Участие осетин на Украине как историческая ментальность извечной борьбы за справедливость

21-07-2014, 11:09, Общество [просмотров 1483] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Участие осетин на Украине как историческая ментальность извечной борьбы за справедливость«Я хату покинул, пошел воевать,

Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать.

Прощайте, родные! Прощайте, семья!

Гренада, Гренада, Гренада моя!»

 

Этот припев популярной в советскую эпоху песни стал своеобразным гимном добровольцев. Война в Испании явилась наиболее ярким примером участия советских добровольцев в войне на стороне революционного испанского правительства. В испанской провинции Гренада (Гранада) разворачивались наиболее ожесточенные бои с мятежными войсками генерала Франко. На стороне Мадрида тогда воевали тысячи добровольцев со всего мира, в том числе и из СССР. Среди них и ставший впоследствии легендарным Х.Мамсуров, получивший там псевдоним «Ксанти». Именно во время войны в Испании впервые ярко проявилось такое явление как «доброволец» в его военной интерпретации. И с тех пор этот термин воспринимается преимущественно с такой семантикой.

События на юго-востоке Украины сегодня никого не оставляют равнодушным. Одни это выражают простым сочувствием, другие сбором гуманитарной помощи и приемом беженцев. Но есть категория людей, которые считают своим долгом проявить личное участие в этих событиях. И в первую очередь потому, что это борьба с фашизмом, от которого наш народ натерпелся сполна.

То, что представители Осетии воюют добровольцами на юго-востоке Украины уже ни для кого не секрет. В свое время некоторые политические организации Южной Осетии даже объявляли набор желающих защищать народ юго-востока Украины. Однако те, кто поехал, сделали это все же без формальностей и самопиара.

Государство так же не участвовало в этом процессе. Да и иначе не могло и быть. В противном случае это уже были бы не добровольцы, а посланцы правительства. Каждый из поехавших на Украину из Южной Осетии сам сделал свой выбор. В соответствии со своими моральными принципами.

Сегодня в интернете без труда можно найти видеосъемки с участием в военных операциях выходцев из Осетии. Здесь, наряду с проверенными боями ветеранами, можно увидеть и еще совсем молодых ребят. Многие из них приехали в Новороссию без ведома родных и близких. Чаще всего в кадр попадают уроженцы Южной Осетии. И это понятно, ведь у них больше боевого опыта, поэтому они и бывают в гуще всех самых важных событий.

То, что осетины воюют на стороне украинских ополченцев, едва ли может вызвать удивление, если знать историю осетинского народа. На всем протяжении своего существования наш народ всегда был там, где надо было защищать справедливость. Вне зависимости от того, делалось ли это частью общества или отдельными его представителями.

Первые упоминания об участии алан в организации военной помощи другим странам мы находим в хрониках средних веков. Здесь надо различать две разновидности: наемничество и военная поддержка союзников. Иллюстрацией первой является участие корпуса алан в войсках Византии, в ее борьбе против турков. Куда чаще мы встречаем упоминания об оказании аланскими правителями прямой военной помощи соседним союзным государствам. Прежде всего, Грузии. Ни одно сколь-либо важное, и что существенно победоносное сражение грузинских правителей не обходилось без участия аланской дружины. Победная Дидгорская битва с сельджуками, походы против турков осетинских дружин периода Сослана-Давида, разгром персов под Марткопи, битва с персами в Крцаниси и десятки других – все эти сражения проходили при активном участии алан-осетин. При этом единственной наградой за боевые походы были военные трофеи. Ведь помощь соседним странам осетинские властители оказывали на основании дружественных договоров или родственных отношений, складывающихся при династических браках.

Да и позже, когда в Грузии происходили события революционного характера, южные осетины всегда были активными их участниками. Ведь главным лейтмотивом революции всегда было освобождение угнетенных масс. И в этом деле осетины могли быть союзниками даже своих прежних противников. Характерный пример, во время революции 1905 года осетинские революционеры упражнялись в стрельбе из револьвера в имении помещика Мачабели в бывшем с.Тамарашен. А позже принимали участие в боях с царскими войсками и жандармами по всей Грузии и Северному Кавказу.

Революция 1917 года и последовавшая за ней гражданская война разделили  и  осетин.  На  стороне  красных  и  белых воевали люди, которые считали именно свой выбор и свою войну справедливыми. В отличие от многих народов Северного Кавказа осетины в большинстве своем не приняли исключительно одну сторону, потому что в основе их поступков всегда лежит индивидуальная, а не коллективная мотивация.

События войны в Афганистане в 80-х годах советской пропагандой подавались как борьба афганского народа против происков империализма. Такой посыл не мог не получить отклик в национальном самосознании. И поэтому в юго-осетинский военкомат стали приходить молодые ребята десятками с просьбой отправить их добровольцами на защиту афганского народа.

Но наиболее ярко стремление к участию в событиях, где отстаивается справедливость, человеческое и национальное достоинство проявилось в новейшую эпоху. Вторжение грузинских войск в Абхазию стало сигналом для осетин и прежде всего южных. Ведь мы знали, что такое грузинские агрессоры и как необходима бывает своевременная сторонняя помощь.

Осетины-добровольцы прибывали в Абхазию, как в составе боевых групп, так и в одиночку. Пробиваться приходилось в тяжелых условиях, через горные перевалы, порой тайно. В Абхазии они показали себя умелыми бойцами, умеющими ценить свою и чужую жизнь. Из всех добровольцев Северного Кавказа, Турции и российских регионов именно осетины оказались наиболее подготовленными бойцами. И, конечно же, в этом деле большую роль играет не только опыт, но и личная мотивация и генетическое наследие.

Стоит ли говорить, что когда заполыхал север Осетии, и ингуши уже стали приближаться к столице наших северных братьев, наши бойцы в мгновение оказались на острие столкновения и с ходу вытеснили недруга на территорию границы.

Позже была Югославия, где осетины также принимали участие в помощи православным сербам. Теперь вот Украина. Здесь осетины преимущественно воюют в составе батальона «Восток». На видеокадрах с юго-востока, которые размещены в Интернерте, мы видим немало знакомых лиц.  Среди них люди, которые в Республике не бедствовали, что еще раз говорит о том, что мотивацией для поездки на Украину никак не могли служить деньги. Хотя украинская официальная пропаганда и западные СМИ всегда будут утверждать обратное в отношении всех добровольцев, сражающихся на востоке Украины. Ну не понять им, что можно оставить семью, работу и отправиться защищать интересы незнакомых людей. И рисковать при этом жизнью и здоровьем.

Вообще, в национальном характере осетин присутствует некая пассионарность, которая является для них стартовой основой.  Поэтому  любое событие, котороепроисходит в мире, и где существует несправедливость не должно обходиться без их участия. И это, хочу заметить, не должна  быть  мирная  акция.  Марш  мира Ганди по Индии едва ли мог привлечь  внимание  осетина,  но  война буров  против  британской  колонизации – это то, что достойно участия настоящего горца.

Не меньшую роль при этом играет и героизация события. Каждое участие должно быть связано с возможностью проявить личные качества. И это прочно засело на подсознании, хотя никто из осетин вам в этом не признается. Впрочем, в большинстве своем ощущение того, что ты поступил «как настоящий мужчина» и бывает единственной платой за участие в том или ином деле.

По дороге из Цхинвала во Владикавказ у селения Нузал, на левом берегу реки Ардон стоит небольшое строение. На стене, выложенной белым кирпичом надпись «Гренада». Со времен войны в Испании прошло восемьдесят лет. Не стало диктатуры Франко, в лету канул и сам Советский Союз, но память о Гренаде остается в нашем сердце, определяя наши поступки.

Ну а нашим парням, которые сейчас стоят на страже справедливости на востоке Украине, хочется пожелать удачи! С честью несите имя своих предков и возвращайтесь со щитом, целыми и невредимыми.

                                                                                                                        

Л.Джиоев

 

P.S. Ниже даны два эпизода участия юго-осетинских добровольцев в войнах по освобождению Северной Осетии и Абхазии в 90-х годах прошлого века, которые вызывают нескрываемую гордость за причастность к осетинской нации.

 

Слово осетина

 

…Вечером я явился в штаб ополчения. В кабинете у команду­ющего было много народу. Подводили итоги прошедшего дня и ставили задачи на следующий. Около одиннадцати часов ночи к штабу прибыл отряд юго-осетинских доб­ровольцев. Отряд остался на плацу, а старший – «Парпат» с двумя рослыми и крепкими бойцами вош­ли в кабинет командира.

«Парпат» был маленького роста, в спортивном костюме, на голове – цветастая вязаная шапочка с бубенчиком: он был боль­ше похож на анархиста, чем на бойца. По его бокам стояли здоровые парни в камуфляжных костюмах и армейских бронежиле­тах, с автоматами.

Минуту молчания прервал «Парпат»:

– Нас полторы сотни, приехали воевать. Я ничего не пони­маю: или у вас тут не воюют, или ваши люди от страха соображать перестали? На въезде в город останавливаем машины, спра­шиваем прохожих: где идет война? Покажите! Никто ничего не знает, куда нам ехать и где воевать. Мы хотели  сходу  вступить  в  бой,  но  не  получилось. Хорошо, что хоть показали, где находит­ся ваш штаб. А теперь дайте нам участок «работы», и мы сразу же выступаем! Я – командир отряда, зовут Алан Джиоев, народ ок­рестил «Парпатом», – сказал  он.

Я в первый раз увидел его, хотя был наслышан о его храбро­сти. И поэтому тот момент нашей первой встречи хорошо запом­нил. Все, кто его знал, подходили и обнимались с ним. А с осталь­ными он знакомился. Я сидел на диване, и когда Суанов назвал меня, «Парпат» подошел с удивленными глазами и произнес: «Это ты тот самый Инал Остаев?». Потом крепко обнял и сказал: «Спа­сибо тебе за все, и пусть Бог и народ оценят твои заслуги. – По­хлопал он меня по плечу. – Я думал, что ты громадный мужчина, а ты такой же маленький, как и я», – улыбнулся он.

Суанов спросил, что им нужно из вооружения. «Парпат» ответил, что они ни в чем не нуждаются, у них все с собой.

– Тогда я распоряжусь, чтобы вас покормили с дороги, от­дохните, а утром – в бой. «Парпат» в своей резкой манере возразил: «Генерал! Ника­ких отдыхов! Покажи, куда идти, и мы немедленно выступаем!».

У Суанова не было другого выхода, как подозвать его к карте и начать объяснять ему обстановку.

– В Южном крепко засели ингуши, и мы не можем оттуда их выбить. Но самое тяжелое положение в Карца. Двое суток не можем его взять, чтобы открыть

путь к Пригородному району. Внутри района в нескольких населенных пунктах идут ожесточенные бои.

– Сколько дворов в этом Карца? – спросил «Парпат».

– Дворов 150 - 200, – ответил Суанов и продолжал ему объяс­нять на военном «языке» тактические приемы взятия Карца, Южного и Реданта.

– Генерал! Я не понимаю эти фланги, позиции и др. Ты дай мне проводников, пусть покажут, где находятся эти поселки, боль­ше нам ничего не надо. Сейчас почти 12 часов ночи. К 6 часам утра ни одного живого ингуша в этих поселках не будет! Даю вам слово осетина. А завтракать будем в Назрани.

И тут же распорядился для своих бойцов: джавские и квайсинские идут на Юж-ный и Редант, а цхинвальские – на Карца… Я долго смотрел вслед и удивлялся его решительности и сме­лости. Война в Южной Осетии сделала многих осетин такими отчаянными, смелыми и бесстрашными.

Когда утром в 8.00 я явился в штаб. Здесь царило оживление, у многих были радостные лица.

Всю ночь шли бои. И в 6 часов утра отряд из Южной Осетии освободил поселки Карца, Южный, Редант. Отряды Южной и Се­верной Осетии, воодушевленные успехом, стали преследовать ин­гушей, углубляясь на территорию Пригородного района, осво­бождая осетинские населенные пункты. Ночь со второго на третье ноября была переломной.

Из книги Инала Остаева «Прерванный полет»

 

Осетинская высота

 

Шел 1993 год. Эшерская высота, расположенная прямо над Сухумом, является отличным плацдармом для взятия столицы Абхазии. Это как Прис для Цхинвала. Поэтому данная высота была укреплена грузинами основательно, по сведениям разведки, здесь находилось подразделение из 150 бойцов противника. Для того, чтобы уверенно взять высоту, нужен был отряд, превосходящий противника минимум в 3-4 раза. Но таких возможностей не было. Поэтому после всех расчетов и прикидок было решено попытаться взять Эшеру силами, не занятыми на других военных участках – всего около 80 человек. Учитывая, что грузинские бойцы чаще всего были новобранцами, студентами, вряд ли имевшими боевой опыт, такого количества наступавших должно было хватить. В итоге, отряд предназначенный для штурма состоял из юго-осетинской группы в 15 человек, во главе с Валерой Хубуловым, остальные были абхазы и чеченцы.

План был обычный: небольшая группа укрепляется у подножия высоты и завязывает перестрелку, в это время две другие группы обходят высоту с флангов и бьют с тыла. Отвлекать должна была осетинская «пятнашка», поэтому она и вышла раньше других. Шли в темноте, след в след, вместе с проводником. Наступление должно было начаться на рассвете, времени еще было достаточно, поэтому наши бойцы не очень напрягались, когда в условленное время на месте встречи еще никого не было. Стоило соблюдать осторожность, чтобы не всполошить противника заранее. Но прошел уже час, а две другие более многочисленные группы все еще не подходили…

Надо сказать, что страх перед атакой – вещь серьезная. Для атаки важны присутствие духа, уверенность, даже кураж, ведь  обороняться  ты  как  бы  вынужден, а наступление – это уже дерзость. Тем более, если противник превосходит и в численности и в вооружении. В общем, есть еще куча психологических моментов, по которым можно как-то объяснить, почему  две  другие  группы  в  условленное место так и не подошли. Впрочем, время спустя, пришел  Шамиль Басаев  с двумя чеченцами – это все, что осталось от отряда, впоследствии так и не решившегося выступить. (Это позже, после Буденновска, Басаев станет «знаменитым», а на тот момент – полевой командир добровольческого отряда, прибывшего на помощь абхазскому народу).

«Где твои чеченцы?!» – это Валера напал на Шамиля, который сам не мог поверить в возможность такой ситуации и поэтому молчал, прижатый к стенке. «Эх! – сказал Валера, сплюнул в сердцах. – Эх, вы, герои!». И без тени колебания добавил: «Мы будем атаковать»…

Время шло быстро, надо было уже начинать по имевшемуся плану. Андрейка Козаев заявил, что останется один отвлекать противника на себя, он был уверен, что справится с этим, отлично справится. И Валера понял, что Андрейка в ударе. Договорились, что он останется один и попытается не погибнуть героически, а выполнит задачу, и отряд из 17 человек ушел в обход, чтобы зайти с тыла на высоту, укрепленную 150-ю грузинами.

 Андрейка в это время уже завязал перестрелку, перебегал с места на место, создавая иллюзию лобовой атаки противника небольшим, но крепким отрядом. С грузинских позиций немедленно началась ответная пальба из автоматов. На всю инсценировку должно было уйти немного времени, чтобы грузины не успели сообразить, что противник даже не пытается наступать и вообще ведет себя странно. В пять утра группа должна была атаковать с тыла. Андрейка, поглядывая на часы, отстреливался все интенсивнее из всего, что у него было, перебегал, кувыркался, швырял гранаты по всем направлениям и создал столько шума, что ушедший отряд, прислушиваясь к шуму боя, уже не понимал, что происходит – иллюзия атаки небольшим, но крепким отрядом сменилась впечатлением боя равноценных сторон.

В пять утра наступление с тыла не началось. Андрейка ничего не понимал, но размышлять не было времени, и он прибавил огня как мог. Теперь уже нужно было, не просто лупить в сторону противника, но стрелять с толком, чтобы хоть куда-то попадать. В какой-то момент он по инерции своего настроения и неудержимого желания наступать, несмотря на категорический запрет Валеры, начал продвигаться вперед, не прекращая ни на минуту шквальный огонь. И случилось невероятное: грузинские «бойцы» стали покидать позиции и отступать, становясь в полный рост и отстреливаясь уже просто лихорадочно. Андрейка знал, что сейчас могут пойти в ход БМП, но уже не мог ни остановиться, ни отступить.

Было уже пять тридцать, когда отряд полчаса плутал  в полутьме, пытаясь определить свое местонахождение. Все переживали за Андрейку и поэтому в бой ринулись с яростью. Впавшие в панику грузинские бойцы, несмотря на имевшуюся у них в большом количестве технику и оружие, были не в силах сопротивляться. Большей частью, новички,  попавшие не по своему желанию на эту войну и, в общем, не очень умевшие воевать, они потеряли контроль над ситуацией… Это была бойня, как говорят бойцы. Картина была ужасная и нормальному человеку трудно оставаться хладнокровным в такой ситуации. Но у войны свои правила: кто-то побеждает, кто-то бывает побежден.

…Высота была успешно взята и отряд без потерь вернулся на базу. Валера пошел в абхазский штаб сообщить об операции и имевшемся трофейном оружии. Вернувшись на базу, он застал большую часть отряда за длинным фынгом – бойцы праздновали победу, раздавались крики, громкий смех и крепкие выражения. Увидев Валеру, бойцы умолкли, оборвав смех и шутки на полуслове. Командир был мрачен: «Там, на высоте, осталось целое озеро крови, – сказал он. – Человеческой крови». «Это были наши враги, и мы их истребили», – крикнул один из бойцов. «Это были люди…», – ответил командир.

…Эшерскую высоту потом еще долго называли Осетинской и пересказывали друг другу легенду о пятнадцати осетинах, взявших высоту, где было укреплено в десять раз больше солдат противника…

Инга Кочиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно