Так, как будет решаться судьба архива Алексия Маргиева?

13-12-2021, 13:32, Общество [просмотров 908] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Так, как будет решаться судьба архива Алексия Маргиева?Этот вопрос мы подняли на страницах нашей газеты в январе текущего года. Но ответа не получили. На дворе уже декабрь и мы решили вновь актуализировать данную тему. Поскольку эта проблема всплывает периодически, когда, перелопатив стеллажи архивов и не находя нужного документа из современной истории, понимаешь, что в сборниках Маргиева Алекси он сохранился бы обязательно, зная его скрупулезность и бережное отношение к делу.

Четыре года назад, в конце января 2017 года ушел из жизни Алексей Георгиевич Маргиев, яркий представитель осетинской общественности, архивариус, летописец новейшей истории своего народа. Личность эта настолько хорошо известна на юге Осетии, что в особом представлении не нуждается. Алекси, как его по-доброму все называли, неустанно занимался сбором газетно-журнальных публикаций, официальных документов, других фактологических материалов... Он практически вел подробнейший дневник событий, происходящих в Республике, выстраивал хронологическую последовательность. Сейчас трудно даже представить, как бы выглядели и в каком состоянии находились бы документы, материалы, газетно-журнальные публикации, касающиеся нашей новейшей истории, если бы этим в свое время не занялся Алексей Георгиевич. И, честно говоря, совершенно непонятно, кто продолжит этот необходимый, кропотливый труд, в который он вложил всю свою душу.

Алекси Маргиев по-доброму надоедал многим своими просьбами, связанными с набором, сканированием, ксерокопированием материалов… К примеру, Алекси был частым гостем и в нашей редакции, можно сказать даже нашим старшим товарищем. При этом каждый, к кому обращался Алексей Георгиевич, прекрасно понимал, какую, по сути, непосильную ношу он взвалил на свои плечи, что он в одиночку пытается сохранить крупицы новейшей истории юга Алании для будущих поколений и потому отказа никогда нигде не следовало. Наоборот, было искреннее желание помочь в этом архиважном деле. И что интересно, обращался Алексей Георгиевич всегда так, будто просил что-то лично для себя.

Десятки лет своей жизни Алекси посвятил главной цели – созданию полноценных архивов нашей новейшей истории. Им подготовлены десятки тематических томов. Например, только сборник материалов периодической печати о трагедии Южной Осетии составил 88 томов (статьи из центральной, тбилисской и местной печати; сводки о состоянии здоровья раненых ополченцев из приёмной Цхинвальской больницы, сведения о разрушениях,

погибших, пропавших без вести...). Отдельно собрана политическая хроника событий 1989-1992 годов – 20 томов, переводы материалов из грузинской прессы об Осетии и осетинах – 14 томов... Как все это успевал Алексей Георгиевич – признаться, даже по истечении времени понять сложно. При этом он в начале 90-х еще умудрялся выезжать в Боржомский район, Кахетию, другие внутренние районы Грузии, встречался с беженцами-осетинами, собирал данные и фотографии их убитых родственников, записывал показания, понимая, что притеснения осетин и на территории Грузии являются также составной частью геноцида осетинского народа нового времени. А ведь к началу войны Грузии против юга Осетии Алекси разменял уже седьмой десяток. Тем не менее, он был на переднем крае информационного противостояния, добывая данные из первых рук.

Тут надо сказать, что Алексей Георгиевич в своей работе не ограничивался только югом своей Родины. Им проводился серьезный сбор материала и по событиям на севере Алании. В итоге только об осетино-ингушском конфликте Маргиевым было подготовлено 11 объемных томов, о Бесланской трагедии собран 21 том материалов… Алекси пытался ничего не упустить из истории Осетии нового периода. Все сборники при этом делались в нескольких экземплярах. Многие из них были переданы в научные библиотеки севера и юга Осетии, переправлялись в Москву в Российскую государственную библиотеку, библиотеку Конгресса США, библиотеку Британского музея, частично приобретались Парламентом и Правительством РЮО. Но основной массив этого многолетнего труда, безусловно, хранится у архивариуса дома. И это, не считая то немалое количество материалов, которые Алексей Георгиевич так и не успел обработать.

На протяжении всех этих лет дорога к дому Алекси Маргиева как говорится «не зарастала». Его трудами пользовались студенты при подготовке курсовых и дипломных работ, пишущие журналисты при написании статей и телевизионщики при создании телевизионных программ. На основе его трудов защищено несколько диссертаций. Кроме того, материалами доступных сборников и по сей день пользуются различного рода эксперты, политологи при составлении определённых документов, аналитических записок, подготовке к встречам экспертных групп…

Но на сегодняшний день дом Алексея Георгиевича на улице Рутена Гаглоева закрыт. Здесь уже несколько лет никто не живет. После похорон библиотека «осетинского Нестора» была опечатана. А значит, доступа к архивным материалам уже нет ни у кого. В свое время Комитет информации и печати ставил вопрос о возможности передачи собранного по крупицам колоссального архива по новейшей истории юга Алании в свое ведомство. Дело в том, что все последние десятилетия Алексей Георгиевич работал здесь в должности переводчика и архивариуса. Но данная просьба, к сожалению, так и осталась на уровне пожелания, а архив, соответственно, недоступным.

Другим учреждением, в которое могли бы быть переданы колоссальные труды Маргиева, безусловно, является, Юго-Осетинский научно-исследовательский институт, но и здесь вопрос не решается. Ситуацию для нас еще в начале года прокомментировал директор ЮОНИИ Руслан Гаглойты: «Маргиев Алекси, безусловно, был уникальным человеком. Он один проделал такую работу, которую, наверное, должны были делать целые научные институты. И другого такого человека, как на юге, так и на севере Алании я не знаю. Что же касается его томов... Еще при жизни Алекси не раз, при разговоре со мной, говорил, что хотел бы передать всю научную часть своих собраний ЮОНИИ, но, к сожалению, не успел. А письменно это не было задокументировано». В январе наша редакция также связалась с женой племянника Алексея Маргиева Тамарой Маргиевой (эта семья следит за домом архивариуса), которая рассказала, что дом находится точно в таком же состоянии, как и было четыре года назад. «Его библиотека, рукописи также нетронутыми лежат в комнате, где дверь опечатана. Прямым наследником является сын Алексея Георгиевича, который живет в Америке. При телефонном разговоре с ним, а точнее с женой сына Алекси, они также подтвердили идею целесообразности передачи многотомных трудов Алексея Георгиевича научному институту. Но до тех пор, пока у меня на руках не будет доверенности на управление имуществом, я, как вы понимаете, ничего не могу предпринимать».

Одним словом, вопросом передачи многотомных материалов, собранных Алексеем Георгиевичем Маргиевым, все эти годы конкретно никто не занимается. И признаться, вся эта ситуация выглядит несколько странно. Алекси столько лет трудился ради своей Родины, собирая ее историю по крупицам, а его труды в итоге оказались недоступными. Надеемся, что пока…

Козаты Рена

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно