Память времени. Кударгом 1920 года

29-07-2020, 15:15, Геноцид - 100 лет [просмотров 297] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Память времени. Кударгом 1920 годаК северу от города Квайса над каменистым выступом из известняка на склоне горы находилось село Фæсрагъ, где проживало 22 семьи фамилии Зассеевых. Имена старших до сих пор хранятся в людской памяти – это Биаслан, Цицо, Симон, Къебел, Коже, Уасо, Коста, Еста, Козман, Брика, Миха, Митех, Симон, Санахъо, Гишо, Шио, Лекса, Джело, Иуане, Биба, Петре, и Амбако. На самом краю каменистого выступа, на возвышенности, была сооружена 9-ти метровая фамильная башня в три этажа. При этом входная дверь из карагача в целях безопасности была установлена в сторону обрыва. Туда можно было пройти только узенькой тропой по краю скалы. К западу от села пролегало ущелье Уилет протяженностью 3 км до самой грузинской границы. Вдоль границы по соседству находились сенокосные угодья жителей близлежащих грузинских сел Цедис, Цханар, и Квед. Многие десятилетия грузины и осетины жили здесь дружно, во время сенокоса обедали вместе, пили грузинское вино и осетинскую араку, ходили друг к другу в гости. Эта дружба сохранилась до 20-х годов прошлого столетия.

Все поменялось в одночасье. Значит эта дружба и доброе отношение со стороны жителей грузинских сел были мнимыми, они всегда образно таили за пазухой камень и попросту ждали удобного времени. И оно пришло. В середине лета 1920 года карательный отряд из 300 всадников армии Джугели спустился по ущелью, где находились осетинские села. С ними в качестве проводников были как раз жители близлежащих грузинских деревень, с которыми осетины долгие годы жили дружно. Столько же всадников пробиралось со стороны селения Синагур по ущелью Леско. Речь не шла о простом выселении жителей, была четкая установка на уничтожение осетин. Юг Осетии уже пылал. Происходил геноцид осетинского народа.

Понимая подавляющее превосходство грузин и в численности, и в вооружении мудрым старейшинам села приходилось успокаивать молодых парней, которые были готовы умереть за родной очаг.

Примечательно, что в ожидании прихода карателей Джугели грузины сельской округи уже вели себя вызывающе, по-хозяйски. К примеру, житель грузинского села Цедис Симон со своими сельчанами, которых все жители Фæсрагъ знали, одел веревку (сæрбос) на два вола Коже, жившего на окраине села, и безмолвно направил их к себе домой. На неоднократные окрики Коже Симон со своим многочисленным сопровождением даже не оглянулся.

…Ночью жители селения по горным тропам отогнали на летние пастбища оставшееся поголовье скота, чтобы в случае необходимости перегнать их через перевал Жедо. Рано утром же жители всех сел Кударгома – старики, женщины, дети оставили родные села и направились в сторону перевала, прихватив с собою собранное на скорую руку – то, что можно было унести в руках и на лошадях...

Уже на следующий день горели села Фæзыкъац, Фæсрагъ, Æхсæрджын, Шеубан, Мыртгæджын, Бизиты хъæу, Теблоты хъæу, Лесор, Гулянтæ, Надарваз, Начрепа... При этом грузинские гвардейцы, даже имея подавляющее превосходство, настолько опасались осетин, что, прежде чем войти, каждое село сначала обстреливали из небольших горных пушек. И опасались не зря. На продвижение карателей влияла начавшаяся ожесточенная партизанская война. В каждом селе сформировались небольшие отряды. Жители села Фæсрагъ, у кого было оружие, отказались покинуть село. Это Бимбол, Джело, Гишо, Коже, Зураб, Пиран, Андо, Тутила, Коша, и Кязо. Но этот арсенал был невелик – две иранские винтовки, четыре берданки, четыре винтовки Мосина (трехлинейки) и к ним по 20-30 патронов. Ночью защитники села поднялись на стратегическую высоту – гору Ецъери хох, где можно было укрыть

ся во множестве пещер и защищаться продолжительное время. Там в пещере Нæбынлæгæт есть питьевая вода, к тому же неподалеку на склоне этой горы обитало небольшое стадо диких коз. Здесь и состоялась встреча с поднявшимися сюда же вооруженными парнями из числа жителей Фæзыкъау и Æхсæрджын. На данной высоте защитники заняли оборону и ждали два дня, пока жители сел не преодолели перевал Жедо.

На следующую ночь Симон, Пиран, Коже, Тутила и Зураб спустились с горы в свое село по знакомым тропам, добрались до фамильной башни и затаились там в ожидании рассвета. Бимбол, Гишо, Джело, Андо и Кязо же ночью прошли через ущелье Ӕвзæрком, вышли и спрятались в лесистой местности, обросшей кустарниками азалии севернее села. Бимбол был высокого роста, со стройным телосложением, с большими руками – участник Первой мировой войны, награжден двумя Георгиевскими крестами. Утром, когда грузины, засевшие в двух оставленных для себя домах (остальные были сожжены), начали собираться на завтрак под навесом, отряд Бимбола открыл стрельбу, одновременно включились в перестрелку и засевшие на окраине леса горцы, не давая гвардейцам разбежаться по домам, где они оставили оружие. Перестрелка продолжалась пару часов. Но когда на подмогу грузинам поднялись еще около 120-ти всадников, притащивших на лошадях две горные пушки, защитникам села пришлось отступить.

К полудню грузины уже осадили башню Зассеевых и стреляли по ней в упор с расстояния 300 метров. После нескольких часов обстрела (работали пушки) стены башни были пробиты, обвалился один угол, обрушившиеся камни пробили деревянные перекрытия, ранив находившихся внутри строения бойцов.

Несколько попыток грузинских карателей занять эту высоту были безрезультатны. Непокорённые защитники мужественно обороняли подступы к горе.

Ввиду того, что патроны были на исходе, а силы неравные, часть защитников спустилась в ущелье окольным путем, в поисках провианта и боеприпасов. Но вернуться они уже не успели. Утром следующего дня каратели снова пытались взять высоту. После часового боя весь боезапас у оборонявшихся был израсходован и оставшиеся четверо защитника высоты укрылись в одной из ближайших пещер. Вход в пещеру был шириною в два метра, после чего сужался, и, чтобы проникнуть внутрь, необходимо было на коленях проползти около трех метров. Сама пещера внутри очень просторная, ширина в некоторых местах достигает 10 метров, глубина более 100 метров. Так четыре защитника оказались в этой пещере в изоляции. Но стрелять внутрь пещеры было невозможно, а попытавшихся пролезть туда карателей встречали камнями и холодным оружием. В полдень следующего дня из соседнего грузинского села Цъедис привели двух здоровых собак. Однако, запущенные внутрь пещеры собаки больше не увидели своих хозяев, одну зарубил дерзкий и отчаянный Коже, а другую задушил двухметровый здоровяк Пирана. Под вечер, когда грузинам стало ясно, что им не пробраться в пещеру, гвардейцы покинули высоту.

Так месяцами проходило противостояние непрошенным гостям. Отряды сопротивления образовались во всех селах Кударгома. Шла партизанская война. Стрелял каждый куст, каждое дерево, каждый камень...

В таких условиях сопротивления прошел год, пока отряды Красной армии под командованием Сосо Нартикоева, Зура Зассеева, Бадила Гагиева, Доментия Хугаева не перешли перевалы и не освободили Кударгом и всю Южную Осетию от грузинских нелюдей.

С утверждением Советской власти Осетия стала возрождаться, многие вернулись обратно, со временем восстановились дома и разоренные хозяйства. Коже из-за угнанных волов расстрелял Симона, его сына и тех сельчан-грузин, кто поджигал дома. Сам Коже со временем переехал в Ногир.

Сегодня в селении Фæсрагъ уже никто не живет, одни переселились вниз в село Фæзыкъæу, другие остались на севере Осетии. И только уцелевшее двухметровое основание башни на вершине скалы напоминает о том кровавом времени, бесчинствах грузин и героических защитниках ущелья…

Вало Зассеев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно