Две истории победивших ковид

8-12-2020, 21:53, Общество [просмотров 412] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Две истории победивших ковид2020 год в Южной Осетии, как и повсеместно, прошел под грифом COVID-19. В начале мы дозировано получали из далекой восточной страны информацию о новой коронавирусной инфекции, тогда она ещё казалась немного мифической и чуждой. Уже к весне далекая зараза подошла к границам Республики, что привело к ограничительным мерам и закрытии границ, что отсрочило приход заразы практически на полгода. Но в итоге юг Алании осенью все же впал во власть коронавирусной инфекции. К приходуCOVID-19 не была готова не только система здравоохранения, но и сами люди. За короткий срок два объекта «красной зоны» Республиканского многопрофильного медицинского центра заполнились пациентами, заразившиеся коронавирусом лежали даже в коридорах. Переполох усугубляли ковид-положительные, согнанные в медкластер больше страхом. В обществе заговорили о необходимости психологической помощи. Пошли первые жертвы, проигравшие битву с болезнью. К тому времени в ковид поверили уже все – вирус стал страшной реальностью, с которой теперь предстоит бороться и учиться уживаться.Мы уже публиковали истории врачей, волонтеров, которые стояли на передовой невидимого фронта. Сегодня предлагаем рассказы тех, в чью жизнь этой осенью ворвался коварный вирус, но они выиграли эту «битву». Это только две истории, но они, на наш взгляд, показательны.

Лали Гатаева, начальника отдела по делам несовершеннолетних Управлениявнутренних дел города Цхинвал, полковник милиции:

– Телевидение и в общем средства массовой информации уже давно познакомили нас с коронавирусной инфекцией. Я тоже, естественно, знала о ней, но была необоснованная уверенность, что меня зараза обойдет стороной. И, видимо, не я одна заблуждалась. Уже с открытия дороги следила за новостным потоком – количество заболевших, госпитализированных, положение дел в медучреждении. Помимо официальной хроники черпала информацию от сестры – она работает в инфекционном отделении и в период распространения вируса оказалась в самом пекле. В силу своей работы я понимала, что заразиться могу легко. И, как любой человек, прежде всего, беспокоилась за здоровье мамы– она гипертоник.

Но 26 октября, в понедельник, я почувствовала незначительные признаки недомогания: заложило нос, присутствовала небольшая боль или скорее сдавленность в области груди. Уже тогда я заподозрила, что подхватила заразу. На второй день уже ломало тело и ещё через день я уже пошла сдавать тест. Ответ получила только через четыре дня. Первая неделя совместной жизни с ковид шла без температуры. Организм воспротивился жаром только второго ноября. Начались боли в пояснице, боль непривычная и обжигающая. Я не могла спать или просто лечь. Мне порекомендовали сдать анализы, которые выявили воспалительный процесс и меня направили на компьютерный томограф. Исследование показало двухстороннюю пневмонию. Следом «удача улыбнулась» моей маме и седьмого числа нас вдвоем уложили в инфекционное отделение больницы на третьем этаже. Тогда только начинались работы по проведению кислорода на объекте.Нам с мамой кислород, слава Богу, не понадобился, но рядом были пациенты,которые дышали только кислородной маской. При мне одну женщину направили во Владикавказ, ей было очень плохо. Здесь же умерла бабушка нашего замечательного врача Тамары Джиоевой. Ее привезли ночью, а на второй день ее не стало... Морально и психологически было очень тяжело. Царила тяжелая атмосфера. При этом не могу не отметить работу наших медиков, начиная от врачей до санитарок. Я бы хотела поблагодарить всех медиков, но боюсь, забуду кого-то...

Конечно же, молодцы и волонтеры. Боже, сколько они таскали эти баллоны с кислородом... Десятками, сотнями. Причем пока полные наверх, а потом пустые вниз на отправку… И все делалось от сердца, без лишней возни и пиара. Просто молодцы! Несмотря на защитный «скафандр» я в этом одеянии все равно разглядела своего коллегу по правоохранительной структуре Марата Багаева и депутата Алана Алборова.

В общей сложности мы провели в больнице одиннадцать дней и каждый день туда поступали новые больные. Когда стало немного лучше мы сразу освободили места для новых больных. В психологическом плане мама оказалась устойчивее. Я, видимо, человек эмоциональный, и там у меня началась паника, я не осознавала некоторые свои поступки. По моим наблюдениям эта болезнь просто душит нервную систему. Адский ад, я называю это так. Когда при минимальном недомогании ты медленно сходишь с ума.Плюс общая обстановка, каждый день поступали новые больные и почти каждый день от вируса умирали люди...

Про аппетит. Гастрономические пристрастия не пострадали – питались нормально и сейчас стараемся иметь насыщенный витаминами рацион, чтобы восстановить силы и здоровье. Даже уже на работу рвется душа. Могу сказать, что течение болезни не зависит от возраста, скорее от иммунитета и особенностей организма.

Ирина Кочиева, сотрудник ГУП «Почтово-телеграфная служба»:

– Я температурила пять дней, но не была на самоизоляции. На тот момент на работе почти все болели, и я вынуждена была приходить, открывать двери, чтобы почтальоны забирали газеты и разносили по адресам. Жар не спадал с отметки 39,5 – сбивали лекарствами, но не намного и не надолго. Позвонила на горячую линию и мне назначили лечение. Но, видимо, опоздала. К концу первого дня лечения, мне стало настолько плохо, что я упала в обморок и мне вызвали «Скорую»... Вопреки расхожему мнению об опозданиях в тот сложный период, они приехали очень быстро, послушалилёгкие и сразу определили, что у меня пневмония и госпитализировали. В больнице я провела в общей сложности три недели.

Область поражения лёгких была небольшой – только 25 процентов, но, учитывая низкую сатурацию (87), я задыхалась. В первую неделю лежала в коридоре детской больницы, там было прохладнее, чем в палатах, но мне из-за прохлады так было даже удобнее. Поэтому, когда предложили переместиться в освободившуюся палату, я даже воспротивилась.

На всем протяжении болезни две недели мне было плохо, из них неделю я провела на кислороде. Первые дни болезни помню смутно, рядом также в роли пациентов находились знакомые, они за мной ухаживали и кормили. Но сама я вела себя не лучшим образом. Было ощущение, что кислород обжигает горло, наступали минуты удушья... Врачи, наблюдавшие за мной, видя мое тяжёлое психологическое положение, забили тревогу и разрешили подключить к уходу родных. Так рядом со мною оказалась моя сестра, которая и сама температурила... После недели лечения температура все ещё держалась, к нам пришли врачи российского военного госпиталя и поменяли курс лечения – назначили новые антибиотики. Температура снизилась, перевели в палату и я постепенно пошла на поправку, медленно уходил страх. Сейчас я понимаю, что по большому счету большое значение при этой болезни победить страх.

Уже две недели как переболела, но остаётся ужасная слабость. При минимальных нагрузках начинается страшная одышка. На протяжении всей болезни, все тесты на коронавирус были отрицательные. Хотя вкусовые качества до сих пор нарушены.

Фатима Плион

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Январь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно