2020 год запомнится как эпоха пандемии, изменившая жизнь общества и отдельного человека

30-12-2020, 11:15, Общество [просмотров 569] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

2020 год запомнится как эпоха пандемии, изменившая жизнь общества и отдельного человекаУходящий 2020 год запомнится человечеству не столько вооруженными конфликтами, техногенными катастрофами или стихийными бедствиями. Всего этого каждый год всегда бывает в избытке. Эра коронавирусной инфекции – вот как будут характеризовать в анналах человеческой истории этот високосный год. Здесь было все и недооценка масштабов эпидемии со стороны мировых правительств и Всемирной организации здравоохранения, ироничное отношение к опасности вируса со стороны простых людей, после чего все это сменилось всеобщей паникой и ощущением бессилия перед болезнью.

10 февраля 2020 года в нашей стране закончился карантин, объявленный в январе в школах и детских садиках в связи с заболеванием гриппом и ОРВИ. Однако до 16 февраля оставались закрытыми часть школ и детских дошкольных учреждений в районах Республики. Тогда еще никто не знал, что непредвиденные каникулы продлятся до конца года.

Уже 16 февраля в соседней Грузии был обнаружен первый заболевший COVID-19, вскоре здесь число инфицированных перевалило за сотню. Были закрыты на карантин несколько городов на юге этой страны. После появления COVID-19 в Грузии была закрыта и наша государственная граница с этой страной. Впрочем, и до этого здесь не горел зеленый свет, ограничения на пересечение линии межгосударственного размежевания существовали еще со времен Цънелисского кризиса.

Правительство разработало меры по предотвращению риска распространения заболевания среди населения страны. В Республике был создан оперативный штаб по контролю за эпидемиологической ситуацией. Югосетпотребнадзор выдал рекомендации гражданам РЮО воздержаться от поездок в страны с зафиксированными случаями заболевания коронавируса.

На базе инфекционной больницы были созданы условия для развертывания палаты интенсивной терапии, на случай если появятся больные, пораженные коронавирусом. Руководство медицинской сферы устами министра Г.Тотчиева заявило о том, что имеются специалисты и необходимый запас лекарств на случай чрезвычайной ситуации. Правда нас уже тогда смутил контекст этих заверений – «медучреждения имеют необходимый за-

пас лекарственных средств, чтобы справиться с любым поступлением на начальном этапе (выделено нами)». Тогда мы задали на страницах газеты резонный вопрос – значит ли это, что в последующем при развитии болезни медикаментов не будет хватать? Как показало время, эта проблема ожидаемо возникла.

В первых числах марта Министерство иностранных дел Южной Осетии проинформировало о решении приостановить выдачу разрешений на въезд в Республику иностранным гражданам. Правда, для граждан Российской Федерации было сделано исключение. Ограничительный период был определен с 16 марта по 15 апреля 2020 года.

Однако, вскоре были введены ограничения на пересечение государственной границы с Россией уже и для обладателей паспортов РЮО и РФ. Исключение было сделано для граждан РЮО, возвращающихся в Республику, водителей транспортных средств, осуществляющих международные грузовые перевозки; работников государственных органов и экстренных служб Республики, направляемых в служебные командировки; работников дипломатических учреждений, аккредитованных в РЮО; военнослужащих Объединенной российской военной базы и Пограничного управления Федеральной Службы Безопасности РФ в РЮО, направляющихся в служебные командировки; лиц, направляемых Министерством здравоохранения и социального развития Республики для оказания высокотехнологичной медицинской помощи в медицинские учреждения России.

В Республике были введены определенные ограничения: дошкольные и образовательные учреждения переведены на карантин, культурно-массовые мероприятия отложены, де-юре запрещены свадьбы… Вскоре появились первые сложности с завозом продуктов, стройматериалов, выездом за пределы страны и въездом в Республику. В частности, трудности возникли у пенсионеров с получением пенсий, у родителей малолетних детей с получением социальных выплат во Владикавказе… Закрытие границы сказалось и на владельцах такси, осуществляющих перевозки пассажиров за пределы страны. Автобусы перестали ходить как по Республике, так и за ее пределы. Убытки несли и владельцы объектов общественного питания (рестораны, кафе, столовые), часть из них попыталась компенсировать ущерб посредством работы «на вынос» или организации доставки заказов на дом.

Большая часть учреждений также была переведена на особый режим работы. Среди категорий работников, которые остались на своих местах на все время карантина и самоизоляции – сотрудники СМИ. На государственном телевидении временно прекратили выходить в эфир авторские программы, был ограничен выход новостей. В газетах журналисты и технический персонал приходили на работу в полном составе, хотя послабления были и здесь.

Ситуация с распространением нового вируса отразилась и на общении с дальним Зарубежьем. Так, очередное заседание в формате Женевских дискуссий, намеченное на март было отложено. Основанием стало письмо от организаторов встреч в Швейцарии. Ранее сопредседатели Женевских дискуссий отменили свой приезд в Цхинвал из-за угрозы коронавируса.

25 марта в Республику впервые доставили тест-системы для выявления нового типа коронавируса. Карантин в образовательных учреждениях снова был продлен, теперь уже до апреля, оставались закрытыми объекты общественного питания.

14 апреля была опробована логистика возвращения в страну граждан, оказавшихся за пределами Республики на момент закрытия границы. Перед выездом из РСО-Алания в юго-осетинском консульстве во Владикавказе все они подписали бумаги, где дали обязательства соблюдать установленный 14-суточный карантин по прибытии на место. Приехав на пункт пропуска Н.Зарамаг отдельным транспортом, они пешком переходили через территорию пограничного поста. На другой стороне людей ждал автобус из Цхинвала, с медицинскими работниками. В сопровождении сотрудников МВД это транспортное средство прибывало в Цхинвал и направлялось в Республиканский многопрофильный медицинский центр (РММЦ). Здесь граждане РЮО, приехавшие из-за пределов Республики, проводили две недели на изоляции.

Данная процедура стала регулярной, поток возвращавшихся граждан Республики на Родину стал возрастать, количество зон для обсервации увеличиваться – к инфекционной больнице прибавились здание старого роддома, палаты районных лечебных учреждений, номера в гостинице «Алан»... Именно в гостинице, к примеру, и размещались водители большегрузных автомобилей, решивших остаться в Цхинвале после приезда из России. Те же из них, кто такого намерения не имел, должны были на все время ожидания разгрузки своего автомобиля не выходить из кабины.

Формировалась и отдельная категория «возвращенцев» – студенты российских вузов и курсанты училищ МВД, МЧС и министерства обороны РФ. Их привозили в Южную Осетию отдельными группами и также размещали на карантине. Все это время в самой Республике коронавирус выявлен не был. Казалось, что Южная Осетия так и останется островком в бушующем море мировой пандемии.

Однако в мае в зоне активного распространения коронавируса оказалась и Южная Осетия. Не сразу, но со временем и у нас уровень заболевания достиг критических отметок. Три человека только в один день 5 мая и динамика по возрастающей в течение недели не могли не пугать. За первую неделю количество инфицированных в Южной Осетии превысило число зараженных в Абхазии, Приднестровье и Нагорном Карабахе вместе взятые. Но в начале пандемии настроения были все еще вполне оптимистичными.

После 5 мая COVID-19 стал реальностью и в нашей страны. Республика стала жить в тех же жизненных координатах, что и весь мир. Ситуация с коронавирусной инфекцией в соседних регионах – в Северной Осетии, России и Грузии – показала, что апокалипсис с появлением COVID-19 не наступает. Жизнь продолжается, хотя и в новых правилах и ощущениях. Тем более, что количество заболевших не превышало возможностей для их размещения и лечения.

Но осенью ситуация изменилась. 15 сентября была открыта граница с Российской Федерацией без всяких ограничений. Если ранее прибывающие в Республику из РСО-Алания граждане сразу же отправлялись на двухнедельный карантин, то сейчас контроль были нивелирован. Санитарные службы замерли в предчувствии вспышки инфекции. Пример Абхазии, открывшей границу еще 1 августа и отметившейся резким увеличением количества инфицированный не мог не беспокоить.

Долгое время новая статистика была нулевая, ведь еще 30 августа из медицинского учреждения был выписан последний 95-ый по счету ковидник из числа прибывших из-за рубежа граждан РЮО. Но день 24 сентября показал, что с изоляцией страны от COVID-19 покончено. В этот день в инфекционную больницу г.Цхинвал был доставлен житель поселка Цинагар. После обследования на компьютерном томографе у него была диагностирована двусторонняя пневмония, высокая температура, взят тест на коронавирус, который показал положительный результат. Это был первый случай, когда COVID-19 у человека был выявлен за пределами зоны обсервации.

Дальше больше. Число заболевших стало расти с угрожающей скоростью. Коронавирус подтвердился у ковид-менеджеров: главы Югосетпотребнадзора М.Кочиевой и ее заместителя А. Гаглоевой. Позже «статусный список» пополнили Президент А.Бибилов, председатель Парламента А.Тадтаев, и.о.главы Кабинета министров Г.Бекоев… Коронавирус выступил великим уравнителем. Заболели богатые и бедные, сильные и слабые, молодые и люди в возрасте. Среди инфицированных в Южной Осетии политики и чиновники, журналисты и бизнесмены, трезвенники и выпивохи, люди, игнорирующие по жизни медицину и озабоченные вниманием о своем здоровье. Человек на улице в медицинской маске становится обыденным явлением и в Цхинвале.

Первый антирекорд был достигнут 30 сентября – сотый заболевший коронавирусом с начала эпидемии и пятый ковидник с открытия границы с РФ.

День 17 октября утвердил очередную печальную статистику – скончалась 88-летняя жительница г. Цхинвал, у которой был диагностирован коронавирус. Второй жертвой вируса стал 84-летний гражданин Южной Осетии, который находился в тяжелом состоянии. Но болезнь не ограничилась людьми в возрасте. В инфекционной больнице Южной Осетии в ночь на 23 октября умер житель Цхинвала. Ему было всего 45 лет.

19 октября было сообщено, что мест в инфекционной больнице для приема пациентов с коронавирусом больше нет. Об этом сообщила СМИ замминистра здравоохранения страны Алла Чочиева. Для приема ковидников стали приспосабливать детскую больницу. В Республике начала нарастать паника, усугубленная информацией о дефиците лекарств.

С другой стороны, проявились и лучшие человеческие качества. Ответственность и самопожертвование врачей и младшего медперсонала, участие в работе лечебных учреждений волонтеров всех возрастов, помощь благотворителей в приобретении и доставке лекарств и оборудования.

Самыми тяжелыми были вторая половина октября и начало ноября. Это было плато коронавирусной инфекции. После началось медленное снижение количества заболевших.

Заметную помощь в борьбе с коронавирусом оказали военные медики мобильного госпиталя Минобороны РФ, оперативно прибывшие в Цхинвал. Отдельной группой работали врачи из Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова, оказывающие неоценимую помощь в диагностике CO-VID-19. Были использованы и внутренние резервы. Пятнадцать студентов цхинвальского медицинского училища стали волонтерами в «красной зоне» лечебных учреждений Южной Осетии.

То, что медицина стоит больших денег – сегодня уже аксиома, но в период обострения болезней – траты возрастают многократно. Простые граждане, которые вынуждены были обращаться в разгар пандемии в аптеки, остро почувствовали это на себе. Плюс ощущался дефицит.

Расходы на борьбу с COVID-19 по понятным причинам не были предусмотрены заранее. В 2019 году, когда верстался бюджет текущего года, о коронавирусе было известно только узкому кругу вирусологов. Поэтому с началом пандемии возникла необходимость изыскивать дополнительные средства.

На первой фазе траты были связаны не только с оборудованием больничных палат и зон карантина. Было необходимо организовывать питание для граждан, помещенных на обсервацию. Немало денег ушло на возвращение студентов и курсантов военных училищ, МВД, МЧС, обучавшихся в России. Часть средств была потрачена на организацию трафика граждан, оказавшихся на период закрытия государственной границы за пределами Республики. Не стало меньше трат бюджета и с активизацией пандемии после открытия свободного сообщения с Российской Федерацией. При этом наши российские партнеры с пониманием отнеслись к потребностям юго-осетинского здравоохранения, и дополнительные средства были выделены.

Постепенно стало уменьшаться количество заболевших COVID-19. Люди привыкли к ситуации с коронавирусом и стали ее воспринимать более спокойно, сказался эффект от карантина и самоизоляции. Кроме того, люди стали серьезней относиться к угрозе распространения заболевания и гораздо чаще при появлении коронавирусной симптоматики оставались дома. И что важно – медики освоили протокол лечения коронавируса и успешно его применяют.

Два факта стали свидетельством спада болезни. Первый – это участие «вживую» в Женевских дискуссиях в Швейцарии юго-осетинских представителей, и убытие в места постоянной дислокации мобильного госпиталя Министерства обороны РФ.

Тем не менее, люди в Республике по-прежнему заболевают, и уже очевидно, что проблема коронавируса перейдет и на следующий год. Другое дело, что теперь эта болезнь уже не кажется такой непобедимой, как это было еще пару месяцев назад. Так что в будущее смотрим с оптимизмом.

Ацамаз Гаглоев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Популярно