Август 2008: правда глазами очевидцев

Август 2008: правда глазами очевидцев"ЧЕРЕП СЕСТРЫ МЫ НАШЛИ НА ЧЕРДАКЕ МОЕГО ДОМА"

19-летняя Залина Качлаева пребывала в ожидании самого счастливого дня в своей жизни – 10 августа у нее должна была состояться свадьба. Залина уже приобрела свадебное платье и все тщательно готовились к этому событию. Однако вероломное нападение грузинской армии на Южную Осетию перевернуло все в одночасье. Адскую ночь с 7 на 8 августа, когда вооруженные силы Грузии начали осаждать Цхинвал, обрушив на город шквал огня, Залина вместе с отцом Тенгизом и матерью Мананой переждали в своем подвале. После артподготовки грузинские формирования вошли в город и начали стрелять в мирных граждан. Горожан охватила паника. Манана была напугана и решила увезти дочь во Владикавказ. С улицы Кутузова, где находился их дом, Манана с дочерью перебрались на ул. Квайсинская, где жил ее брат Алан Плиев, который мог их вывезти на своей машине за перевал.  

 «Манана с дочерью пришли к нам. Они были сильно напуганы, – говорит Алан Плиев. – Утром следующего дня сестру, племянницу и еще двух соседей я собирался вывезти во Владикавказ. Когда Манана и Залина вышли из дома и уже хотели сесть в машину, над ними пролетел грузинский штурмовик и сбросил на нашу улицу кассетную бомбу. Манану и Залину осколки от нее разорвали в клочья. (Рассказывая, Алан с трудом сдерживает слезы). Разлетевшиеся части тела повисли на заборах. Спустя несколько дней, череп сестры мы нашли на чердаке моего дома, куда он отлетел после бомбового удара». Другие соседки, стоявшие подальше, получили осколочные ранения.

Разбросанные в разные стороны части тел матери и дочери были собраны и отвезены в морг. Затем они были похоронены в Северной Осетии в поселке Заводском. Супруг Мананы Тенгиз после чудовищной гибели любимой жены и дочери потерял рассудок. 

 

«НА НАС ПОЛЕТЕЛИ КУСКИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО МЯСА…»

Из тысяч погибших во время очередного геноцида, устроенного Грузией, многих смерть настигла по дороге из Цхинвала в Дзау, когда они пытались выбраться из осажденного города и захваченных грузинскими оккупантами сел в более безопасное место. В их числе оказались и супруги Мирослав Валиев (46 лет) и  Жанна Хасиева (44 года), а также их родственница, жена брата Мирослава Лиана Дудаева (38 лет). Они погибли чудовищной смертью. О том, как случилась эта трагедия, рассказывает свидетельница  этой жуткой истории, супруга брата Жанны Фатима Мамиева:

– 7 и 8 августа, когда Цхинвал подвергался массированному артиллерийскому обстрелу со стороны Грузии, мы с мужем и мамой, которую днем 7-го августа привезла к себе из с. Хетагурово, укрывались в подвале. Жанна и Лиана, которые живут по соседству, по ул. Островского, тоже прятались в подвалах. Муж Лианы Любомир в это время находился на посту в с.Гром, а Мир (Мирослав) был во Владикавказе, куда накануне отвез своих и наших детей.

Мир вернулся в Цхинвал днем 8-го августа за своей женой, матерью и отцом Жанны и Лианой. Заехал и к нам. Он был взволнован тем, что видел в городе и торопил нас. Сказал, что нужно срочно собираться и уехать вместе с ним во Владикавказ. Мой муж Альберт не хотел ехать, но Мир настаивал, говорил, что нужно немедленно выехать, пока не поздно. В это время в нашем микрорайоне людей охватила паника, они узнали о том, что грузинские танки вновь вошли в город. Стало известно, что грузинские солдаты бросают гранаты в подвалы и убивают мирных граждан. Люди пешком бежали кто куда мог. Мы втроем сели в нашу «семерку» и вместе с Мирославом подъехали к его дому. В нашу машину сели отец и мать Жанны и Альберта, а в автомобиль Мира сели его жена и Лиана. На двух машинах мы выехали из города. Повсюду раздавались взрывы, пылали дома, вокруг все разрушалось. Как только выехали за черту города, подумали, что самое страшное уже позади.

Еще не доехав до с. Тбет, нас по дороге остановили какие-то военные и посоветовали вернуться, предупредив, что грузины уже заняли с. Тбет. Но Мирослав был уверен, что дорога свободна от грузин, ведь сам еще час назад приехал по ней из Владикавказа. Мы двинулись дальше. Но в течение часа здесь многое изменилось. На дороге лежали подбитые машины, трупы людей. Выше с. Тбет мы заметили группу грузинских войск с бронетехникой. Мы прибавили скорость. Наша машина ехала впереди, а «Волга» Мира следовала за нами. Нас начали обстреливать. Рядом с нашей «семеркой» разорвался снаряд, осколки от которого повредили машину, продырявили покрышку. Наша машина притормозила, в это время Мир обогнал нас. Через несколько секунд со свистом пролетел снаряд и попал прямо в «Волгу» Мирослава. Его машина взорвалась, взлетела в воздух, воспламенилась и упала. На нас полетели куски человеческого мяса. Я была шокирована. Посмотрела на мужа, на нем лежали куски мяса, я испугалась, подумала, что его ранили. Он сказал, что с ним все в порядке, он невредим, и указал на  машину, в которой были Мир, Жанна и Лиана. Снаряд, попавший в их «Волгу», разорвал их в мелкие клочья.

У нас не было времени осознать произошедшее, в нас продолжали стрелять из разных орудий. Отъехав немного от того места, опять что-то грохнуло рядом с нами. Ударной волной нашу «семерку» отбросило от дороги в сторону леса.

Эта трагедия разыгралась на Зарской дороге выше с. Галуанта. Я, Альберт и наши мамы выскочили из машины и побежали в лес. Отец мужа остался в машине, он не мог выйти, по дороге у него случился нервный приступ и он потерял способность передвигаться. Альберт сказал нам, чтобы мы пошли лесом, а он как-нибудь заведет машину и будет нас ждать в с.Зар. Он пытался несколько раз вернуться к подбитой машине Мира, но как только приближался, в него начинали стрелять. Альберт остался с отцом, а мы втроем шли через лес, при этом старались не углубляться в него, чтобы не терять из виду дорогу и не заблудиться.

Таким образом, с часу дня до восьми часов вечера мы прошли несколько километров. В некоторых местах с трудом пробирались сквозь лесные дебри. Мы уже еле передвигали ноги. Изнуренные добрались до с. Зар и вышли из леса на дорогу. Издалека увидели много солдат. Это были российские военные. Они нас тоже заметили и помахали нам руками, звали к себе. Среди них оказался Альберт. Увидев нас, он подбежал к нам. Ему удалось завести свою покореженную осколками «семерку» и со спущенной покрышкой доехать до с. Зар.

11 августа  двоюродный брат Жанны нашел «Волгу» Мира. Она оставалась на том месте, где была подбита грузинскими подонками. Он собрал части тел Мира, Жанны и Лианы и похоронил там же, в поле. Потом их перезахоронили в Северной Осетии, но хоронить уже было нечего, от Мира, Жанны и Лианы мало что осталось…

 

«МОЙ ДОМ ГРУЗИНЫ СОЖГЛИ ДВАЖДЫ – В 1992 ГОДУ И СЕЙЧАС»

Рассказывает проживающая на перекрестке ул. Исака Харебова и ул. Героев:

– В ночь на 8 августа 2008 г. начался интенсивный обстрел города. Я была дома на 4-ом этаже, спустилась на 1-й этаж (у нас там находился магазин). В то время я думала, что это безопасное место. Муж, Бесаев Леонид Сосланович, был на службе. Я сильно нервничала и стала звонить по городскому телефону, но никто не брал трубку, по сотовому результат был тот же. Только утром муж сам смог дозвониться и сказал, чтобы я собрала документы и спустилась в подвал, что грузинские танки уже на подступах к городу. Всю ночь и утро не прекращался обстрел из крупнокалиберных орудий. В подвале собрались все соседи. Что мы пережили за эту ночь!

Под утро, когда рядом с нашим домом произошел мощный взрыв, мы услышали душераздирающие крики женщин. Семья, которая хотела выехать из города, попала под мощный обстрел, снаряд угодил в машину и они все сгорели заживо. Мы видели, как горит машина с людьми (там были дети с родителями) но ничего не могли сделать. Только через некоторое время, когда немножко поутих обстрел, люди смогли к ним подойти, но спасать уже было некого.

После этой страшной картины мы в подвале ждали своей участи… Примерно около 10 часов утра грузинские танки ворвались в город, и остервенело начали убивать и разрушать мирные дома жителей. Был такой мощный обстрел крупнокалиберными снарядами, установками "Град" и танками, что мы руками закрывали уши, чтобы сердце не разорвалось от грохота.

К нашему перекрестку улиц Исака Харебова – Героев танки шли с двух сторон, с западной и южной. Они рвались к центру города, их было много. От взрывов наш 4-этажный дом сотрясался. Мы готовились быть заживо погребенными.

В это время один танк остановился на перекрестке, а другой – чуть выше по ул. Героев. Сидя в подвале, мы слышали, как грузинские фашисты говорили танкисту, чтобы тот стрелял по окнам жилого дома. Они в упор начали стрелять по нашему магазину, начался пожар. Огонь уже охватил всю квартиру. Дым заполнил верхние этажи, нечем было дышать. Под  страхом  смерти  мы  с  соседями поднялись на первый этаж и начали гасить огонь. У нас не было воды (как известно, грузины нам даже воду отключили, и целое лето мы были без воды), поэтому тушили песком и пивом, которое оставалось в расплавленной таре около двери, и мы смогли немного притушить пламя огня.

В ходе обстрела в квартиру нашего соседа, Цховребова Павла Алексеевича, два раза попали снаряды огромной мощности, разрушив межкомнатные перегородки. Лично ко мне в квартиру на 4-м этаже попал снаряд, он разорвал крышу и разломал две плиты перекрытия, которые упали в комнату. По стенам пошли трещины.

…Как только освободили город, к нам пришла печальная весть. Наш сосед, Багаев Амиран, геройски погиб при вытеснении грузинских фашистов из города. Его привезли, с большим трудом нашли гроб. Даже свечек у нас не было, чтобы зажечь у его изголовья… Оставшиеся после ухода грузинских фашистов снайперы около здания телевидения убили другого нашего соседа, Газзаева Инала Павловича…

Во время геноцида 1989-1992 годов нашей семье грузинские фашисты причинили огромный  материальный  ущерб:  сожгли  полностью  наш  дом  и  угнали  скот  в  селе Прис, сожгли родительский дом на окраине г. Цхинвал. И никто за это не ответил! Только-только мы стали становиться на ноги, и опять грузинские фашисты все разрушили.

 

«ПЕРЕД МОИМ ВЗОРОМ ПРЕДСТАЛА УЖАСАЮЩАЯ КАРТИНА...»

74-летний Анисим Джагаев с супругой жили по улице Кулаева. Во время артобстрела они находились в своем доме. Подвала у них не было, а к соседям не смогли пойти, – супруга Анисима Чызнал – инвалид первой группы, передвигается с трудом.

Как рассказала их дочь Дзерасса, которой о случившей трагедии известно со слов матери, 9 августа в результате попадания снаряда загорелся соседский дом, в котором жили две одинокие женщины. Анисим помогал им тушить пожар, но погасить его не удавалось. Через несколько минут снаряд попал уже в крышу их дома. Анисим старался не допустить разрастания огня. Он как раз поднимался с ведром воды по наружной лестнице, как в дом вновь залетел снаряд и с грохотом разорвался. Стоявшему на лестнице Анисиму осколок попал в ногу, почти оторвал ее. Ему удалось сползти вниз. Кровь хлестала из раны. Больная супруга была не в состоянии оказать мужу помощь. Она лишь звала на помощь, но никто не отзывался. Их дом полностью охватил огонь, он не проник только в подъезд, где лежал истекающий кровью Анисим. Он постепенно терял сознание. Рядом сидела получившая ожоги супруга, которая не могла облегчить страдания умирающего мужа. «10 августа, после того, как грузин вытеснили из города, я пробралась в город… Перед моим взором предстала ужасающая картина: дотла сгоревший дом, изможденная, раненная мать, а рядом с ней в луже крови лежит с оторванной ногой мертвый отец...»

 

МАТЬ И ДОЧЬ СКОНЧАЛИСЬ ОТ ПОЛУЧЕННЫХ ОЖОГОВ

Раиса Цховребова с дочерью Элиной Каджаевой жили в частном доме по улице Санакоева. Раисе было около 55 лет, Элине 26. Беда в эту многострадальную семью пришла еще в середине 90-х годов. Тогда от рук грузин в районе села Эргнет был убит глава семьи – супруг Раисы, Кавказ. После был убит и сын Раисы, Сослан. Раиса и Элина тяжело пережили выпавшие на их долю несчастья.

Как рассказали их соседки Алла Гассиева и Элла Техова, во время августовской бомбардировки Раиса с братом, приехавшим из Ногира, и дочерью прятались во дворе своего дома, в смотровой яме для ремонта автомашин – подвального помещения в доме не было. "9 августа со стороны Никози наш район подвергся очередному массированному обстрелу. В 11:30 в дом Каджаевых одновременно попало несколько снарядов "Град". В яме, где прятались Раиса, ее брат и Элина, был бак с бензином, он тут же взорвался и накрыл пламенем всех троих. Ближе к баку сидела Раиса, которая обожглась больше всех. Она своим телом заслонила сидевшую рядом дочь, но та все же получила серьезные ожоги. Сидевший подальше брат Раисы пострадал меньше. На их крики сбежались соседи", – рассказывает Алла. Первая к ним на помощь прибежала пенсионерка Наташа Джагаева, которая живет напротив. Она пыталась потушить пожар, но и сама получила ожоги. Обожженных Раису, Элину и Наташу перенесли в подвал дома соседа Эльбруса Валиева, где было безопаснее. "Было страшно смотреть на них, особенно на Раису, – продолжает Элла. – Мы не знали, чем им помочь, давали успокоительные, пытались найти средство от ожогов, но безуспешно. "Скорая" на звонки не отвечала, да и возможности выехать не было. В город вошли грузинские танки и пехота. Выходить на улицу было опасно.

Элина была обожжена не так сильно, как ее мать, но, видимо, отравившись угарным газом, она скончалась на второе утро. Матери мы не сказали о смерти дочери. Перестав слышать ее голос, она все время спрашивала: "Что с моей дочерью? Почему она ничего не говорит? Где она?". Раиса лежала рядом с трупом дочери, но не могла ее видеть, она ослепла, ее обожженное лицо распухло".

Через три дня Раису переправили в московской больнице где она находилась в коматозном состоянии, однако врачи не смогли ей помочь, она скончалась. Таким образом, «благодаря» грузинским фашистам из некогда счастливой семьи в живых не осталось никого.

 

Воспоминания публикуются из книги

«Август 2008: правда глазами  очевидцев»


Опубликованно: 06-08-2014, 11:26
Документ: Общество > http://respublikarso.org/elections/766-avgust-2008-pravda-glazami-ochevidcev.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад