3 млн. 317 тысяч золотых рублей.

В 1930 году, в десятую годовщину геноцида южных осетин, на дом, где содержались расстрелянные меньшевиками 13 коммунаров, повесили табличку с указанием на то, что здесь будет сооружен мемориал. Однако вскоре началась борьба с национализмом, а память о событиях 1920 года стала неудобной датой в деле построения нового государства. Новая советская жизнь строилась братской семьей народов и межэтнические противоречия, даже если они и были в прошлом, не должны были омрачать светлое будущее.

Отметим, что советская власть даже в тех случаях, когда вспоминали о событиях июня 1920 года, рассматривала их исключительно через призму подавления выступления меньшевиками советской власти. И никак иначе. При этом не допускалась даже условная привязка к преследованиям по национальному признаку.

В 1970 году, когда наступила очередная годовщина событий 1920 года, власти установили мраморный куб в сквере у церкви Рождества Пресвятой Богородицы. На камне была прикреплена табличка, с указанием на то, что на этом месте будет возведен памятник жертвам грузинского вторжения. Сейчас эта каменная глыба сиротливо белеет у восточного выхода из сквера...

Вообще, отношение в нашем обществе к геноциду южных осетин несправедливо спокойное. Нет, мы, конечно же, помним о нем, внутренне переживаем. Но никаких особых действий по сути не предпринимаем, чтобы этот факт преступления против человечности стал достоянием мировой общественности. Возможно, если бы геноцид осетин юга Осетии был широко известен в мире, власти Грузии организовывали бы перманентные вооруженные вторжения в Республику с меньшим энтузиазмом.

Впервые факт геноцида на государственном уровне был засвидетельствован в 1990 году принятием «Декларации о геноциде 1920 года в Южной Осетии». В 2006 году Парламент РЮО принимает постановление «О политической оценке событий 1918-1920 гг.». Но все эти документы, по большей части, остаются для внутреннего пользования.

Конечно же, у Республики мало ресурсов, чтобы продвигать идею признания геноцида 1920 года. Здесь не менее важный момент – признание преступлений грузинских властей против осетинского народа в 90-х и 2000-х годов. Однако, например, на Западе к событиям 20-х годов относятся с большим пониманием, чем к грузинским зверствам в новейший период. Возможно потому, что признав вину Грузии в событиях 90-х и 2000-х гг., Западу придется признать и правоту России в деле защиты народа Южной Осетии. А через это не готовы переступить даже закоренелые западные сторонники демократии и свободы личности.

Помнится посол Франции в Грузии Эрик Фурнье (2007-2011 гг.), комментируя односторонность взглядов на войну 2008 года, отметил как-то в беседе с грузинским журналистом: «Вы не сможете заново написать историю и искать ответственность в другом месте, а не там, где она есть. Если копнуть немного глубже, то должны потребовать разъяснений у меньшевистской республики, которая в 1920 году истребила осетинское население, а не во Франции и другой стране…».

Не приходится сомневаться, что то, что знает французский посол, знают и другие европейские послы. Другое дело, что политическая конъюнктура не позволяет им пока называть вещи своими именами. Э.Фурнье пока единственный. Впрочем, и из уст грузин характеристики геноцида в отношении осетин использовались уже в 1920 году в оппозиционной меньшевистской прессе. Материалы публикаций в грузинских газетах тех лет, являются готовыми обвинительными заключениями.

И еще один момент. Во время одного из съездов осетинского народа было указано на необходимость дать правовую оценку событиям 1920 года. В декабре 1991 года Чрезвычайный съезд осетинского народа принял «Обращение в Организацию Объединенных наций главам государств и правительств». Здесь отдельным положением было указано и на геноцид народа Южной Осетии. Однако с тех пор этот вопрос на национальных съездах так и не получил развитие. А ведь съезд мог бы обязать осетинские диаспоры в дальнем зарубежье проводить в странах проживания разъяснительную работу по геноциду южных осетин. Пример достижений армянских диаспор лучшее подтверждение успешности такой деятельности.

Возможно, было полезным поднять и вопрос возмещения материального ущерба, нанесенного грузинскими властями Южной Осетии. Если перевести указанную выше сумму ущерба, то в нынешних ценах она составит 19,8 млрд. рублей. При этом, в эту сумму не входит денежная компенсация самим жертвам геноцида. К слову, Германия до сих пор выплачивает компенсации жертвам концлагерей, а недавно и Греция потребовала от Берлина возмещение ущерба от немецкой оккупации времен Второй мировой войны.

Кроме того, в настоящее время необходимо полномасштабно начать работу по сохранению свидетельств и систематизации имеющихся документальных источников по событиям геноцида 1920 года. Мы видим, какой вклад в восстановлении фактов Великой Отечественной войны внес созданный в Республике специальный Штаб по подготовке патриотической акции «Бессмертный полк». Есть предложение на основе структуры этого штаба, переформатировав его работу, организовать систему над документированием фактов к годовщине геноцида 1920 года. А дальнейшую текущую деятельность поручить сотрудникам Национального музея, где и должны быть сохранены все документальные свидетельства национальной трагедии. У нас до сих пор нет ни памятника жертвам геноцида 1920 года, ни музея геноцида, о котором так вольно мы порой рассуждаем. По крайней мере, пока что здание бывшего магазина «Фарн», где планировалось организовать Музей геноцида, зияет пустыми глазницами окон. Вместо документов в его комнатах гуляет ветер. Так на что же мы обижаемся – какой музей, такая и память!

Сегодня мир необратимо признает геноцид евреев и армян, а память о геноциде осетин 1920 года живет только в наших сердцах. Но достаточно ли этого? И не пора ли и другим странам осознать, что преступления против человечности не должны быть выше химер «исторической дружбы народов»... Но, прежде всего, об этом должны помнить мы сами. И напоминать всему миру. И признание нашим Парламентом, руководством нашей страны геноцида армянского народа в этом движении своего рода тоже необходимый шаг.Стоит ли говорить, что народ сам познавший не раз геноцид просто должен поддержать братский армянский народ.

На фото: Многие цхинвальцы начинали возрождать свой быт, устанавливая срубы на пепелищах своего бывшего дома

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно