Некоммерческие организации. Страницы истории или параллели между югом Алании и Апсны

7-06-2022, 12:33, Общество [просмотров 1271] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Некоммерческие организации. Страницы истории или параллели между югом Алании и АпсныС начала текущего года в Абхазии идут серьезные дискуссии относительно статуса неправительственных организаций (НПО). В этой причерноморской республике предполагается принятие закона, придающего тем НПО, кто финансируется из зарубежных источников, статус «иностранного агента». Законодательная инициатива реализуется абхазскими властями в рамках программы гармонизации законодательства Абхазии и России. Отметим, что Южная Осетия уже прошла этот путь – подобный закон в нашей Республике был принят еще в 2014 году.

Иностранные агенты, ставшие партнерами

Ровно двадцать пять лет назад, 8 июня 1997 года в г.Норвуд (штат Массачусетс, США) завершилась встреча между представителями Грузии и Южной Осетии, носившей частный, неофициальный характер. Организатором мероприятия выступила группа по урегулированию конфликтов (США) при участии и финансовой поддержке Норвежского Совета по беженцам. Это была третья встреча сторон, предыдущие две прошли в г.Осло (Норвегия).

На всех встречах присутствовал Рожер Фишер – директор Программы по переговорам Школы права Гарвардского университета. Цель мероприятия заключалась в «обсуждении идей для практических проектов, которые могли бы быть воплощены без предрешения вопросов окончательного политического урегулирования. В частности, были выработаны идеи и варианты в сфере политических и экономических проблем, вопросы возвращения беженцев и другие проблемы, для того, чтобы помочь официальному переговорному процессу в разрешении грузино-осетинского конфликта». Так постепенно все начиналось...

Говоря о дне сегодняшнем, надо сказать, что еще сравнительно недавно неправительственный сектор РЮО, получавший финансирование из западных стран-доноров, был достаточно обширен. Существовала даже прослойка наших граждан, которые буквально жили от гранта к гранту. В то время властями страны деятельность НПО, участвующих в реализации западных проектов, в том числе с участием Грузии, воспринималась как объективная реальность. Другое дело, что Правительство старалось контролировать эти процессы, инкорпорируя в НПО своих представителей, либо через уполномоченного по работе с неправительственными организациями.

Ситуация стала меняться с 2012 года, и было это связано с происходящим изменением отношения Кремля к российским НПО. Так, 13 июля 2012 года Госдума РФ приняла поправки к закону «О некоммерческих организациях», в соответствии с которыми новый статус «иностранного агента» получили российские некоммерческие организации (НКО),которые получают «денежные средства и иное имущество от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства». В этом законодательном акте термин «НПО» был заменен аббревиатурой «НКО» – некоммерческие организации.

Теперь, согласно данному закону, иностранные агенты должны зарегистрироваться в Министерстве юстиции РФ и указывать свой статус во всех публикациях в СМИ и в Интернете. Это решение вызвало протесты представителей НКО, которые посчитали, что подобное название ставит на них клеймо, и позиционирует их как иностранных шпионов. Темне менее, закон был принят, а «иностранные агенты», смирившись с новым определением, продолжили осваивать зарубежные гранты. Денег от Запада российские НКО получали немерено – порядка 80 млрд руб.в год

Ситуация с НКО в России зеркально отразилась и на Южной Осетии, тем более, как говорилось выше, у нас так же были неправительственные организации, деятельность которых финансировалась из-за рубежа. Долгое время это были источники, геолокация которых была исключительно по ту сторону грузино-югоосетинской границы. Впрочем, это никогда не беспокоило юго-осетинских грантополучателей. При этом в Грузии даже был определен неформальный модератор финансовых потоков из числа граждан РЮО.

Дело доходило поройи до скандалов между юго-осетинскими НКОв борьбе за получение зарубежных грантов. И было за что. В зависимости от проектов транши порой составляли неплохие суммы. В итоге постепенно в нашем обществе сложилось стойкое неприятие контактов представителей юго-осетинских НКО со своими коллегами в Грузии. Хотя, конечно, ровнять всех под одну гребенку неправильно.

Причины такого отношения зиждились на том факте, что власти Тбилиси ни на один день не прекращали работу по разрушению единства в Южной Осетии и формированию прозападной пятой колонны. В этом деле Тбилиси большие надежды связывал именно с неправительственными организациями. Всепроекты, проводимые в сфере грузино-осетинского общения, были направлены на восстановление контактов по линии представителей гражданского общества, предпринимателей, молодежи, организацию всевозможных тренингов и образовательных программ, проведение исследований и создание совместных информационных площадок, вовлечение граждан Южной Осетии и Грузии в некое подобие переговоров по основным проблемам грузино-осетинских отношений.

Летом 2013 года Министерство юстиции РЮО сообщило, что разрабатываются поправки в новую редакцию закона «О некоммерческих организациях РЮО». Разработка и принятие этих уточнений в закон шла в непростых условиях. Протестное отношение представителей НКО к предполагаемым изменениям было вызвано намерением властей по российскому примеру выделить из общего числа НПО (НКО) «иностранных агентов».

В результате демаршей, попытка принять поправки на сессии Парламента в 2013 году не удалась. И главным камнем преткновения стал именно термин «иностранный агент», противники такой формулировки указывали, что в обществе термин «агент» ассоциируется со словом «шпион». В итоге поправки удалось провести только в мае 2014 года, ито благодаря компромиссу. Термин «иностранный агент» был заменен на более благозвучную форму – «иностранный партнер». Тем не менее, те представители юго-осетинских НКО, основная часть деятельности которых финансировалась из западных источников через НКО Грузии, в знак протеста заявили о приостановке своей деятельности.

 

Статус – шпион

Теперь намерение определить «иностранных агентов» среди НКО на законодательном уровне реализуется и в Абхазии. Здесь необходимо отметить, что количество НКО работающих в Республике в партнерстве с грузинскими коллегами немало. И это вызывает обеспокоенность абхазских властей. В мае МИД Абхазии прекратил реализацию проекта международной организации «Движение против голода», целью которого было наладить тесные контакты абхазской и грузинской молодежи. «Проект предусматривает вовлечение представителей молодежи из Абхазии и Грузии в так называемый межкультурный диалог путем проведения совместных тренингов и семинаров в Молдавии, Австрии, Армении. Такого рода инициативы носят исключительно политический характер и направлены на продвижение целей и задач, декларируемых правительством Грузии в опубликованных официальных программах в отношении Республики Абхазия», – указывается в заявлении абхазского внешнеполитического ведомства.

Несмотря на такие факты, представители абхазских НПО надеются, что власти все же смогут отделить «агнцев» от «козлищ». Группа представителей общественности подписала «Обращение граждан Республики Абхазия», в котором выражается озабоченность тем, что дискуссия о принятии т.н. «закона об НКО-иностранных агентах» в Абхазии вышла на новый уровень. «Введение ограничений на деятельность НПО посредством «закона об НКО-иностранных агентах» неизбежно приведет к негативным последствиям и для международного имиджа Абхазии. Подобная мера будет способствовать большему утверждению на международном уровне ложного грузинского тезиса об «оккупации», с которым последовательно и не без успеха борются представители НПО Абхазии, используя влиятельные международные площадки. В настоящее время НПО – это один из немногих каналов коммуникации с международным сообществом, который нельзя перекрывать, учитывая, что Абхазия стремится к расширению международного признания. Блокирование же внешних контактов будет означать отказ от важной работы в этом направлении», – отмечается в обращении, которое подписали около 400 человек.

При этом, апеллируя к властям, представители НПО-сообщества Абхазии в качестве примера спорности законодательства об НКО-иностранных агентах приводят пример Южной Осетии. «И, к сожалению, мы видим, что был создан негативный прецедент: в Южной Осетии было принято аналогичное законодательство, немножко под другим названием, но сейчас мы видим, к каким результатам это привело. В Южной Осетии в институциональном виде практически не существует гражданского общества...», – категоричен в своих оценках представитель старейшей абхазской неправительственной организации «Центр гуманитарных программ»Саид Гезердава.

Не считают в Абхазии поводом пересмотра статуса НПО и необходимость гармонизации российско-абхазского законодательства. Указывается на то, что, например, в экономической сфере были сделаны исключения. «Мы знаем, что это возможно, потому что раньше были другие версии этой программы (гармонизации), в которой были другие неприемлемые пункты, но они затем были из нее исключены. Это пункты, касающиеся продажи недвижимости и объектов энергетики. Такое было, сейчас этих пунктов нет», – напоминает тот же Саид Гезердава.

Проект закона о НКО-иностранных агентах находится пока в стадии подготовки, но представители абхазского гражданского общества дают понять, что для них такой закон и статус «иностранного агента» неприемлемы. Если закон будет принят, то, по мнению представителей неправительственных организаций, НПО подвергнутся серьезной политической дискриминации, которая будет постоянно нарастать и прогрессировать до такой степени, когда НПО вообще не смогут осуществлять свою деятельность.

Возможно в отношении НКО, получающих западную финансовую помощь, так и будет. Но остаются ведь и другие неправительственные организации, которые имеют контакты, например, с российской стороной. Так, маркер «иностранный партнер» не мешает деятельности семи неправительственным организациям, зарегистрированных в Минюсте РЮО. Правда, возможности тут в сравнении, понятное дело, меньше. Впрочем, в самой России отношение к данному закону, и в этой связи к общественной градации, тоже двоякое. Оно ясно показано на нижней карикатуре. С другой стороны, для России принятие поправок к Закону была вынужденная мера. Как говорится, беду не ждать, а упреждать.

 

С.Остаев

Некоммерческие организации. Страницы истории или параллели между югом Алании и Апсны

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно