Наука Южной Осетии. Символ престижа или смена, потерявшаяся во времени

8-03-2013, 08:18, Общество [просмотров 1739] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Наука Южной Осетии. Символ престижа или смена, потерявшаяся во времениВ каждой стране есть своя элита. Политическая, военная, экономическая и интеллектуальная. Частью последней является научное сообщество. Несомненно также и то, что понятие национальное государство содержит и сегмент национальной науки. При этом наука может служить как общенаучным целям, так и являться защитником суверенитета. Создавая оружие, технические разработки или разрабатывая историческое обоснование права народа на национальную территорию, на государственную независимость.

Юго-осетинская наука, как впрочем и наука всего Советского Союза, была устроена основательно. На базе Юго-Осетинского Научно-исследовательского института (ЮОНИИ) им. З.Ванеева, который имеет богатейшую историю с, безусловно, знаковыми для Осетии именами, был создан солидный центр гуманитарных исследований. Большевики вообще питали страсть к формированию научного сообщества. Отметим, что один из основателей НИИ известный историк Захарий Ванеев был в свое время меньшевиком. Однако он не был репрессирован подобно своим однопартийцам, а спокойно занимался исследованиями прошлого осетин, внес серьезный вклад в историю Осетии и даже возглавил НИИ, который получил впоследствии его имя.

До эпохи всеобщего развала и потрясений, которые принесла с собой Перестройка в 90-х годах, в стенах Юго-Осетинского Научно-исследовательского института действовали две серьезные научные школы, имеющие общесоюзный авторитет: археологическая и этнографическая. Такие ученые как археологи Баграт Техов и Руслан Джаттиев, этнографы Людвиг Чибиров, Зинаида Гаглоева и Алан Чочиев были желанными гостями на общесоюзных научных симпозиумах. Ветер распада общего государства негативно отразился и на науке в Южной Осетии. Финансирование научных разработок резко сократилось, престиж ученого стал падать, оплата труда стала низкой – все это привело к резкому оттоку кадров из научной среды. Молодые ученые переквалифицировались в государственных чиновников, политиков, бизнесменов и даже… художников. Особенно большой пласт ушел в политику. И кажется уже безвозвратно, растеряв как «сноровку», так и зачастую прекратив профессиональный рост. К тому же научная деятельность перестала быть приоритетной, быть ученым уже непристижно, поэтому в науку даже по инерции никто не идет. В настоящее время научной работой правда занимаются и в стенах Государственного Университета.  Но  эти  разработки  носят научно-образовательный характер, тогда как в ЮОНИИ должны вестись фундаментальные научные исследования.

Сегодня в ЮОНИИ работает 38 научных сотрудников, из них профессоров – 3, докторов наук – 3, кандидатов наук – 19, остальные сотрудники без научных степеней. В научном центре ведутся разработки преимущественно гуманитарной направленности. Исследования проводятся в отделах истории, этнографии, археологии, осетинского языка и литературы, экономики. Средняя заработная плата ученых составляет 12 тысяч рублей. С одной стороны, исходя из нынешних реалий, звучит неплохо. Но особенность научной работы состоит в том, чтобы исследователь думал преимущественно о предмете исследования, а не о куске хлеба насущном. Для сравнения, в эпоху СССР при средней заработной плате в 120 рублей зарплата научного работника в том же ЮОНИИ составляла 400 рублей. Как говорится, думайте сами. Сегодня такую разницу обеспечить невозможно. Поэтому научным работникам приходится подрабатывать на стороне государственными чиновниками, заниматься парламентской деятельностью, преподавательской работой... И поэтому порой времени на каждодневное кропотливое внимание к научной работе уже не остается. Ведь в нашем представлении ученый должен ежедневно сидеть за рабочим столом, обложенным книгами и рукописями, а свет в его кабинете должен гаснуть только поздно вечером.

Кстати, о кабинетах. В ЮОНИИ также остро стоит вопрос с размещением научного сообщества. Редко в каком кабинете не ютится по двое-трое сотрудников. При этом сами помещения зачастую площадью не больше три на два метра. А некоторые сотрудники, особенно из числа молодых, не имеют своего «исследовательского угла» вообще. При этом само здание ЮОНИИ значительных размеров. Но часть помещений не отремонтирована, в другой части располагаются «гости», к примеру, Союз писателей РЮО и юношеская библиотека. При этом, следует отметить, что тот же Союз писателей Южной Осетии имеет свое солидное здание, но.. только на бумаге. Оно находится на проспекте А.Джиоева, но здесь в настоящее время располагается Комитет по строительству и эксплуатации автомобильных дорог РЮО. Что же касается юношеской библиотеки, то ее сюда переместили временно, а все временное как известно…

Впрочем, был момент, когда ЮОНИИ вообще мог оказаться без своего здания. В свое время существовали планы переделки его помещений в… гостиницу для расположенного рядом спортивного комплекса «Фаранк» (!). Вообще, с этим спортивным комплексом наличествует своя нелицеприятная история. Кому взбрело в голову строить здесь, в центре города – по соседству с ЮОНИИ, Школами №3 и 6, Университетом, Домом печати – спортивные площадки, неизвестно. Параллельно беспощадно был вырублен целый ряд тополей (более двенадцати метров высотой), расположенных по периметру, «конфискована» часть территории ЮОНИИ, а в результате разговоров о нецелесообразности подобного спортивного строительства на данном месте, оказался «в опале» глава Научно-исследовательского института… Между тем, на этом месте ранее до грузинской школы располагалась Первая осетинская школа (возможно, тбилисские власти специально в 70-х, дабы забыть сей исторический факт, и строили на ее месте свое учебное заведение). А еще ранее, в средние века, здесь располагалась церковь со своим приходом и кладбищенской территорией (очевидцы рассказывают, что при закладке фундамента здания Дома печати, тракторами отсюда буквально выгребались надгробные плиты и… гробы с телами усопших). Кстати, связующим звеном с прошлым и «атрибутом» святости этого места является многовековой дуб, раскинувший свои ветви прямо за зданием Дома печати и до сих почитаемый как «дзуар».

Ремонт здания ЮОНИИ, пострадавшего во время войны 2008 года, все еще не завершен. Отдельные косметические работы  не в счет. Только в январе месяце 2013 года в кабинетах появилось отопление. До этого сотрудники института вынуждены были обогреваться электрическими радиаторами, нагрузку которых в свою очередь не выдерживала электропроводка. Занимательно было наблюдать, как профессора и доктора наук выбегали периодически в коридор к электрическому щитку, чтобы снова включать предохранители.

Говоря о проблемах ЮОНИИ, в то же время было бы несправедливо говорить о безучастии государства к проблемам науки. В прошлом году, впервые за долгое время, были организованы этнографическая, экономическая и археологические экспедиции. С начала 2013 года научным работникам была повышена заработная плата на 40%. Выделяются средства на научные публикации в «Известиях ЮОНИИ», на издание научных исследований и словарей... Понятно, что были бы средства у государства, было бы более значительное финансирование. Но сейчас от этого понимания все-таки не легче и наука Южной Осетии продолжает пребывать в фактически «замороженном» состоянии, практически не получая подпитки новыми молодыми кадрами.

Решение проблем науки в Южной Осетии дело непростое. Можно, конечно, сказать, вот теперь экономическая ситуация непростая, надо прежде восстановить инфраструктуру страны, построить жилье людям, реанимировать экономику. Но особенность научной деятельности в том, что если получается временной разрыв в формировании научных кадров, то это приводит к разрыву, порой безвозвратному, в непрерывности научных изысканий. В результате, на сегодня разница в поколении ученых в ЮОНИИ составляет более… двадцати лет. Фактически все состоявшиеся ученые в стенах института сформировались в советскую эпоху. Исследователей, которые сформировались в новейшую эпоху, нет. Да что и говорить, если в настоящее время у ЮОНИИ нет ни одного аспиранта!

В настоящее время научное сообщество в РЮО стоит на перепутье. С одной стороны потребность в науке есть, а с другой    нет возможности для полноценной научной деятельности. И здесь вопрос не только в финансах. Надо определить государственный заказ на науку. Что нужно сегодня государству, существование научного центра как такового, или исследование конкретных научных и исторических проблем? Что важнее – абстрактный престиж или прагматизм? Конкретный посыл. Сейчас в мире разгорается борьба за скифо-сарматское наследие. Десятки ученых из северокавказских республик и их спонсоры за рубежом пытаются отобрать у осетин их наследие предков. Если мы это допустим, то может сложиться непростая ситуация для аргументации многих наших основополагающих постулатов. Однако сейчас для этой «священной битвы» мы располагаем «войском», насчитывающим… одного-двух ветеранов исторической науки. В прямом и переносном смысле. Между тем, сражения на историческом фронте будут нарастать с каждым годом, здесь нужна не только мощная научная база, но и молодая кровь.

…Как бы то ни было, достойное внимание к науке должно быть обязательно. И, прежде всего, со стороны государства. Потому что это один из основополагающих базисов существования. В особенности в нашем случае. Но и наука в стране должна быть, безусловно, подчинена конкретным целям. Перед ней должны стоять четкие задачи, а не только общие исследования. Если работает отдел экономики, то его разработки должны применяться в экономической сфере, если это отдел истории и археологии – то материалы исследований должны стать несокрушимым фундаментом аргументации нашей внешнеполитической деятельности, если это отделы осетинского языка и литературы, этнографии – то мы должны иметь твердую основу национальной идентичности... Наука не должна существовать без связи с потребностями сегодняшнего дня. Не должно быть науки просто ради науки!

Таким образом, требования научного мира страны к государству должны идти параллельно с требованиями ученых к самим себе. Но без достойного финансирования здесь просто не обойтись. Сравнительные оклады научных работников с советским периодом в начале статьи приводились не зря. Научный деятель должен быть полностью поглощен своей работой, интеллектуальный труд всегда ценился выше, он не должен быть озабочен насущными проблемами. Да и руководству ЮОНИИ намного будет легче определяться с достойными кадрами. А там где достойные кадры, там и закладка серьезного фундамента для достойного будущего юго-осетинской науки. Будущего, которое мы почему-то, из-за смещения приоритетов, пока не торопимся строить… Одними же обещаниями можно построить только виртуальные воздушные замки. Что и происходило на протяжении всех последних двадцати лет. Однако, простыми обещаниями и заверениями проблемы науки не решаются…

 

Л.Джиоев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно