Школа юга Осетии, восставшая их пепла

22-03-2020, 21:22, Геноцид - 100 лет [просмотров 232] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Школа юга Осетии, восставшая их пеплаДраматическая история геноцида осетин Южной Осетии исполнена множеством отдельных страниц. И среди них – трагедия национальной школы, которую грузинские каратели в 1920 году фактически уничтожили. Не только школьные здания, но и учителей и учеников. Именно в последних они видели себе угрозу. В учителях – угрозу националистической идеологии, в учениках – будущих защитников национальной идентичности.

Недавно мне пришлось познакомиться с интересным архивным документом – отчетом о культурно-просветительской работе в Южной Осетии за 1922 год. Прошел всего год с того времени, когда в марте 1921 года в страну начали возвращаться осетины, изгнанные грузинским правительством со своей исторической Родины. Из документа мы видим, что ни в эмиграции, ни в первые дни возвращения люди не оставляли без внимания вопросы просвещения, видя в нем залог возрождения края. «За истекший 1921-1922 учебный год работа Комиссариата просвещения протекала при самых тяжелых условиях. Приходилось рабо­тать в стране, подвергшейся полному разгрому и вследствие этого обращенной в хозяйственном отношении в полное небы­тие; приходилось работать в стране, где не осталось ни одного школьного здания, гдепринадлежности школы и их оборудо­вание были расхищены и вывезены за пределы. Школьные работники, как элементы, наиболее подозревавшиеся в сочувствии к Советской власти, подверглись жестоким гонениям со стороны меньшевиков (курсив наш – прим.ред.) вынуждены эмигрировать и потерять связь с Родиной. Живя среди обнищавших беженцев, эти работники вместе с беженцами переносили разные эпидемии и от болез­ней потеряли значительный процент своего состава. В итоге значительный процент учительских кадров погиб в эмиграции от болезней и лишений в огне гражданской войны, частью так и остался на севере, другие же вернувшись, трудоустроились в различных учреждениях. Таким об­разом, первый после возвращения 1921-22 учебный год застал Юго-Осетию совершенно разгромленной, потерявшей и материальную, и интеллектуаль­ную базу для развития культурно-просветительской работы. Нужно было создавать все сызнова и создавать приходилось в пустыне пустыми руками», – перед нами предстает картина полной безысходности.

Поэтому принимались срочные меры по восстановлению системы образования. Но сделать это было непросто, ресурсов ни материальных, ни человеческих не хватало. Руководство автономии пошло на непопулярные меры: было принято постановление об обязательном увольнении всех работников образования, которые трудились в других учреждениях. Таким образом, единственным выходом для них оставалось возвращение на учительскую работу. Всего в 1922 году в области насчитывался 101 учитель. В этом же году в Цхинвале, в его исторической старой части, в здании Облпотребсоюза по улице Х.Гаглоева в срочном порядке был открыт педагогический техникум. Но главным подспорьем в деле восстановления было самосознаниепростых людей. В Отчете Комиссариата просвещения отмечается: «Население Юго-Осетии давно привыкло относиться к просвещению и к школам с теплым вниманием, и только это особо любовное отношение населения к школам помогло Комиссариату просвещения наладить школь­ное дело. Если бы не это обстоятельство, трудно было бы най­ти объяснение тому факту, что в истекшем учебном году на­селение, только что пережившее ужасы по­грома, перенесшее страдания беженства, а по возвра­щении в родные пепелища пораженное острым голодом, нашло в себе силу оказать Комиссариату просвещения в деле воссоздания школ существенную помощь как материальную, так и моральную. Словом, если Комиссариату просвещения за истекший учебный год в области строительства школьной жизни удалось сделать кое-что, то это было достигнуто общими усилиями Комиссариата и самого населения».

Удалось же сделать, по тем временам, в условиях той действи­тельности, в условиях полной разрухи и поголовного обнища­ния, очень и очень многое. В июле 1921 года от­крыл свои функции отдел народного образования. Тогда же был созван съезд из скромного учительского представительства Южной Осетии. Съезд на­метил общие вехи и разработал план работы на предстоящий учебный год. В отчете Комиссариата указывается: «Комиссариат при помощи своих сотрудников объехал все рай­оны и лишь после тщательного обследования условий, наметил 35 пунктов, где возможно было открыть школы. Но после открытия занятий образование оказалось столь востребованным, а требования населения так настойчивы, что пришлось отступить от ука­занного числа; в течение учебного года количество школ было доведено до 45. Однако, задача комплектования школ препо­давательскими силами оказалась далеко нелегкой... Помещения для школы были найдены самим населением, частью в наемных домах, частью были выстроены собственные новые здания».

Однако материальное положение учителей оставалось тяжелым. Например, зарплату педагогам за апрель смогли выплатить только в сентябре. Нередки были обмороки от голода на уроках. Комиссариат просвещения обратился с просьбой к населению сел, где располагались школы, оказывать помощь учителям продуктами питания. Для каждой школы был выделен земельный участок под посевы зерновых. Об этом – в строках отчета: «Средства отпускались из Наркомата просвещения Грузии почти исключительно на оплату труда школьных работников ито в недостаточном количестве и край­не неаккуратно. Чтобы обезопасить учителей от риска умереть с голода, Комиссариат просвещения Юго-Осетии упросил население оказывать учителям помощь. Только благодаря этой помощи, выразившейся в сбо­ре зерна для учителей, сравнительно благополучно и без жертв обошлось в истекшем году...».

Среди первейших своих задач работники образования региона видели необходимость организации обучения и воспитания детей обязательно на родном им языке. «Юго-Осетия, конечно же, пока не может мечтать о том, чтобы провести эти, безусловно, важные педагогические требования через все ступени обучения за отсутствием литературы и подготовленных кадров. Но стремление к этому должно оставаться неизменным», – указывалось в отчете Комиссариата просвещения. Таким образом, мы видим, что тяга населения к образованию в разоренной Южной Осетии оказались не менее востребованной, чем кров над головой и кусок хлеба.

Р.Кулумбегов

На фото: Съезд учителей юга Осетии. Общее фото у Старого моста. 1922 год. Из архива газеты «Республика»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Март 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно