Будет ли в Южной Осетии свой кинематограф?

8-07-2014, 12:08, Общество [просмотров 1236] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Будет ли в Южной Осетии свой кинематограф?1927 год. В высокогорное селение Кларс кинопередвижка привезла кинофильм. На белой простыне кинопроектор высветил картинки новой жизни – праздничную демонстрацию, радостные лица людей, летящие по широким улицам машины, высокие дома. Горцам, замершим перед экраном, казалось, что перед ними в ночной тьме распахнулось окно в необычный, завораживающий мир. Гега Гогичев после фильма не спал всю ночь. Утром он молча вывел всю свою скотину из просторного хлева и пригнал ее на колхозный двор. «Записывайте в колхоз!» – сказал Гега. После просмотра фильма он понял – советская действительность наступила всерьез и надолго.

Еще товарищ Владимир Ульянов-Ленин говорил: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино!». В правильности этих слов мы можем убедиться и сегодня. Причем, в понимании В.Ленина кино представляется не формой развлечения, а эффективным средством пропаганды. Именно художественные методы общения делают процесс навязывания идей и положений наиболее приятным для зрителя. Кинофильмы «Броненосец Потемкин» и «Коммунист» были формой скрытой пропаганды революционных идей, а фильм «Чапаев» на многие годы сформировал у нас стойкий образ советского героя. Едва ли сотни документальных фильмов могут сравниться по проникновенности и убедительности с художественными фильмами советского агитпрома. И вместе с тем каждый фильм был образцом высокого искусства.

Именно киногерои и обстоятельства, в которых они действовали, формировали у советского человека образ патриота страны и форму поведения в обществе. И сегодня художественный кинематограф во многом формирует мировоззрение людей. Мало кто усомнится, что кинофильмы, где киногерои каждые пять минут распивают водку, лихо матерятся, без зазрения совести совершают супружеские измены и рассматривают убийство, как невинное занятие, создают те координаты поведения, которыми зритель определяет свою реальную жизнь.

В настоящее время кино снова стало и инструментом пропагандистского противостояния в международной политике. Информационная борьба августа 2008 велась и на уровне художественного кино. Игровые ленты «Олимпус инферно» и «Пять дней августа» как два полюса восприятия агрессии Грузии против Южной Осетии. Каждый фильм по своему убедителен и в меру идеологизирован. При этом высокое качество кинопроизводства и игра профессиональных актеров не являются гарантией успеха фильма. Так случилось, что хорошая идея и исполнение не получили того отклика, на который надеялись и в России, и в Грузии. Неслучайно и фильм Д. Файзиева, который он снял по мотивам событий августа 2008-го, стал прекрасной режиссерской и продюсерской работой, но не избежал холодного восприятия массового зрителя. Одно дело снимать проникновенную сагу, а другое – голливудский лубок.

Можно предположить, что причина неприятия осетинского, русского, грузинского и американского зрителя кинофильмов «Олимпус инферно», «Пять дней августа» и «Август Восьмого» в том, что снимали их люди, не проникшиеся в достаточной мере темой. Хотя, возможно, это и есть признак профессионализма – работать без лишних привязанностей и переживаний. Дали деньги – сделаем картину. Качественно и красиво. А мнение зрителя в нашем случае неважно, ведь не собирался никто выдвигать эти ленты на премию «Оскар» или Московский международный кинофестиваль. Киношники добросовестно, но без душевного надрыва выполнили заказ.

Впрочем, было бы странным, если бы мы требовали от режиссеров И. Волошина, Р. Харлина и Д. Файзиева сопричастности к теме, подобной работам осетинского кинорежиссера середины прошлого века Владимира Валиева. Если бы им пришлось снимать «Фатиму», то очевидно получилась бы красочная и трагичная история, но была ли бы в этих работах та проникновенность и личное сопереживание, так трогающие сердца людей в этом фильме...  Однако сегодня у нас нет своего Владимира Валиева. Как нет и особого внимания к юго-осетинской теме кинорежиссеров в Северной Осетии.  А  своей киношколы в Южной Осетии нет. Хотя когда-то она имела все шансы появиться. И эта возможность связана именно с именем прославленного советского режиссера В. Валиева (Валишвили).

Мало кто знает, что в 1955 году В.Валиев основал в Цхинвале первую национальную школу-студию, где слушателей  обучали  основам  режиссерского  и операторского искусства. Созданный учащимися документально-исторический фильм «13 коммунаров» занял первое место в республиканском конкурсе любительских фильмов Грузии. К сожалению, по причинам материально-организационного характера работа студии вскоре прекратилась. Тем не менее, именно с именем В.Валиева (Валишвили) связано зарождение в Южной Осетии национального киноискусства.

Вклад В.Валиева в развитие кинематографа Советского союза немалый. За хроникальный фильм «Ушба» посвященный советским альпинистам В. Валиев на VIII Международном кинофестивале в Венеции удостоился диплома фестиваля. Заметьте, это была первая награда, которой была отмечена советская кинематография на международных кинофестивалях. В.Валиеву тогда было 37 лет. Впрочем, эта победа стала поводом для того, чтобы власти Грузии «порекомендовали» ему переделать осетинскую фамилию Валиев на Валишвили. Не могли в Тбилиси допустить, чтобы человек, получивший известность в мире не был грузином.

Немного биографического материала. Режиссер Владимир Валиев родился в 1910 году в Тифлисе в семье осетина, переселившегося сюда в поисках лучшей доли. Родители не только воспитывали своих детей в лучших национальных традициях, но и настаивали на том, чтобы они каждое лето уезжали в Осетию, в родовое село Короги Знаурского района. Именно эта постоянная связь с Родиной и развила в душе будущего режиссера любовь и тягу к Осетии. После окончания школы В.Валиев поступает в школу-студию при новой организации «Госкинопром». В те годы кино широко входило в жизнь людей, превратившись из салонного развлечения в культ широких масс. Неудивительно, что мальчик не мог не быть очарованным магией кино. Но даже в этом случае это решение у него было связано с конкретным пониманием цели. «Я буду снимать осетинское кино, и прославлять Осетию и осетин» – сказал Владимир отцу и получил благословение. Надо понимать, что родители, имея патриархальное воспитание, едва ли могли бы одобрить такой выбор сына. Профессия режиссера была непонятной в отличие от профессии строителя, инженера, военного или учителя. Но решимость их сына посвятить себя Осетии перевесила любые сомнения.

В 1931 году В.Валиев поступает в Высший Государственный институт кинематографии (ВГИК) в Москве. В процессе освоения режиссерского мастерства он не отказывается и от практической работы, поработав ассистентом на съемках у режиссера С.Эйзенштейна. Вскоре появилась возможность для собственного творчества. В.Валиев вместе с двумя сокурсниками отправляется в Южную Осетию, чтобы снять свой первый фильм. Летом 1936 года с поезда на железнодорожной станции Агара сошли трое молодых людей. Это были сам В.Валиев, его однокурсники – русский Е.Ермаков и англичанин Г.Маршалл. Из вагона они вытащили большой продолговатый ящик. А в ящике было киносъемочное оборудование. На станции их ждал дядя Владимира Куджи Валиев с арбой запряженной парой буйволов. Погрузившись в народное транспортное средство, компания направилась в родовое село Короги. Таким образом, уже с первых минут под скрип колес и покрикивание возчика началось вхождение в тему. Радость от возвращения на Родину предков расцвечивалась в цвета радуги после посиделок в придорожных духанах, примостившихся вдоль дороги от станции Агара до Южной Осетии. Итогом поездки стал документальный фильм «Родное село».

Всего на тему родного края В.Валиев снял более двадцати фильмов, от фундаментального «Советская Юго-Осетия» до хроники «Переселение евреев Сталинира в новые квартиры». Так что В.Валиева-Валишвили смело можно назвать юго-осетинским режиссером. Впрочем, работы талантливого мастера охватывают и другие темы. Всего им было снято 127 документальных фильмов и 300 киножурналов.

Но, наверное, В.Валиев как всякий режиссер мечтал снять и художественное кино. Долгие годы он вынашивал идею сделать картину по мотивам повести К.Хетагурова «Фатима». Наконец, после долгих согласований было дано разрешение на производство фильма, выделены средства. В.Валиев, зная теневые стороны советской фабрики грез, пригласил в фильм в качестве сценариста грузинского режиссера Сико Долидзе, имевшего большой авторитет на киностудии «Грузкино». Именно благодаря его участию производство картины шло без особых проволочек. Однако за все это пришлось заплатить большую цену. В титрах фильма «Фатима» режиссером-постановщиком также значится С. Долидзе, а В. Валиев… вторым режиссером. Кроме того, чуть ли не в эпизодах оказалась обозначена работа художника А.Джанаева и композитора Б.Галаева, также принимавших активное участие в создании фильма и приглашенных непосредственно В.Валиевым.

Очевидно, именно эта несправедливость и подвигла В.Валиева создать в Южной Осетии национальную киношколу. Но задумка так и осталась нереализованной. Нужна была поддержка государства, а местные власти на это не имели ни средств, ни особого желания. Впоследствии к проблеме возрождения работы киношколы мастер возвращался неоднократно, во время своих частых приездов в Цхинвал, но все было безрезультатно. Как бы то ни было, именно творчество В.Валиева-Валишвили зародило в Южной Осетии стремление к художественному кинематографу.

Очередная попытка реализовать идею съемок художественного фильма приходится на 1963 год и связана с именем известного осетинского театрального художника Таурбега Гаглоева, планировавшего снять художественную ленту по мотивам романа А.Войновой «Тамара и Давид». Был даже проведен кастинг – в ролях планировалось задействовать актеров Юго-Осетинского Госдрамтеатра. На этот раз даже областное руководство, озаботившись престижем, выделило деньги на приобретение киносъемочного оборудования. Во дворе дома Т.Гаглоева по ул.Сталина был оборудован павильон, где проходили пробные съемки. Однако по семейным обстоятельствам Т.Гаглоев был вынужден уехать из Южной Осетии и съемочный процесс был остановлен.

Еще раз идея создания национальной киношколы была предпринята осетинским оператором Дударом Маргиевым, известного своими великолепными работами, в том числе и в фильме «Чермен». Но все опять-таки осталось на стадии задумок.

Все последующие годы дело художественного кино в Южной Осетии оставалось в руках любителей. В 70-х годах известный фотограф и журналист Л. Гусов начал снимать художественную ленту под рабочим названием «Месть». В ролях были заняты Х.Гаглоев, С.Медоев и др. Музыку к фильму написал композитор Ф. Алборов, оператором был Ф. Тедеев. Автор этих строк в 1985 году в качестве оператора участвовал в съемках студенческого игрового фильма под названием «И дождь смывает все следы». Режиссером тогда выступал Ф.Хачиров. Но все эти опыты были только «пробой пера».

Возможно, если бы не национальный вопрос, то в Закавказье было бы намного больше режиссеров-осетин. Ведь ни признают себя осетинами, скажем, кинорежиссеры М.Хуциев и Г.Бежанов, открещивался от осетинских корней и известный грузинский режиссер Нико Санишвили, хотя в паспорте был записан как Николай Санаев. Но это был их выбор, определенный обстоятельствами. В любом случае, люди, не отождествляющие себя со своей исторической родиной, в большей мере не нужны и самой Осетии.

Южная Осетия, кстати, всегда была привлекательна для кинематографистов Грузии. Прежде всего, по причине свежести съемочной натуры и характерных типажей. В Грузии практически не осталось населенных пунктов, живописных ущелий и рек, где бы не снимался тот или иной грузинский художественный фильм. Поэтому природа Осетии активно стала использоваться во время киносъемок грузинскими режиссерами. При этом осетинские населенные пункты в фильмах получали грузинские названия. Так произошло в фильмах «Каджана», «Большая зеленая долина» и др.

Уже в новейшей истории Южной Осетии вновь всплыла тема возможности создания своей киноиндустрии. В 2009 году казалось всерьез заговорили о создании Союза кинематографистов РЮО. Более того, с представителями Союза кинематографистов России, находящимися в Цхинвале даже было достигнуто соглашение о намерениях. А намерения заключались в следующем: оказать помощь в создании национальной киноорганизации и финансировании строительства небольшого кинозала. Заместитель главы российского Союза режиссер К.Лаврентьев в частной беседе обозначил это как почти решенное дело. Однако и сегодня вопрос создания национальной организации по производству художественных фильмов остается открытым.

Отрадно отметить, что технические кадры для юго-осетинского кинопроизводства можно найти уже сегодня. В Москве работают талантливый оператор Алан Касоев, занятый во многих престижных проектах, режиссер монтажа Карина Тедеева, получившая профессиональное образование. В самой Южной Осетии есть люди, имеющие опыт работы в художественном кинематографе. На государственном телевидении работает оператор-самородок Азамат Кудзиев, который свое мастерство тратит сегодня на обыденную работу… Никогда не было в Южной Осетии также и недостатка в актерах кино. В первых советских немых фильмах блистал В.Бестаев, наиболее известный фильм из его фильмографии «Абрек Заур» (1927 год). В более позднее время в ролях в художественных фильмах были заняты Т. Джиоев, А. Тедеев, Д. Габараев, А. Ванеев, в наше время интересные роли в кино были у актеров Д. Хугаева, Р. Елбакиева, Д. Парастаева, Э. Келехсаева, А. Джиоева... Кроме того, есть и опыт создания игровых кинолент. Юго-осетинский телезритель знаком с юмористическими короткометражками в рамках программ «Диссæгтæ æмæ æмбисæндтæ», «Хи-хиирхæфсæн ха-хабæрттæ». Полнометражные фильмы создала и независимая творческая группа под руководством Ж-Ж.Харебова, название одного из них «Рихиджынттæ хъуыддаджы» даже стало нарицательным. Есть опыт создания и документальных фильмов. В 80-х годах в Цхинвале работала небольшая студия хроникальных фильмов под руководством С.Пухаева. В 90-х годах творческая студия «Ир-фильм» также снимала хроникальные фильмы. Наиболее известный из них «Спаси и сохрани», посвящен событиям начала грузино-осетинского противостояния.

Сегодня нужны инициативные люди и понимание государством важности кинопроизводства. Иначе мы по прежнему будем удивляться тому, что в кадрах о войне в Южной Осетии появляются пальмы и роботы, а молодое поколение воспитывается на порнографии и кровавых боевиках.

В последние годы в нашей Республике появилась добрая традиция, инициированная Госсоветником Президента РЮО Ж.В. Зассеевой и редакцией нашей газеты – проведение Юго-Осетинского Международного кинофестиваля «Золотой барс». Уже состоялось два фестиваля, причем прошли они на высоком уровне, с приглашением гостей и участников из-за рубежа. Но вот вопрос с проведением третьего по счету незаслуженно повис в воздухе. Как и разговор о перспективах и возможностях развития художественного кинематографа в Южной Осетии. Хотя, думается, необходимость в собственном кинематографе, даже не может обсуждаться…

 

Роберт Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Популярно