Съемки фильма в Южной Осетии: вопросы, оставшиеся без ответа или для кого уготована «Русская рулетка»?

6-11-2013, 16:44, Общество [просмотров 1735] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Съемки фильма в Южной Осетии: вопросы, оставшиеся без ответа или для кого уготована «Русская рулетка»?В конце октября ряд юго-осетинских СМИ сообщили о начале съемок первого на территории Республики художественного фильма о грузино-осетинском конфликте 1989-2008 гг. В частности, сюжет картины повествует об эпизоде начала войны 90-х годов под названием «Русская рулетка». При этом никто, в том числе и из журналистов, не додумался просто просмотреть сценарий… А следовало бы.

 Их уже несколько десятков – фильмов о войне в Южной Осетии, художественных лент и документальных свидетельств о кровавых страницах в истории осетинского народа, фильмов, авторы которых, в основном, российские, попытались ответить посредством искусства на множество вопросов. В том числе и о том, кто и почему развязал эту жестокую расправу над осетинским народом, как все было на самом деле, и каким образом последствия водоворота кровавых событий отразились на судьбах отдельных людей.

Большинство фильмов о войне в Южной Осетии датируются прошедшими после трагичного августа годами, в центре большинства сюжетных линий – пятидневная война, человеческие истории, любовные линии на фоне смертоносных боевых действий. «Олимпиус Инферно», «Август восьмого» и многие другие фильмы – широко распиаренные ленты российских кинематографистов. В то же время это фильмы, больше рассчитанные на любителей различных спецэффектов и обязательных по законам жанра хэппи-эндов в конце. Сюжетная линия же в них кажется вторичной.

Безусловно, в Южной Осетии выхода на широкий экран каждой подобной ленты всегда ждали с особенным интересом и даже некоторым азартом. Но после просмотра картины этот интерес, как правило, так же скоропалительно угасал и переходил в критическое послесловие. Причем массовое. Основные моменты  –слишком поверхностно и скупо описаны события в Южной Осетии, слишком явно обойдена в этих лентах идеологическая подоплека борьбы народа за свою свободу, слишком явно «задвинута» тема героизма осетинских ребят, волею судьбы избравших для себя единственную «профессию» – Защитник Родины... При всем при этом еще и искреннее непонимание, почему съемки художественных лент ни разу не происходили непосредственно в Южной Осетии... Подобные критические высказывания, естественно, исходят со стороны местных жителей, кто лично пережил описанные в сюжете фильма события, был их участником и очевидцем.

Поэтому жители Республики всегда с надеждой и пониманием идеологических реалий утверждали, что подобный фи-льм надо снимать нам самим. По крайней мере, сюжет, сценарий, а лучше сценарии должны писаться здесь. Ведь нам необходимо кино, которое достойно повествовало бы не только о пяти днях августа восьмого, но, главное, рассказало бы о предыстории двадцатилетней борьбы осетинского народа, о блокадных девяностых, о годах, которые, несмотря на голод и разруху, мы стоически выстояли, при этом не теряя лицо и присущее нашему менталитету чувство собственного достоинства в самые тяжелые периоды, о том, как геройски мы умирали за свободу нашей Родины и каждый клочок земли своих предков. Словом фильм о нас, нашими же глазами, а не по заказу какого-нибудь кинофонда или главкино. Кстати, года три назад, подобный проект брался осуществить известный юго-осетинский режиссер-постановщик Алан Касоев. Шли даже консультации с руководством республики, но что-то тогда не «срослось»… И вот в средствах массовой информации появляется информация о съемках фильма на территории страны. Казалось бы, дождались...

«В Южной Осетии впервые приступили к съемкам художественного фильма «Русская рулетка» на осетинском языке по сценарию одноименного рассказа местного писателя и сценариста Тамерлана Тадтаева», – так многие СМИ, фактически опираясь на информацию ИА «Рес», одновременно запестрели подобными заголовками. По задумке авторов, фильм снимают одновременно на цветную и черно-белую пленку, а также цифровую камеру. Фильм «Русская рулетка», по словам автора сценария, во многом автобиографичен – Тамерлан Тадтаев рассказывает о себе и своих согражданах, чья молодость пришлась на вооруженный конфликт с Грузией в 1991-92 годах. Но при этом писатель и автор сценария утверждает, что это фильм не о войне и политике, а о любви. Надо ли говорить, что броские заголовки в СМИ невольно привлекли интерес к самому рассказу и сценарию, взятому за основу...

Первое впечатление после прочтения «Русской Рулетки» – некоторая опустошенность. Перечитав «историю о войне и о любви» еще раз, опустошенность сменяется легким отвращением. Еще бы. Осетины представлены в рассказе глупыми идиотами, «анашистами» без «царя» в голове. По сюжету друзья-одноклассники – осетин и грузин – влюбляются в одну девушку, но война бросает их по разные стороны баррикад. Друзей-одноклассников, в принципе, трое, эти двое идиотов-осетин, Алан и Мита, как повествует рассказ, еще в школе колошматили друг друга в борьбе за внимание одноклассницы Ирмы, пока толстый Гоча-грузин беспрепятственно проводил время с ней, объектом их обожания. Классе в 9-ом(!), когда «пузо» Ирмы уже невозможно было скрыть Толстый Гоча забрал ее к себе в Мамисантубани, таким образом «узаконив» свои отношения с ней. Потом «случилась» война и Алан, главный герой рассказа, в качестве давно вынашиваемой мести поджег дом Гочи в Мамисантубани. Чтобы довести задуманное до конца, он хочет еще убить и Гочу, «чтобы после его смерти Ирма вернулась домой, к родителям, и он смог на ней жениться»(!). Финал рассказа получается полностью противоположным – толстый Гоча с соратниками убивают Алана. Гоча «благородно» заносит тело убитого в уцелевшее крыло своего сожженного дома, отправив «весть» о смерти «соперника» его матери, с искренним раскаянием – «мне очень жаль»…

Главная сюжетная линия также «разбавлена» еще и другими «умопомрачительными» сценами. Чего стоит сцена общения бывших друзей-одноклассни-ков,  осетин,  в  салоне  «пропахшей  анашой, потом и еще чем-то другим» машины, их «невменяемая» игра в русскую рулетку, разговоры «прокуривших» собственные мозги молодых людей и прочие «мелочи», поражающие воображение. Это как же надо постараться, чтобы выдать подобные «воспаленные» фантазии под «соусом» рассказа о войне, рассказа о людях, с «которыми сам нюхал порох»... Немудрено, что именно этот рассказ Т.Тадтаева в свое время был опубликован в одном из грузинских изданий.

Впрочем, теперь уже нет смысла говорить обо всех неприглядных нюансах готовящегося к выходу на экраны фильма. Процесс, как говорится, запущен, большая часть съемок уже завершена и по заверению автора сценария лента будет представлена зрителю накануне очередной годовщины августовской войны.

Вопрос сейчас в другом – почему процесс съемок данной художественной ленты, первой на территории Республики, прошел как-то мимо внимания тех, кто в принципе несет ответственность за идеологическую составляющую культурного и духовного развития народа и государства в целом? Дело не в том, что автор в СМИ сетовал на то, что ему не помогли с организацией процесса съемок. Дело вообще не в помощи. Вопрос должен рассматриваться в другом ракурсе – кто-нибудь вообще поинтересовался тем, что снимается на территории Республики и с какой целью?

Автор сценария Тамерлан Тадтаев за несколько съемочных дней в окрестностях Цхинвала успел пообщаться с журналистами и обвинить «всех и вся» в неоказании поддержки. В числе «обвиняемых» и министр культуры Махарбег Кокоев, который «даже не удосужился прийти на съемочную площадку».

Министр культуры РЮО подобному пассажу был несколько удивлен. «Как человек, имеющий определенное отношение к кинематографу (Махарбег Кокоев снимался в десятках российских лент – прим. ред.) я не помню, на своей практике, чтобы министр культуры или какие-либо другие чиновники приезжали на съемочную площадку, – отметил в разговоре с нами министр культуры, – происходит как раз наоборот, т.е. по существующей практике во всем мире обычно предварительно на место предполагаемых съемок приезжает директор картины, пишется соответствующее письмо на имя местной администрации или же региональных властей. Ничего подобного представитель съемочной группы фильма «Русская Рулетка» у нас в Республике не проделал. Что касается внимания со стороны министерства культуры и, в частности, министра, то не вижу смысла приходить на съемочную площадку, просто из любопытства, посмотреть, что же снимают. Еще раз повторю, нас никто никуда не приглашал, и никто не ставил в известность. А запрещение каких-либо съемок на территории РЮО входит не в нашу компетенцию…». 

Краток и в меру резок был и председатель Госкомитета информации и печати РЮО Вячеслав Гобозов: «Я давно уже ставлю вопрос, чтобы в название нашего ведомства добавили такое понятие как национальная идеология. Ведь по сути за идеологию сейчас никто не отвечает. Возможно, это касается Комитета государственной безопасности, но это не публичное ведомство. Поэтому и происходят у нас подобные метаморфозы. Если мое предложение будет, наконец, принято и понято, подобные вопросы более не будут оставаться без внимания. А пока мы имеем то, что имеем».

Еще одним действующим лицом, в адрес которого Тадтаев также разразился критикой, стал режиссер Тамерлан Дзудцов, который, по утверждению автора, изначально взялся за съемки фильма, «но впоследствии отказался, даже не заплатив за сценарий», при этом «завалив все сроки съемок». «Мы договор не подписывали, все было на словах, по-цхинвальски» – сетует Т.Тадтаев. Тамерлан Дзудцов в свою очередь пояснил, что дело не в финансах. «Мне изначально не понравился сценарий фильма, – отметил Дзудцов. – У меня было свое режиссерское видение, у Тамерлана – свое, авторское. Я хотел бы обострить конфликт героев не в контексте межнациональных отношений, а снять в более символическом характере – конфликт героев с судьбой. Были у меня серьезные претензии и к характерам действующих лиц, причем не только главных. Я хотел бы видеть их более реальными, что ли, людьми со «стержнем», а не тупо подставляющимися под вражескую пулю или падкими к… «баловству»…

В свое время, в бытность министром культуры РЮО, Тамерлан Дзудцов был инициатором издания сборника рассказов Тамерлана Тадтаева «Отступник». Но и тогда, по словам Дзудцова, издание книги в конечном итоге вызвало определенное недовольство со стороны автора. Тадтаев посчитал, что его слишком «отредактировали», но «не редактировать его было просто невозможно». «К тому же не совсем понятно, почему он остановился именно на «Русской рулетке» (этот рассказ, кстати, не вошел в сборник «Отступник»)», – добавил Т.Дзудцов.

Итак, несмотря на многочисленные «недоразумения» и вопросы к власть имущим, оставшиеся, по сути, без ответа, Тамерлан Тадтаев свой фильм снял и уверен, что зрители смогут увидеть фильм о войне в Южной Осетии в августе 2014 года. Что из этого получится и будет ли изменен сценарий, можно только предполагать…

 

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно