Церковь Южной Осетии. Не пришло ли время обретения независимости?

9-07-2013, 06:42, Общество [просмотров 2074] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Церковь Южной Осетии. Не пришло ли время обретения независимости?В последние годы тема возможного признания Русской Православной Церковью (РПЦ) Аланской Епархии периодически поднимается. Однако, все ограничивается лишь кулуарными разговорами. И, несмотря на просьбы абхазского и юго-осетинского духовенства признать их независимость, РПЦ настаивает на их канонической территорией Грузинской православной церкви (ГПЦ).

Причин такой церковной политики несколько. Во-первых, РПЦ заявляет, что не хочет создавать повод для возбуждения, в качестве ответного хода, сепаратистских настроений в ее пределах. В частности, считается, что Русской Православной Церкви важно суметь сохранить добрые отношения с Грузинской церковью, потому что та является одной из союзниц РПЦ в борьбе с раскольниками на Украине. А если РПЦ признает независимость Абхазской и Юго-Осетинской церквей, то Грузия в ответ может признать независимость Украинской православной церкви Киевского патриархата, а это, по распространенному мнению, приведет к катастрофе в православном мире.

Во-вторых, есть еще одна немаловажная причина. Причина политическая. На сегодня, как бы это парадоксально не звучало, Грузинская церковь является единственным сторонником… России в Грузии. Противостояние властей Грузии и руководства ГПЦ давно не является тайной и происходит на всех уровнях общества. Кроме того,  прозападный курс серьезно подрывает влияние и авторитет ГПЦ. Это не только насаждение сомнительных западных ценностей с их гей-парадами и однополыми браками, но и стремление уменьшить влияние на общественное сознание грузин православного фактора. Не вызывает радости в грузинском патриархате и стремление властей, к примеру, предоставить свободу действий в Грузии другим религиозным конфессиям, и, прежде всего, католичеству – папский престол на протяжении веков всегда рассматривал Грузию как одно из мест утверждения своей веры, и в свое время в католичество был обращен даже грузинский царевич Вахушти Багратиони. Сколько будет продолжаться взаимная необходимость друг в друге России и Грузии на церковном фронте одному Богу известно.

Поэтому, оказавшись в конце прошлого века в тяжелых условиях изоляции, непонимания и практики двойных стандартов, возрожденная церковь Южной Осетии искала выход в сложившейся ситуации. Нуждаясь в духовном единстве, народ Республики Южная Осетия, осознавая себя в своем большинстве православным народом, искал помощи и сочувствия со стороны единоверной России, и ее национальной церкви – Русской Православной Церкви. Однако, внятной и созидательной поддержки верующие Южной Осетии от РПЦ не получили. Многократные прошения о принятии южных осетин под свой омофор были отклонены на основании недопустимости несогласованного вмешательства одной поместной церкви во внутренние дела другой. Впрочем, эта позиция в те годы полностью совпадала с позицией официальной Москвы.

В этих условиях народу РЮО пришлось решать проблемы канонического самоопределения, без помощи «официального православия». Так, осознавая себя частью общей с россиянами ментальности, православные южной части Осетии, имея многие иные альтернативные возможности, обратились к иерархии Русской Православной Церкви за рубежом (РПЦЗ). После долгих трудов и прошений, народ Южной Осетии был взят под покровительство (омофор) этой церкви. Архиепископ Лазарь рукоположил первого осетинского священника для Республики Южная Осетия, отца Александра Пухатэ (впоследствии епископа Георгия – ред.). И в течение десяти лет, с 1992 по 2002 год, православные Южной Осетии были под патронажем РПЦЗ.

Раскол, произошедший в РПЦЗ, поставил очередной вопрос о дальнейшей судьбе православной Республики. Не желая принимать участия в расколах и в чрезвычайно сложных обстоятельствах, было решено обратиться к Греческой Православной Старостильной Церкви Противостоящих Митрополита Киприана (ГПСЦП), имевшей тесное духовное общение с исторической РПЦЗ (Синод митрополита Киприана был создан посредством РПЦЗ). Выбор новой юрисдикции был не случаен. Он подразумевал наличие союза с русским православием, который сохранялся вплоть до 2005 года, пока не произошел духовный разрыв между исторической РПЦЗ и синодом митрополита Киприана.

Следует отметить, что православные Южной Осетии были взяты под омофор Греческим Синодом Противостоящих митрополита Киприана временно. Это записано в документах, об этом говорил митрополит Киприан, это неоднократно было озвучено председателем комитета по внешним связям ГПСЦП епископом Мефонским Амвросием. При этом, в нелегкие для Южной Осетии времена, Синод Греческой Церкви Противостоящих оказал нам неоценимую помощь в поддержке и развитии православия. Была воссоздана Аланская Епархия. 

С международным признанием РЮО качественно изменилась общественно-политическая и религиозная жизнь государства. Российское политическое руководство, имея подобные опасения, какие имеет сегодня руководство РПЦ, тем не менее, приняло решение о признании независимости РЮО. Однако признания юго-осетинской церкви братской русской церковью не произошло.

Сейчас, когда позиции сторон, думается, определились окончательно, надо думать, как нам обустроить церковную жизнь Республики. Любопытно, что кризис общества проявился сначала в Аланской Епархии, и в какой-то момент православная община также была на грани раскола. Но церковь смогла избежать тех перипетий, которые возникли в мирской жизни.

Думается, наиболее верным решением могло бы стать образование отдельной независимой Аланской Епархии. Для этого нужна не только инициатива клириков, но и самого государства. Обращение к Вселенскому патриарху о восстановлении наследия Аланской митрополии должно опираться не только на стремление православной общины Республики, но и поддержку властей РЮО. Возрождение аланского государства на юге Осетии диктует необходимость восстановления и церковного суверенитета. И история дает нам на это полное право. Существование Аланской Епархии в трудах писателей средних веков Иоанна Зонара и Феодора Вальсамона относится ими ко времени Халкидонского собора (451 г.). В месяцеслове византийского императора Василия (VIII век) указывается, что в Аланской Епархии «…более половины века есть свой епископ и притом епископ не первый». В церковной росписи Льва Мудрого (887-911 гг.) уже упоминается непосредственно Аланская митрополия, образованная при утверждении по всей Алании христианства как государственной религии.

Глава епархии, назначаемый патриархом имел сан митрополита (самый высокий сан после главы церкви – патриарха). Аланская митрополия входила в юрисдикцию Константинопольского Патриархата, центр же Аланской Епархии находился в Нижнем Архызе, где расположены самые древние христианские храмы на территории Российской Федерации. Последнее известное упоминание Аланской Епархии относится к 1590 году.

Первое знакомство алан с христианством история связывает с именем одного из ближайших учеников Христа – святого апостола Андрея Первозванного. В середине I в. он посетил аланский город Фуст и проповедовал в стране алан учение Христа. Известно также, что христианство принимали аланы, жившие при дворе византийских императоров, армянских царей и даже арабских халифов. Христианами стали многие аланы, попавшие в Западную Европу в эпоху Великого переселения народов. Средневековый арабский ученый Масуди писал, что с VII в. среди аланских царей были христиане.

Принятие христианства включило Аланию в сферу влияния восточнохристианской (византийской) цивилизации. Уважение к христианской религии было в Алании очень велико. Христианские монастыри и храмы стали центрами грамотности. Представители высшей аланской знати могли продолжать образование в Византии. В числе святых мучеников христианской церкви известно несколько десятков алан…

Спустя века, пережив период забвения, Алания-Осетия вновь проявляется в политической жизни. А после присоединения к России начинается формирование церковных институтов на территории Осетии. В 1814 году Российский Синод восстановил осетинскую миссию – «Осетинскую духовную комиссию», впоследствии в 1860 году преобразованную в Общество восстановления православного христианства на Кавказе. Кстати, мало кто знает, что в апреле 1917 года по инициативе осетин на Владикавказском епархиальном съезде обсуждались перспективы учреждения новой Осетинской епархии, объединяющей Север и Юг Осетии. По предложению участников съезда, епархия в Осетии мыслилась как самостоятельная в составе Русской Церкви.

…Многие столетия аланский-осетинский народ в тяжелейших условиях борется за свое физическое и духовное выживание, сохраняя верность своей культуре, традициям и Вере. Эта борьба за сохранение себя как нации, за воссоздание своей государственности продолжается и сегодня. Самой жизнью была продиктована необходимость воссоздания Аланской церкви в аланском государстве – Республике Южная Осетия. 

Любопытно, что РПЦ признавая РЮО канонической территорией Грузии, тем не менее, хотела бы принимать участие в церковной жизни нашей Республики. РПЦ, например, продвигает мысль о своем присутствии в РЮО посредством  командировок священников Московского патриархата в Грузию для окормления жителей Абхазии и Южной Осетии. Возможно, именно с этим и связано желание построить в Цхинвале новый храм, где бы и служили «прикомандированные». Такое подворье стало бы, по мнению руководства РПЦ, компромиссным вариантом решения церковного вопроса в Южной Осетии. Однако есть одно «но»... Согласно традиции во время торжественного богослужения в храмах Русской Православной Церкви поминают и высшее духовенство братских православных церквей. Но одна мысль о том, что в какой-либо церкви Южной Осетии будут прославлять Илию II, приводит, мягко говоря, в недоумение.

Возможно, создание подворий приблизит православный мир Южной Осетии к русской церкви. Тем не менее, для Южной Осетии единственным правильным все же является создание своей независимой церкви, опирающейся на исторические традиции Аланской Епархии. Для этого надо будет решить массу вопросов не только в отношениях с признанием со стороны Вселенского патриарха, но и проблемы на местах. А вопросов много. Так, немаловажен и имущественный вопрос, поскольку независимость предполагает и источники существования Аланской Епархии. В этом случае необходимо будет заново пересмотреть вопросы взаимоотношения церкви и государства. Церкви надо будет вернуть часть ее имущества. Например, территория нынешнего Большого рынка являлась в свое время землями церкви. Подобный прецедент есть, ведь до сих пор, например, Компартия РЮО владеет имуществом КПСС, от использования которого получает положенные дивиденды.

Вопрос обретения независимой церкви надо решать энергично. Ожидание не имеет смысла. РПЦ устами патриарха Кирилла определила свою позицию, Греческая церковь не стала средством утверждения церковного единства в Южной Осетии. Но многое будет еще зависеть от доброй воли и помощи руководства Республики.

 

Роберт Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно