Друзья уходят

19-04-2014, 14:44, Общество [просмотров 934] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Друзья уходятЧеловеческая жизнь состоит не только из приобретений, но и больших потерь. Причем, если первые воспринимаются как должное и эмоциональный подъем вскоре переходит в фазу спокойствия, то горечь утрат оставляет глубокий след и долгое время тревожит и будоражит душу. За два десятка лет военного противостояния и вооруженной агрессии мы многих потеряли – молодых, полных сил, отважных патриотов. Но и в условиях мирной жизни продолжаем нести потери. Нередко они бывают безвременными, когда уходят лучшие представители нации, те, которым предстояло еще многое сделать, многое свершить.

На днях ушел из жизни Олег Доев – человек, которого трудно по достоинству оценить по любым общечеловеческим меркам. Здесь нужна какая-то особая шкала достоинств и ценностей. Еще три года назад мы все поздравляли нашего друга и брата с шестидесятилетием. Он был полон сил, жизнерадостен, готовился к осуществлению новых планов. Но тут случилось непоправимое, когда, как он сам говорил, «жизнь разделилась на до и после». Началась тяжелая борьба за жизнь. Все мы до последнего надеялись на чудо, но на этот раз оно не состоялось…

Олега Доева хорошо знали по всей Осетии – и Северной и Южной. Всеобщее признание обычно приходит к людям высокой нравственной чистоты, натурам творческим, публичным, истинным патриотам. В самые тяжелые для нас времена всяческая помощь приходила к нам от наших северных братьев. И среди них были настоящие подвижники, сделавшие для народа все возможное и даже больше. Многие не дожили до наших дней. Сергей Таболов, Вилен Уарзиаты, Бибо Дзуцев, Шамиль Джикаев... И вот к ним присоединился и Олег Рамазанович.

Представлять читателю Олега Доева нет особой необходимости, поскольку у нас его или о нем знали многие. Знакомых у него было достаточно, с некоторыми он дружил давно и прочно, был желанным гостем не в одном доме. Тем не менее, именно сейчас следует сказать о нем несколько нужных слов.

Олег Рамазанович – коренной владикавказец эльхотовского розлива. Окончил филологический факультет СОГУ. После чего стал работать в республиканской молодежной газете – издании, по тем временам, достаточно популярном и профессионально состоявшемся. Именно здесь проявился журналистский талант Олега, и пришла первая известность.

Но настоящее признание пришло к нему позднее, когда он начал работать на телевидении. Став сотрудником службы информации, ему по долгу службы приходилось общаться с самыми разными людьми. А по вечерам он уже с экрана телевизора озвучивал собранную и проанализированную информацию. Его, легко запоминающееся лицо, без преувеличения, стало родным для многих. Его узнавали на улицах, в общественных местах, бывали ему рады, пытались оказать всяческое содействие.

Последовательно, переходя с одной ступени иерархической лестницы на другую, Олег дослужился до заместителя директора Гостелерадиокомпании «Алания». Это высокое назначение было ожидаемым, закономерным и никем не оспаривалось, поскольку более достойной кандидатуры просто не было. Олег долго проработал на телевидении и ему были известны все тонкости тележурналистики. Но строгого начальника из него не вышло. Трудно, например, представить, чтобы он кому-либо выговаривал за нерадивость или на кого-нибудь повышал голос. Он был всегда внимателен, терпелив, доброжелателен, по-хорошему прост со всеми.

Замечено, что творческие сообщества изначально конфликтны. Тут замешано все – и профессиональная зависть, и эгоцентризм, и болезненное отношение к критике. Касается это в равной мере и писателей, и художников, и артистов, и музыкантов, и журналистов (хотя и в меньшей мере). За глаза о коллегах говорят достаточно нелицеприятно. Однако, когда речь заходила об Олеге Доеве, то самые разные  люди высказывались однозначно благожелательно. Коллеги отмечали трудолюбие и высокий профессионализм Олега, его разносторонность, ценили за интеллигентность, вежливость, скромность, любили за врожденную доброту, стремление всегда прийти на помощь. У него всегда было много добрых друзей.

С Олегом мы близко сошлись весной 1991 года. Тогда он со своим коллегой Урузмагом Баскаевым и оператором Олегом Федоровичем снимали репортажи в осажденном Цхинвале, а мне, по роду службы, нужно было их сопровождать. Работать с приезжими журналистами, тем более телевизионщиками, и хлопотно, и сложно, а иногда и опасно. Ради красивой «картинки» они лезут в самое пекло, забывая об элементарной осторожности.

Репортажи бригады Доева были всегда оперативны, предметны, предельно правдивы, заставляли зрителей волноваться, сопереживать. Работали владикавказские телевизионщики практически весь период войны, часто меняясь или объединяясь с группой Ирины Таболовой и Ирины Гугкаевой. Благодаря самоотверженной, титанической и крайне рискованной работе этих ребят была прорвана информационная блокада, мир узнал о событиях тех дней, о страданиях и бедствиях народа Южной Осетии. И когда Эдуард Шеварднадзе публично вынужден был признать, что информационную войну они проиграли, то основными виновниками этого поражения были Олег Доев и остальные ребята с владикавказского телевидения.

Наше правительство по достоинству оценило героизм, подвижничество и высокий профессионализм северо-осетинских журналистов, их усилия, приведшие к прекращению кровопролития и установлению мира, их вклад в становление Республики. Урузмаг Баскаев одним из первых (пожалуй, входит в первую десятку) был удостоен высшей на тот момент правительственной награды Южной Осетии – Почетной грамоты Республики. А Олегу Доеву и Ирине Таболовой было присвоено звание «Заслуженный журналист Республики Южная Осетия».

Кстати, со званиями связан один любопытный эпизод. Во время освещения одного мероприятия во Владикавказе, Олег столкнулся в кулуарах с мирно беседующими президентами двух республик. Людвиг Чибиров был рад  встрече с Олегом, к которому испытывал уважение и симпатию, и, обращаясь к Александру Дзасохову, выразился в духе: а вот и наш Олег. На что Дзасохов заметил: «А если он ваш, то в чем это выражается?». «Олег Доев является заслуженным журналистом Южной Осетии, а вот насколько его оценили в Северной Осетии – мне неизвестно», – парировал наш Президент. Вскоре Олег стал заслуженным деятелем культуры уже и в Северной Осетии.

Со времен войны остались в памяти различные эпизоды совместной работы с Олегом. Обо всем не расскажешь. Но один случай вспоминается чаще всего. В один из тяжелых дней весны 1991-го пришлось особо много потрудиться. Уже за полночь расположились на отдых, но так получилось, что за разговорами пролетела вся ночь, и наступило утро. О сне уже речи быть не могло. К тому же прошел слух, что грузинских «гвардейцев» вытеснили с территории ресторана «Нуазан» и отбросили на ТЭК. Сведения были неподтвержденными. Поколебавшись, предложил проверить и получил энергичное согласие. В качестве водителя был Заур Санакоев (Сана). Когда ему предложили прокатиться до ресторана, то он даже секунду не колебался.

Оставленное расположение «гвардейцев» впечатляло. Все вокруг было загажено. А уходили они так поспешно, что постели их буквально были еще теплыми, а пища не успела остыть. Провиант, снаряжение и даже многие личные вещи были брошены. Мы бродили среди  этого апофеоза бегства, а Олег Федорович бросился снимать. Приходилось его оттаскивать и объяснять, что в двухстах метрах расположены хорошо вооруженные люди и любой стрелок может удачно попасть в камеру. И тут, и без того живописную картину оживил своим появлением Бала Бестаев. Невесть откуда появившийся в каске, с бородой, весь увешанный оружием, он производил на тот момент неизгладимое впечатление. Прибежав на холм, он первым делом стал интересоваться, куда же попадали выпущенные им ракеты. От этой фигуры веяло такой силой и неукротимостью, что Олег долго потом вспоминал, а Бала, с поднятой вверх рукой, стал забойным кадром его фильма.

Наши дружба и сотрудничество продолжались и после. Мои поездки на Север, приезды Олега в Цхинвал, разнообразили наше общение. Отношения переходили в новую плоскость – личное перемешалось с профессиональным и наоборот. У Олега познакомился с его симпатичными мамой, супругой Риммой, сыном Борей. В полной мере ощутил гостеприимство их дома. Затем в семью пришла невестка Алана и внук Давид.

Когда встал вопрос о создании в Южной Осетии Государственного телевидения, то многое делалось с оглядкой на северо-осетинских телевизионщиков. И помощь не заставила себя ждать. В Цхинвал прибыла целая группа профессионалов. Помимо творческой группы Олега Доева, Урузмага Баскаева и Олега Федоровича,  прибыла и группа «технарей», во главе с Мариком Туаевым. Олег и Урузмаг помогали делать передачи, делились хитростями работы с материалом подгонки блоков, монтировки и т.д. Федорович работал с операторами. Урузмаг, к тому же, порывался ставить речь дикторам. Общее мнение было таковым, что наши ребята для начала работают более чем удачно и дальнейшее, более углубленное обучение профессии следует продолжить либо во Владикавказе, либо еще где-либо. И еще, Доев и сотоварищи, поняв, насколько бедна материальная база нашего телевидения, буквально опустошили запасники своего ТВ. Были списаны и переданы нам мебель и оборудование, одежда (матерчатые пологи) и аппаратура.

Помогал нам Олег не только по линии телевидения. Кому-то нужно было срочно  купить  билет,  кого-то  надо  встретить, этого надо поместить в больницу, тому помочь  с  поступлением  в  ВУЗ.  И   в первую очередь наша надежда была на Олега, с уверенностью, что вопрос будет решен.

Стараниями Олега телевидение РСО-А стало регулярно включать в информационную программу юго-осетинский блок. Можно сказать, что он самолично курировал это направление. И вообще, усилиями Олега информационная служба на телевидении «Алания» тех лет находилась на высоком уровне, что наглядно показали общероссийские смотры информационных программ.

По итогам своих поездок в Южную Осетию Олег снял несколько телефильмов. Один из них вызвал наибольший резонанс и назывался «Надежда». В тот период, по горячим следам было снято несколько лент о бедствиях и страданиях юго-осетинского народа, о сути вооруженной агрессии. Фильмы эти были выполнены на высоком уровне, отличались правдивостью, искренностью, стремлением найти выход из трагического положения, желанием хоть как-то помочь бедствующему населению. Но Олег в этих условиях выдержал паузу, долго работал с материалом (своим и чужим), прорабатывал варианты, буквально вживался в каждый кадр. В результате был создан лучший, на мой взгляд, фильм из этой серии, который привлекал своей проникновенностью, сопереживанием, верой в человека, надеждой, что выход из тупика будет найден. Здесь не было смиренного всепрощенчества, как и не было истерических метаний, бережения ран, призывов к отмщению.

Наша спонтанная встреча тогда – весной 1991 года – переросла в конкретную мужскую дружбу. Это было предопределено свыше, поскольку многое на нашем жизненном пути переплелось, да и степень совместимости оказалась максимально возможной. К этому можно добавить общие профессиональные и житейские интересы, сходство характеров и темперамента. Все это иногда не только создавало картину полной гармонии, но и приводило к курьезам. Хотя мы внешне нисколько не были похожи, многие, совершенно разные люди, считали нас чуть ли не родственниками, если не братьями, впрочем, они были не так уж далеки от истины.

Являясь сверстниками, в одно время учились в Северо-Осетинском Госуниверситете, правда, на разных факультетах. После учебы Олег ушел в журналистику, а я – в науку. Но трагические события начала 90-х заставили заниматься общим делом.

Можно сказать, что с началом нового века мы с Олегом синхронно перешли в следующую «весовую категорию», что подтверждает схожесть судеб. Мы почти одновременно стали возглавлять информационно-аналитические службы – один в Парламенте Северной Осетии, другой – в Парламенте Осетии Южной, оба работали со студентами наших университетов, оба женили своих сыновей, оба стали дедами.

Всю свою сознательную жизнь Олег Рамазанович демонстрировал честность, порядочность, патриотизм, истинный профессионализм, высокие душевные качества. Все это снискало ему уважение, подняло авторитет, многие признательны ему за бескорыстную помощь, соучастие, поддержку. За все последние годы у него в Южной Осетии появилось много добрых друзей, и каждый раз, попадая в Цхинвал, он спешил с ними повидаться.

Олег был человеком удивительно разносторонним. У него было много увлечений. Но особая любовь – это спорт. Давно и прочно он был связан с футболом. По молодости играл за разные команды, выступал даже в первенстве Северной Осетии, о чем есть указание в одном из футбольных справочников. Этой записью он особо гордился. Забивал исторические голы, играя за команду телевидения. А его сюжеты по Центральному телевидению после очередного тура чемпионата России по футболу бывали самыми интересными и запоминающимися. Уже больным взялся за воспоминания о футбольной юности, об известных игроках, о футбольной атмосфере, царившей в Северной Осетии. Они попали в печать и Интернет, имели резонанс, чем Олег был весьма доволен. По нашей просьбе он написал очерки о создании юго-осетинского телевидения. Это стало последней творческой работой нашего друга.

Олег любил приезжать в Цхинвал и, как говорится, вписался в ландшафт. Затяжное посещение из-за занятости он организовать никак не мог, поэтому приходилось разрываться. Он всегда хотел обязательно повидаться со всеми, с кем его сводила судьба, а это люди совсем разные. И Юрий Алборов, и Ило Бестаев, и Славик Кочиев, и Замира Зангиева, и Коста Дзугаев, и Вася Гаглоев и многие другие... Все эти люди, и не только они, глубоко пережили тяжелую утрату.

На похороны Олега Рамазановича во Владикавказ прибыли из Цхинвала многие из тех, с кем он дружил, с кем связала его судьба. Было сказано немало добрых слов. И очевидно одно, что память об этом человеке сохранится в сердцах всех тех, кто его знал.

 

Батрадз Харебов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно