Топонимика как элемент национального строительства

26-01-2015, 13:59, Общество [просмотров 1437] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Топонимика как элемент национального строительстваВ ноябре прошлого года решением Правительства Южной Осетии, пять лет спустя, была создана новая рабочая группа, которой предстоит еще раз систематизировать исконные названия населенных пунктов, рек и озер для их последующего обозначения на картах Республики. В состав рабочей группы, которую возглавил зампред Правительства Эрик Пухаев, вошли руководители отдельных ведомств, депутаты Парламента, главы районных администраций, представители научного сообщества.

Членам рабочей группы поручено обработать собранный материал в срок до 30 августа 2015 года и направить в Министерство юстиции Южной Осетии соответствующие  предложения  для  проведения экспертизы. Минюст, в свою очередь, должен по итогам проведенной экспертизы, внести в Правительство проект  Акта  о  присвоении  наименований географическим объектам и их переименовании.

Надо сказать, что такой рабочий орган для упорядочения вопросов топонимики создается далеко не первый раз. Проблемой возвращения исконных названий населенных пунктов на государственном уровне в Южной Осетии занимались еще в первой половине прошлого века. В 1926 году при научно-литературном сообществе (ныне ЮОНИИ – ред.) начала работать специальная терминологическая комиссия, которая разрабатывала вопросы топонимики и научной терминологии. Деятельность комиссии продолжалась до 30-х годов. Работу в области упорядочения наименований населенных пунктов и географических объектов продолжила новая комиссия, организованная в 2010 году. Ранее был утвержден отдельный Закон РЮО «О наименованиях географических объектов». А в апреле 2011 года появилось распоряжение Правительства «Об утверждении наименований географических объектов РЮО». В нем указаны 309 названий сел, деревень, озер, рек и ущелий, горных вершин в их исконном звучании.

Важность работы по топонимике Южной Осетии нельзя недооценивать. Если мы взглянем на советскую карту Юго-Осетинской Автономной области, то редкое название населенных пунктов, рек, гор не имеет грузинское звучание. При этом в реальности подавляющее большинство из этих терминов не имеет никакого отношения к грузинскому языку ни по форме, ни по содержанию. Скажем, названия «Верхний Рока», «Кваиси», «Лиахви» могли родиться только в сознании картографа-шовиниста, но никак не объективного исследователя. Это можно сравнить с тем, если бы грузин прочитал на изданной в Турции карте название Грузии – «Гюрджистанский вилайет». Но в советский период карты моделировались не в самой Южной Осетии, а за ее пределами, что многое объясняет.

Впрочем, сама грузинская наука по-прежнему находится во власти отрицания действительности. Как древней, так и современной. С серьезным лицом утверждается, что в Южной Осетии одна часть терминов грузинского происхождения, а другая, которая не объясняется современным грузинским языком, выводится из древнегрузинского. Видимо, и наименование, например, районного центра Знаури (в грузинской транскрипции) они объясняют исключительно на древнегрузинском. Хотя название свое поселок получил от имени осетинского революционера, которого звали Знаур Айдаров. Однако со временем к названию было приписано окончание «и», и получился населенный пункт, имевший грузинское звучание – «Знаури». Таким же образом на карте Южной Осетии появились «Цунари», «Ванели», «Дмениси»… Вот такая волшебная националистическая буква «и»!

Вообще, сосуществование двух языков, осетинского и грузинского происходило в процессе взаимовлияния. К примеру, многие грузинские слова произошли от осетинских, видоизменились и мы сейчас воспринимаем их уже как грузинские. Между тем, начиная с Парнауаза (Фарнаос), имени первого царя Грузии, у грузин встречается огромное количество иранских (аланских) имен, а словарный фонд и вовсе пестрит иранскими, тюркскими, арабскими, персидскими и собственно осетинскими словами.

Также известно, что еще в XI веке грузинский священник Зосиме писал, что грузинский язык находится в плохом положении и нуждается в совершенствовании. Выход нашелся простой. Грузинские монахи-переписчики, литературоведы и языковеды взяли и стали прибавлять к заимствованным словам множество приставок, суффиксов и окончаний, но корни-то выдают их принадлежность к другим языкам. (Также в средневековье поступили, кстати, и в Англии, где словарный запас пополнялся за счет французских слов).

Несколько примеров. Осетинское слово «кад» (почет) по-древнеирански «ката». Прилагательное – «кадджын». По грузински «сасикадуло» (почетный). Расшифровываем: са- си- (приставки), кад (корень), - ул (суффикс), - о (окончание). Все более чем очевидно. Или грузинское «а-а-схал-с» (нанизать) и осетинское «схал кæнын»; «а-а-хъен-ебс» – поднимать (груз.) – «хъен лæууын» – стоймя (осет.); «шави» – черный (груз.) – «сау» - черный (осет.); «хорхи» – гортань (груз.) – «хурх» – гортань (осет.); «куди» – шапка (груз.) – «худ» – шапка (осет.); «хур-еб-а» – гореть (груз.) – «хур» – солнце (осет.) и т.д. Происхождение огромного количества грузинских слов от иранских и осетинских корней в свое время в научной работе «Очерки по ирано-грузинским языковым взаимоотношениям» привела и академик Мзия Андроникашвили. Она сделала глубокий анализ всех ирано-осетино-аланских слов, которые имеют место в лексической системе грузинского литературного языка, и разделила их на три этапа: 1) древние иранские слова, 2) ирано-аланские слова, 3) современные осетинские слова.

Вместе с тем мы далеки от мысли об абсолютном доминировании осетинского элемента в формировании местной топонимики. Так, территория Южной Осетии во время татаро-монгольского владычества находилась в сфере влияния тюркского языкового элемента. Отсюда, возможно, такие названия как Балта, Бендер, Гуфта. Есть наследие двальского элемента формирования юго-осетинской ветви народа: Рук, Едыс, Ерман, Дзау, Итрапис, Цон...

Подобные наименования являются носителями и хранителями древней информации и их менять не стоит. Видоизменять необходимо те топонимы, которые претерпели изменения на грузинский лад в начале ХХ века, им необходимо возвращение исторических наименований.  

В большей части топонимов на территории РЮО мы видим осетинское звучание. При этом в некоторых из них сокрыта информация из гораздо более ранних веков, чем мы можем предположить. Очень много топонимов с иранскими элементами. Именно носителями культуры и языка этой языковой группы, собственно, и являлись наши древние предки – аланы. В основном до наших дней древние топонимы дошли в крайне искаженных вариантах, но все же, их иранские (аланские) корни более чем очевидны. Возьмем, например, название селений Ванат и Кохат Цхинвальского района. Населенные пункты с такими же названиями находятся в провинции Нуристан в Афганистане и в провинции Хайбер в Пакистане. И это не простое созвучие как, например, город Коркула в Хорватии и село Коркула в Цхинвальском районе. В приграничной полосе Афганистана и Пакистана, где расположены Кохат и Ванат живут ираноязычные пуштуны и нуристанцы. Эти названия в Южной Осетии утвердили ираноязычные аланы. Очевидно, в древнеиранском названии Кохат и Ванат было что-то общее для этих ираноязычных народов.

Хочется обратить внимание и на название населенного пункта Ерман в ущелье Урс-Туалта. В его наименовании мы слышим частицу «ман». Для сравнения, и в дигорском диалекте и в немецком языке название мужчины одинаково – «ман». От последнего и немецкая фамилия «Ерман», которая на слуху в связи с немецкими производителями одноименного йогурта. Впрочем, это всего лишь лирическое отступление.

Таким образом, в определении наименований нельзя подходить с позиции только градации осетинское/грузинское. В топонимии Южной Осетии представлено широкое языковое наследие.

К сожалению, ни одна из комиссий по топонимике свою работу не выполнила в полном объеме. В противном случае не пришлось бы создавать каждый раз новую. Мы понимаем, что работать членам комиссии было непросто. Даже определив новое название населенного пункта, нельзя было считать, что оно будет одобрено. Как пример, названия селений Хæ-рисджын (Торманеули) и Сатикар (Ды-гъуызтæ). Эти названия вызвали неприятие у части жителей этих населенных пунктов. Впрочем, и в ряде других наименований были определенные несоответствия. Например, селение Горет Цхинвальского района превратилось в «Горæт» или селение «Нанитæ», где уже не живут представители фамилии Наниевых.

Надеемся, что деятельность рабочей группы будет основываться и на более широком представительстве. Например, в состав комиссии от 2010 года не был включен кандидат филологических наук, известный языковед Зарбег Джабиев. А вместе с тем, у этого ученого есть свои интересные наработки в области наименований географических объектов.

Деятельность рабочей группы, которой предстоит систематизировать исконные названия населенных пунктов, рек и озер в этот раз работать будет легче. В 2013 году вышел первый том «Топонимия Южной Осетии» (составители З.Цховребова, Ю.Дзиццойты). В первой части приведены названия населенных пунктов, географических объектов, гидронимов Дзауского района. Предполагается издать еще два тома, тем не менее, для членов рабочей группы эти материалы доступны уже сегодня. Отметим, что аналогичное издание по Северной Осетии (сост. А.Цагаева) по своему объему равно только одному тому.

Собственно говоря, деятельность рабочей группы будет преимущественно связана с техническими моментами. Да и создана она была не столько для новых исследований, сколько для приведения в порядок уже имеющихся положений.

Во-первых, обнаружились несоответствия между базовым Законом Республики Южная Осетия «О наименованиях географических объектов» и рядом нормативных актов. Во-вторых, не разработан пакет  документов, определяющих процедуру переименования того или иного географического пункта. Не отражена и финансовая сторона расходов, возникающих при переименовании (штампы, печати, дорожные указатели и т.п). В-третьих, нет разделения по градации, какой уполномоченный орган должен присваивать наименования улицам, а какой – названия населенных пунктов (Парламент, Правительство, местная администрация); не прописан учет мнения самих жителей и т.п. Кстати, о народном мнении, одной из причин создания рабочей группы является и проявленное несогласие жителей некоторых населенных пунктов с новыми названиями.

Надеемся, что уже в этом году все имеющиеся недоработки и противоречия будут устранены. И тогда наступит не менее важный этап – утверждение в жизнь географических терминов. А это не менее важная работа, ведь одно дело назвать селение новым именем, а другое, чтобы это название упрочилось. И это дело не только жителей конкретного населенного пункта, но и органов государственной власти, которые должны постоянно придерживаться новых наименований. И, кончено же, средств массовой информации.

Понятно, что в случае изменения названий населенных пунктов и улиц, у жителей возникнут проблемы с паспортами, так как даже малейшее отличие названия места проживания, указанного в паспорте, от вновь измененного, вызовет ряд недоразумений.

Однако при этом отметим важность возврата всем населенным пунктам, рекам и горным вершинам исторических осетинских названий, так как по истечении длительного времени последующим поколениям никогда не станет известно об истинно осетинских названиях. Если этого не сделать сейчас.

 

 

С.Остаев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно