Реконструкция или демонтаж? Будущее Старого моста просматривается туманно

5-04-2021, 16:39, Общество [просмотров 623] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Реконструкция или демонтаж? Будущее Старого моста просматривается туманноСтарый мост – один из символов Цхинвала, его исторического центра. Возможно, он не является выдающимся памятником архитектуры, но он свидетель и, можно сказать, участник многих войн и потрясений, из которых, в общем-то, и состоит история нашего города. Здесь проходила линия обороны в 1992 году, когда грузинские вооруженные силы штурмовали город, через этот мост в 1920 году по своей последней дороге прошли на казнь 13 коммунаров, имя которых носит сегодня эта улица, отсюда начиналась и одна из крепостных стен Цхинвала XVII века – вдоль набережной, далее полукругом на запад и оттуда к башням – на месте сквера и у здания музея... Подземный ход, который вел из крепости, все еще можно отреставрировать, как и весь район Старого города вместе со Старым мостом. Но реставрация порой обходится дороже, чем новые строения, функциональные мосты и прогрессивная инфраструктура. Современное общество Цхинвала давно приняло ценность исторического центра города, но этого недостаточно, чтобы обеспечить его заботой и защитой.

Цхинвал, в его нынешнем восприятии, прирастал по правому берегу Лиахвы, потому что слева – Згудерский холм был отведен под кладбище. Почему территориально наша древняя столица за все прошедшие века никак не могла разрастись, существуют различные объяснения, но главное – Цхинвал не раз уничтожали, фактически стирали с лица земли. После чего он неизменно возрождался. По рассказам старожилов, Лиахва была довольно полноводной, а мост через нее, соединивший восточную и западную части города, изначально был деревянным (существует фотография, датированная 1887 годом, на которой мост уже функционирует, а значит он немного даже старше Тауэрского моста – прим.ред.). Как происходило общение двух частей города до этого? Вероятно, были небольшие деревянные мосты в узких местах русла реки. Но со временем город разросся уже настолько, что был построен мост, пригодный для проезда конных экипажей. В 1910 году его впервые реконструировали, забетонировав полотно, и вскоре по нему поехали первые автомобили. Когда, уже в советское время, через Лиахву построили большой современный железобетонный мост в северной части столицы, то наш старожил получил имя Старый мост.

Из опыта строительства советских объектов такого типа известно, что срок эксплуатации мостов, построенных до 80-х годов прошлого столетия, около пятидесяти лет, после чего требовался их капитальный ремонт. Когда в последний раз проводился капитальный ремонт Старого моста, установить не удалось, однако периодически какие-то «ямочные» ремонты полотна моста все же имели место, как, например, в 2018 году. Но по капитальному ремонту решения не принимались. Между тем, как и большинство существующих железобетонных мостов, построенных в начале-середине прошлого века, несущая способность Старого моста значительно ослабла. Это вызвано коррозией арматуры, связанной с проникновением воды в негерметичный бетон конструкций, возрастом сооружения, сейсмоактивным регионом, трещинами в кладке опор. По этой причине на западном конце моста был даже установлен «верхний» шлагбаум, препятствующий въезду большегрузных автомобилей, но продержался он недолго.

Следует учесть, что это не европейский средневековый мост из каменных монолитов, и что он перенес попадания снарядов и даже подрыв автомобиля грузинских подразделений в 1991 году. То, что Старый мост был внесен в перечень объектов Инвестпрограммы на 2021-22 годы, было объективно необходимо. Конечно, строительные организации Южной Осетии уже получили опыт в мостостроении – к примеру, за 2020 год построено пять мостов только вдоль трассы Гуфта – Верхняя Кемулта. Среди них мост через реку Паца протяженностью около 60 метров с двумя пролетами и подъездными сооружениями, и через Стыр Дон, где изначально планировалось капитально отремонтировать старый мост. Еще один мостовой переход длиной 92 метра обещают построить в этом году в Дзауском районе между селением Бузала и районным центром на месте старого, который уже давно находится в аварийном состоянии. Однако строительство объекта в столице требует другого уровня квалификации, учитывая трафик движения автотранспорта и необходимый внешний вид, соответствующий тому значению, которое цхинвальцы придают Старому мосту и особому отношению к нему.

Во-первых, он находится в самом центре Старого города и является одним из центральных элементов ансамбля этого района города. В советских городах, особенно, если это была не столица республики, за неимением гранита дворцы, мосты и колоннады строились из бетона. В гипсе копировались мраморные шедевры бессмертных древнеримских скульпторов и ваялись многочисленные советские «девушки с веслом». Особенно трогательно эта «дворцовая» архитектура смотрится в приморских городах России и в Абхазии, с широкими многоступенчатыми лестницами и пилястрами, поддерживающими балкончики мансард и тяжелые крыши с лепниной. Все это, как и Старый Цхинвальский мост – часть узнаваемого стиля и истории целой эпохи, ценность которой сейчас именно в ее ветхости и патине, покрывшей трещины древней поверхности. В советский период новострой под лозунгом «мы наш, мы новый мир построим», возрождая Цхинвал после геноцида 1920 года, параллельно уничтожал сохранившуюся часть древнего облика столицы. Старый мост сумел пережить этот период. И идти по следам предшественников вряд ли стоит.

Местные археологи рассказывают фантастическую историю о том, как во время одной из раскопок им удалось найти уникальный артефакт – деталь плуга многотысячелетней давности, единственную такую находку, говорившую сразу о целом комплексе открытий – о земледелии в этой местности, возрасте поселения, производстве инструментария из подобного материала и т.д. За неимением места в Краеведческом музее, находку на пару дней положили под лестницу в ожидании освобождения нужного стеллажа. Пришедшая утром уборщица, как обычно, помыла пол и, дойдя до лестницы, увидела ни на что не похожий предмет, покрытый засохшей глиной и ржавчиной. Недолго думая, она вынесла артефакт к Старому мосту и швырнула его в Лиахву. Затем чисто вымыла пол под лестницей...

Вслед за советскими строителями (а точнее, строителями ГССР) под гнетом возраста продолжается разрушение всего того, что хоть как-то свидетельствует о возрасте Цхинвала и дает возможность изучить его историю, скрытую под множеством культурных слоев Старого города. Кто раскопает эти культурные слои, сколько придется вложить в это дело сил и средств, особенно, если их нет, и сколько ждать, когда они появятся, или когда Инвестпрограмма заинтересуется никому, кроме нас не нужным проектом реставрации Старого города с предварительной работой археологов на этом пространстве? Ответа нет. Поэтому непрактичный и малофункциональный, с точки зрения современного человека, Старый мост решено не реставрировать, а реконструировать. Мост тесен для разъезда двух встречных автомобилей, тротуары узковаты для прогулок. Те, кого принято считать безнадежными романтиками, как раз проявляют дальновидность и прагматизм, предлагая реставрировать Старый мост и сделать его пешеходным в комплексе архитектуры Старого города. По мнению неравнодушных горожан, об облике Цхинвала следует думать не в пределах выделяемой Россией суммы, а из интересов сохранения исторического вида и привлечения туристов в почти двухтысячелетний город. Даже сейчас гости столицы, особенно те, кто профессионально занимается фотографией, интуитивно направляются на восточную окраину, бродят в пыли и паутине, снимают развалины с косой кладкой речного камня, двери бывшего хлебного магазинчика, кошку, сидящую под деревянной лестницей в зарослях амброзии. А многоэтажки вроде здания Администрации Президента и министерств они обходят стороной, этого добра хватает везде. Представляется, что по пешеходному мосту люди (и туристы) будут прогуливаться к большому парку, в котором когда-нибудь снова вырастут деревья, или прямо – к смотровой площадке на Згудерском холме, мимо старинного кирпичного дома с балкончиками (в первой половине прошлого века именно здесь располагались редакции газет) и здания военкомата. Судьба этих двух последних тоже висит на волоске, того и гляди их, образно говоря, «выметут из-под лестницы», нечего разводить грязь.

Если объект Старого моста уже включен в Инвестпрограмму, то, думается, необходимо изменить проект и заняться реставрацией моста в его нынешнем виде. Понятно, что качественная реконструкция Старого моста будет стоить дорого, потребуется привлечь и других специалистов, не только строителей. И если речь идет действительно о реконструкции моста, а не о сносе и строительстве совершенно нового, то ремонтные работы должны включать замену бетонных плит полотна, укрепление нижней грани бетона специальным раствором с высокой непроницаемостью для агрессивных веществ, препятствующим коррозии и отслоению бетона, а чтобы усилить опоры, понадобится построить вокруг них железобетонные оболочки.

Чтобы узнать, что конкретно означает проект реконструкции Старого моста, заложенный в Инвестпрограмму со стоимостью в 147 млн. рублей, мы обратились непосредственно к Министру строительства РЮО Эдуарду Дзагоеву:

– Старый мост находится в аварийном состоянии. Это железобетонный мост, его арматура и бетон пришли в негодность, даже когда по нему проезжает автомашина, вы ощущаете колебания. Если однажды случится резонансное колебание, он вообще может рухнуть. Поэтому нельзя рисковать. Мост будет сноситься, на его месте будет строиться новый, который внешне повторит его облик, но он будет шире, чем нынешний, будет две полосы движения. Работы рассчитаны на два года. В этом году его демонтируют и проведут часть работ.

– Может будут сохранены хотя бы опоры, чтобы осталась хоть какая-то часть Старого моста, и на них уже построить основную часть и полотно?

– Мост не просто украшение, он должен выдерживать определенные нагрузки. Современные требования таковы, чтобы по нему и грузовой транспорт проходил, и чтобы он прослужил долго. Чтобы соблюсти эти требования, надо выдержать определенное заглубление, от 9 до 13 метров, то есть надо строить новые опоры. Конечно, хотелось бы оставить его, скажем, как красивый Гуфтинский мост с арками, и сделать его пешеходным. Но если собираемся использовать его под транспорт, то уже оставлять от него какие-то старые части и на них пристраивать полотно это опасно, он может обрушиться.

– Почему не рассматривался вариант реставрации его под пешеходный? А для транспорта построить новый мост.

– У нас была задача построить полноценный мост. Старый мост считается транспортным путем, соединяющим западную и восточную части города. Можно, конечно, подремонтировать его и оставить как пешеходный, и тогда он может простоять еще несколько десятков лет. Но тогда транспортный путь надо строить где-то в другом месте, чтобы не создать коллапс на Новом мосту... Помните, какой общественный протест был в связи со строительством гостиницы «Ирыстон»? И что – разве плохо, что построили такое красивое здание? То же самое – театр.

– Если рассматривать Старый мост как часть комплекса Старого города вместе с набережной, то пешеходный мост очень подошел бы этому облику…

– К большому сожалению, у нас не существует комплекса Старого города. Таким комплексом у нас, по моему мнению, можно назвать только храм Рождества Пресвятой Богородицы с прилегающей к нему территорией и несколькими домами, которые тоже недолго простоят. Нет у нас Старого города, у нас там одни развалины и времянки, построенные из блоков, хаотичная застройка. Воссоздать эти кварталы это мечта многих, но для этого нужны финансовые средства, которых у нас нет. Здесь ведь речь идет не просто о строительстве, это реставрация, то есть совсем другие деньги. И если быть реалистами, откуда мы их возьмем? В нашем собственном бюджете таких денег нет.

– Но ведь если построят новый мост, ландшафт изменится, и дизайн этого новостроя потребует снести оставшиеся несколько старых домов рядом?

– Когда планировалась работа по мосту, подход был такой, чтобы старинный дом с западной стороны моста на набережной не обрушился, там все должно сохраниться в целости.

– Таким образом, в Инвестпрограмме речь идет не о реконструкции, а о строительстве моста?

– В программу была внесена реконструкция моста. Но не путайте ее с капитальным ремонтом, это разные вещи. Реконструкция может предполагать, допустим, сохранение переходных плит с моста к дороге, или, чтобы опора какая-то осталась. Я несколько раз ходил посмотреть еще раз на эту опору, спускался вниз, на самом деле ничего красивого там нет, но мы к этому виду привыкли, это как часть нашего детства, юности... Но необходимо строить новые прочные опоры. Кроме того, Инвестпрограмма не предусматривает восстановление каких-нибудь исторических объектов, защищенных статьей Градостроительного кодекса. Есть определенные критерии, по которым она формируется. Это накладывает ограничения: по типу объектов, по лимиту средств, выделяемых Россией. В самой России в прошлом году федеральные программы были секвестрированы на 10%. Это отразилось и на Инвестпрограмме по Южной Осетии. Чтобы очистить район Старого города и отстроить его, нужен перспективный генеральный план, по которому можно воссоздать облик тех зданий, которые были тамраньше, отреставрировать или законсервировать оставшиеся исторические здания, как делают в Италии, например, иначе они рухнут. На это нужны миллиарды рублей, в ближайшей перспективе у нас таких денег не будет».

Инга Кочиева

 

От редакции: Мы потрясающий народ. Так пренебрежительно и безалаберно относиться к своей истории. И самим из раза в раз уничтожать то, что он нее осталось… Это насколько надо быть безразличным к своему городу и во главу угла всегда ставить лишь только холодный расчет цифр, ища при этом наиболее легкие для себя пути? Старый мост, переживший два геноцида, верой и правдой служивший более ста лет и однозначно являющийся одним из составляющих Старого города, вдруг оказался ненужным… А ведь этот седой старец может, как и большинство мостов в Европе, которые, к слову, многим старше нашего аксакала, жить и дальше. Минстрой, по сути, должен был изначально проработать и найти более выверенное место для постройки нового моста, а этого хранителя времени сделать пешеходным. Параллельно предложив проект его реставрации с установкой на нем красивых фонарей, скамеек или, если пока нет таких возможностей, просто его сохранить для пешего пересечения. Должен был! Однозначно! В наших условиях нельзя быть просто строительной организацией. И вообще, всем министерствам и ведомствам давно уже пора думать более глобально, государственно, национально, если хотите. И к такому мнению специалистов бы однозначно прислушались. Как прислушались в советское время, когда вопрос реконструкции моста тоже стоял. Но тогда, в период коммунистического тотального новодела его удалось отстоять, хотя в годы спускаемых сверху разнарядок «без обсуждений», сделать это было фактически невозможно...

Кроме того, поскольку речь идет о фактическом строительстве нового моста, а не о реконструкции старого, о чем прямо заявил министр строительства, то строить его надо чуть ниже по течению Лиахвы, скажем, где-то в районе Большого базара. Да, для организации подъездов к новому мосту понадобится больше финансовых вложений, но это сделать необходимо. Тем более, что и на нынешнем месте при уже заявленном расширении моста, придется также расширять подъездные пути. И не надо говорить, что возможности сохранения Старого моста нет. Нет попросту желания.

Конечно, отстроенные заново здания (ЮОГУ, школы №3, Госдрамтеатра, гостиницы «Ирыстон») заметно освежили облик города, придали ему ухоженный и современный вид. Но возраст этих объектов, построенных по Инвестпрограмме, будет отсчитываться с даты их сдачи в эксплуатацию, без фактической привязки к истории. К примеру, мы уже не можем сказать про третью школу, что это одно из старейших учебных заведений города, потому что это уже новодел. Убранство Госдрамтеатра тоже впечатляет, но прежняя аура, которую ты как-то внутренне ощущал ранее в старом здании уже безвозвратно утеряна, утеряна с той постройкой 1931 года. И это невозможно отрицать. У старых зданий своя энергетика. Именно поэтому тот же Большой театр сохранили, а не воссоздавали заново его облик.

Понятно, что всю старину сохранить невозможно. Да такая цель и не стоит. В черте Старого города и сегодня есть обветшалые развалины домов, которые не представляют ни исторической, ни архитектурной ценности. Речь идет не о сохранении покосившихся саманных и деревянных домов, в которых напрочь отсутствуют бытовые удобства, а о концепции воссоздания старинного архитектурного облика, старых кварталов. Именно так, к примеру, мы потеряли здание т.н. бывшего Облпотребсоюза. И вообще, думается, давно уже назрела необходимость публичного обсуждения Градостроительного кодекса, особенно в части застройки историко-культурного пространства Цхинвала. В принимаемых решениях должны активно участвовать историки, культурологи, краеведы, журналисты, умеющие отстаивать свою гражданскую позицию, влияющие на формирование общественного мнения. Должны быть запрещены в районе Старого города точечные застройки или перестройки старых зданий без сохранения их первозданного облика и геометрической сетки улиц, соответствующей старой планировке города. Учитываться должны этажность зданий, их цвет и общий стиль…

Почти сто лет назад Николай Рерих писал: «Печально, когда умирает старина. Но еще страшнее, когда старина остается фальшивой, поддельной…». Разумное общество ценит и сохраняет свое прошлое, а также зарабатывает на нем. В историческом центре, как правило, сосредоточен бизнес, связанный с отдыхом и развлечениями – кафе, культурные пространства, сувенирные магазинчики... Сохранить неизменным исторический центр Цхинвала невозможно из-за крайней обветшалости, нужно быть реалистами. Но здесь возможно развитие города, воссоздания, пусть и со временем, Старого города, при котором новые здания «под старину» дополняют и улучшают сложившееся пространство. Так, чтобы через сто лет они считали памятниками архитектуры нашего века.

И последнее. Наша редакция планирует в текущем году закончить и выпустить в свет фотоальбом «Старый Цхинвал». Мы много лет занимались сбором старых фотокарточек с изображением видов города и создали солидный архив. При этом на многих фотографиях запечатлены здания, которых уже нет. И хочется надеяться, что пару лет спустя туристам еще можно будет показать старину Цхинвала, к примеру, Старый мост, а не демонстрировать его лишь на страницах нашего фотоальбома.

Мы еще вернемся к данной теме.

 

На фото: Строительство Старого моста. 1910 год. Фото из архива газеты «Республика»

Реконструкция или демонтаж? Будущее Старого моста просматривается туманно

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Апрель 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Популярно