Юго-Осетинская Автономная область как возрожденный сквозь века опыт государственности

22-04-2016, 20:05, История [просмотров 406] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Юго-Осетинская Автономная область как возрожденный сквозь века опыт государственности20 апреля 1922 года была образована Юго-Осетинская Автономная область (ЮОАО) с административным центром – г. Цхинвал. Этому событию предшествовали не только события геноцида южных осетин 1920 года, но и определенная подготовительная работа. И здесь не все было просто. Прежде всего, отметим, что в планах юго-осетинской стороны было намерение утвердить в Южной Осетии иную форму государственно-административного устройства Республики. Но обо все по порядку.

В феврале-марте 1921 года Грузия была освобождена от власти меньшевиков, 5 марта осетинские боевые подразделения входят в Цхинвал. Грузинские войска перед этим спешно отступили в направлении грузинского города Гори, оставив небольшие заградительные отряды.

Уже на следующий день в Южной Осетии был образован орган исполнительной власти – Революционный комитет (Ревком). Перед центральными партийными и советскими органами по инициативе юго-осетинского Ревкома был официально поставлен вопрос о самоопределении Южной Осетии. 6 сентября 1921 года состоялось объединенное заседание Ревкома, на котором был рассмотрен вопрос о самоуправлении и политическом устройстве региона. Заседание постановило о создании Юго-Осетинской Советской Социалистической Республики (ЮОССР), с центром в Цхинвале. Был утвержден также проект Конституции Юго-Осетинской Советской Социалистической Республики и проект о границах Юго-Осетинской Республики. Проект Конституции ЮОССР состоял из 15-ти статей, где были перечислены народные комиссариаты, которые должны были быть созданы в республике, также были определены сферы их компетенции.

В документе были указаны районы, которые должны быть в составе Юго-Осетии, с включением сюда и сел Кобийской котловины и ущелья Тырсыгом (ныне Казбегский район Грузии). Необходимо отметить, что решение о создании юго-осетинской автономии (имеется в виду не области, а республики) поддерживало и грузинское население Южной Осетии. Так, в декабре 1921 и в январе 1922 годов прошли собрания грузин сел Еред, Прис, города Цхинвала с поддержкой обращения о создании автономии Южной Осетии.

В Тбилиси поняли, что надо включиться в процесс самоопределения южных осетин, пока он не вышел из-под контроля грузинских большевиков. Уже 10 сентября 1921 года Народный Комиссариат внутренних дел (НКВД) Грузии создал специальную комиссию, которая должна была изучить ситуацию в Южной Осетии с целью определения возможности создания на этой территории автономии. Комиссией руководил непосредственно Народный комиссар внутренних дел Грузии Бесарион Квирквелия. Глава НКВД Грузии, «глубоко изучив вопрос», посчитал невозможным не только создание Юго-Осетинской Советской Социалистической Республики, но даже автономной области. Как ни странно, такой вывод грузинского представителя был предсказуем: В.Квирквелия был из числа тех грузинских большевиков-националистов, которые препятствовали всякой попытке самоопределения осетин и абхазов.

Грузинский представитель не ограничился только выражением частного мнения. 27 сентября 1921 года Народный Комиссариат внутренних дел по поручению Бесариона Квирквелия отправил управляющему делами революционного комитета Грузии докладную записку для обсуждения вопроса об отделении Южной Осетии в качестве отдельной административной единицы с просьбой вынести этот вопрос на заседание грузинского правительства для обсуждения. На заседании заключение Б. Квирквелия было отклонено, а сам он был разжалован и назначен на должность военно-морского комиссара с целью отстранения его от процесса автономизации. Позднее, во время репрессий 1937 года Б. Квирквелия был расстрелян.

Несмотря на то, что историография эпохи СССР указывала на равноправие народов, предоставление автономии южным осетинам далось непросто. Если центр в Москве руководствовался общей схемой национально-территориального деления, то на местах решения центральных властей тормозились. Главной преградой для этого были, прежде всего, власти самой Грузии. Небольшой пример, 20 апреля 1937 года, когда отмечалась 15-ая годовщина образования ЮОАО, с докладом на торжественном собрании выступил председатель юго-осе-тинского правительства (ЦИК) Иван Джиджоев. Он обрушился с критикой на «националистов, троцкистов из руководства компартии Грузии Б.Мдивани, С.Кавтарадзе, М.Окуджава, которые выступали против создания юго-осетинской автономии».

На деструктивную позицию грузинских большевиков указал в своем докладе сам Л.Берия: «Грузинские уклонисты боролись против предоставления автономии национальным меньшинствам Грузии. Тогдашние ЦК и Ревком Грузии (Б. Мдивани, С. Кавтарадзе, М. Окуджава, К. Цинцадзе и др.) всеми мерами оттягивали предоставление автономии Южной Осетии, Аджаристану и Абхазии. Автономия этих республик была принята и проведена против воли уклонистского большинства ЦК и Ревкома Грузии. Известно, что один из руководителей грузинского уклонизма – Буду Мдивани голосовал против решения о включении Цхинвали в автономную Юго-Осетинскую область…».

Хотя мнение о наделении Южной Осетии статусом отдельной административной единицы и стало доминирующим, от юго-осетинских большевиков в свою очередь потребовали уступок. 25 февраля 1922 года в Цхинвале было принято решение о самоопределении уже только в рамках автономной области. В постановлении было указано: «Принимая во внимание непреклонную волю южно-осетинской бедноты, выраженной: 1) на народных съездах: а) в Цунар в июне 1918 г., в Джаве в декабре 1918 г., б) в меморандуме трудовой Южной Осетии от 28 мая 1920 г., г) в декларации южно-осетинского народа на съезде горских народов от 15 ноября 1920 г., 2) в непрерывной, почти трехлетней борьбе южно-осетинского народа с грузинскими социал-шовинистами за свое освобождение, Южно-Осетинский Партком постановляет: Выделить Юго-Осетию в автономную единицу (область). Центром Юго-Осетии (области) считать г. Цхинвал».

Самое интересное, что в территориальном вопросе юго-осетинских большевиков поддерживал Серго Орджоникидзе, назначенный в феврале 1922 года первым секретарем Закавказской организации большевиков. Рассказывают, что И.Сталин, рассматривая документ с указанием территории, которая определялась Южной Осетии, с раздражением даже посоветовал С.Орджоникидзе, раз уж тот так печется об осетинах, присоединить к Осетии свое родовое село Горешо. Серго Орджоникидзе приходилось бороться и с упрямством грузинских большевиков, продолжавших оставаться на националистических позициях. После очередного скандала на совещании С.Орджоникидзе обозвал руководство Компартии Грузии «шовинистической гнилью», Б.Мдивани – «спекулянтом, духанщиком», а председателю ЧК К. Окуджаве пригрозил расстрелом. В выражениях не стеснялась и другая сторона: грузинский большевик А. Кабахидзе назвал Орджоникидзе «сталинским ишаком», за что получил тут же пощечину. Как бы то ни было, к апрелю сопротивление грузинских националистов в рядах руководства Грузией все же было сломлено.

После долгих закулисных переговоров с участием Москвы решение о предоставлении автономии было принято. Однако вместо республики, было решено ограничиться автономной областью. Вопрос оставался только за определением административных границ нового образования. Так, в советском Тифлисе считали, что Южная Осетия может обойтись, например, без ряда сел Кударского ущелья. Однако в этом вопросе юго-осетинским представителям удалось отстоять свои позиции. Правда, некоторые осетинские села в Горийском районе, села Кобийской котловины, ущелье Тырсыгом «благодаря» договоренности советской и грузинской политической верхушки остались вне национальной территории.

Конституция Грузии 2 марта 1922 года была первым законодательным актом, который официально признал и подтвердил создание Юго-Осетинской Автономной области (ЮОАО) в составе Грузинской Советской Социалистической Республики. Вместе с тем, стало необходимо принятие такого законодательного акта, который бы более широко определил правовое положение нового образования в составе Грузинской Республики и детально подтвердил бы территориальные границы этой новой административной единицы.

20 апреля 1922 года вышел Декрет № 2 Центрального Исполнительного Комитета и Совета народных Комиссаров Грузии об образовании Автономной Области Юго-Осетии, в котором указывается:

1. Образовать автономную область Юго-Осетии, как составную часть Социалистической Советской Республики Грузии с центром в гор. Цхинвале.

2. В состав автономной области Юго-Осетии включить территорию, занимаемую юго-осетинским народом в следующих границах:

а) С севера: пограничная линия проходит по Главному Кавказскому хребту вдоль южной государственной границы

Автономной Горской Республики;

б) С запада: пограничная линия начинается с границ Горской Республики у истоков р. Анчахи и ее притоков, пересекает высоту 8.872; тянется вдоль хребта Цителта, пересекает р. Чанчахи при впадении в нее притока Геске; продолжается в юго-западном направлении по отрогам горы Геске, западнее этой реки; пересекает гору Геске, гору Дэвар, высоту 6.062. реку Гарулу, ниже сел. Нижний Кважа (Коз), реку Кведрулу, восточнее сел.Кведи; спускается по отрогам горы Велуанта, пересекает высоту 7.616; пересекает гору Кудев немного западнее высоты 2.932; продолжается в юго-восточном направлении вдоль подножья высоты 6.013; пересекает правый приток р. Квириты, северо-восточнее селения Переви; проходит восточнее села Переви, пересекает р. Квирилу, восточнее высоты 2.170, упираясь в гору Перанга на высоте 5.201; тянется на юг по отрогам этой горы западнее горы Дзирулы; пересекает последнюю и проходит по хребту Капребис сери до высоты 4.172; продолжается по верхнему течению р. Чарат-хеви и далее по отрогам хребта Капребис-Сери, западнее р. Лопан;

в) с юга: пограничная линия продолжается по дороге Чорчани-Цнелиси, пересекает р. Лопан ниже Цнелиси, поворачивается на северо-восток; проходит выше сел. Атоци, пересекает р. Проне ниже сел. Окона; тянется юго-восточнее р. Проне, пересекает левый приток р. Проне ниже сел. Кватетри; далее пересекает р. Проне (Корнисскую) выше сел. Двани; проходит параллельно с северо-западной стороны дороги Двани-Гуджабаури; пересекает р. Большую Лиахву ниже гор. Цхинвала и выше сел. Эргнети; упирается в с. Эредви; пересекает р. Малую Лиахву выше с. Арбо, р. Чаребулу выше с.с. Мерети и Коши; поворачивает на юго-восток, пересекает р. Отреви, выше с. Плависмани и р. Адзуру и Меджуду немного выше с. Адзви и Меджврисхеви; продолжается северо-восточнее с. Кирбали и Бержуети; пересекает р. Тартлу ниже с. Цинокари, правый приток р. Лехури выше с. Хурвалети, захватывая группу селений Орчосани, Абреви и пр., пересекает реку Лехуру севернее с. Сакоритло и Одзиси; пересекает р. Ксанку выше с. Одзиси и упирается в гору Ипнианис-кеди; г) с востока: пограничная линия от горы Ипнианис-кеди, поворачивает на север и пересекает котловину, проходя западнее линии с. с. Микелиант кари, Ирмис-сопели, и пр., огибает с запада среднее отроги высоты 6.409, пересекает последнюю немного восточнее у развалин церкви; далее продолжается на север вдоль течения р. Авлеви, по хребту восточнее последней; пересекает гору Чартала на высоте 8.283, гору Сапершети, гору Тах-ту; продолжается по линии водораздела между притоками р. Арагви и Ксанки; пересекает высоты: Куркуты, Мунджухи, перевал Ломисский у развалин монастыря и тянется до Джамурского перевала; пересекает правые притоки реки Арагвы, западнее с. Ганиси, Эрето и др., продолжается на северо-запад по верхнему течению р. Арагвы, поворачивает на запад, пересекает гору Лазг-цити и тянется по линии водораздела между притоками рек Терека и Большой Лиахвы, пересекая высоты 12.117, 1.333, 12.572 и упирается в гору Ваилк-Парс.

3. Органами управления автономной области Юго-Осетии являются Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) и местные советы.

4. Для управления делами автономной области Юго-Осетии учреждаются народные комиссариаты: а) внутренних дел, б) юстиции, в) просвещения, г) здравоохранения, д) труда и социального обеспечения, е) земледелия, ж) продовольствия, з) финансов, и) Совет Народного хозяйства, к) Рабоче-крестьянской инспекции».

Интерес в документе представляет не только его судьбоносное значение, но и, например, указание названия столицы автономной области – Цхинвал – так же как и сегодня. При этом наименование вводится в документ, к составлению которого осетины не имели прямого отношения.

Конечно, сегодня значение образования Юго-Осетинской Автономной области можно оценивать по-разному. Кто-то скажет, что такой формы было недостаточно для национального строительства. Тем не менее, именно в статусе автономии южные осетины стали впервые рассматривать свою территорию, как нечто целое, существующее отдельно от понятия Грузия, хотя значительная часть осетинских земель оказались утерянными. Несомненно, и то, что наличие органов управления, квалифицированных хозяйственных кадров уже в наше время позволило быстро перестроиться на другой уровень государственного образования – Республику Южная Осетия.

Коцты Х.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930