О помощи волонтеров, реалиях «красной зоны» и обычной человеческой скромности

25-11-2020, 09:05, Общество [просмотров 476] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

О помощи волонтеров, реалиях «красной зоны» и обычной человеческой скромностиВ сентябре 2020 года всемирная зараза COVID-19 добралась до юга Алании. За короткий срок учреждения медкластера, перепрофилированные для приема больных с коронавирусной инфекцией быстро заполнялись, нарастало количество заболевших, более того, вирус выводил из строя самих медработников. Кроме того, возросло количество вызовов «Скорой помощи», очереди встраивались в лаборатории и к компьютерному томографу. Попадавшие в «красную зону» говорили в первое время о коллапсе системы здравоохранения.Кадры из детской больницы с переполненными коридорами распространялись по соцсетям. Появились и первые жертвыCOVID-19...

Ситуация стала выправляться в том числе и с приходом в «красную зону» волонтёров. Самовольные зиууӕттӕ включились в работу во всех направлениях, обходя лишь врачебную деятельность. В качестве среднего и младшего медицинского персонала в «красную зону» вошли девушки с медицинским образованием и без него, парни делали тяжелую работу, в частности переносили баллоны с кислородом...О своей работе волонтером и причинах, побудивших их пойти в «красную зону», на страницах газеты «Республика» рассказывают сами нештатные помощники.

О помощи волонтеров, реалиях «красной зоны» и обычной человеческой скромностиДзамболат Медоев: «Когда ситуация с коронавирусной инфекцией в Южной Осетии стала принимать опасные масштабы, мы с ребятами предложили свою помощь Республиканской больнице. В наши задачи входило перенос баллонов с кислородом в отделения, где лежали пациенты с коронавирусной инфекцией. Когда я пришел в «красную зону», суточная потребность в кислороде доходила до 180 баллонов в сутки… В настоящее время почти ко всем палатам уже проведены линии и кислород поступает напрямую из резервуара. Но поначалу было не так и физическая помощь была необходима. Потребность в ней есть еще и сейчас, но уже далеко не в тех масштабах.А вот почему кислородные линии не были проведены еще летом, я, честно говоря, не понимаю.

В то же время хочу выразить благодарность нашей молодежи, которая наделена удивительным свойством – сплачиваться в трудные времена. Они сами самоорганизовались и даже составили для себя график работы. В группе WhatsApp сообщали время прибытия большегруза из Владикавказа и волонтеры шли разгружать баллоны с необходимым кислородом. Здесь была молодежь с районов города, сотрудники ведомств... В этой связи необходимо отметить работу самих сотрудников кислородного отдела РММЦ – они несли дежурство и днём, и ночью, и на них ложилась большая ответственность. Вот кого следует отметить. Мы же делали просто техническую работу».

О помощи волонтеров, реалиях «красной зоны» и обычной человеческой скромностиМарат Багаев: «Как я оказался в «красной зоне»? У моего знакомого Инала Захарова мама с коронавирусной инфекцией попала в больницу. Он позвонил и попросил о помощи – поначалу здесь реально не хватало рук. Но я не был в числе первых, до меня там уже работали волонтеры, причем многие бессменно находились в больнице. У каждого был свойфронт работы – кто-то разгружал баллоны снаружи, мы же работали непосредственно в «красной зоне» – меняли баллоны с кислородом. Сложнее было в инфекционном отделении, там нет лифта, баллон весит около 90 кг, но не успеть мы не могли, хотя больных было немало. Занимались также переправкой пациентов в реанимацию, спускали в реанимобиль тех, кого направляли за пределы Республики… Вообще, реальную картину в «красной зоне» обывателю сложно представить. К примеру, фактически невозможно работать в этих защитных костюмах. После облачения в них ты через некоторое время попросту превращаешься в воду… Помню, как-то ночью нас срочно позвали в инфекционное отделение и пока я бежал в таком «жидком состоянии» из одного блока в другой, то успел хорошенько продрогнуть… Поэтому я просто восхищаюсь нашими врачами, поскольку они в этих костюмах проводят в больнице дни и ночи напролет… Но среди всей этой суматохи были и приятные моменты, когда мы уже провожали домой наших сограждан, победивших коронавирусную инфекцию, и просто помогали донести им сумки до дверей. Наверное, эти минуты самые лучшие…».

О помощи волонтеров, реалиях «красной зоны» и обычной человеческой скромностиАлан Тибилов: «В первые дни волонтеров было меньше, но с каждым днём в медучреждения прибывали новые добровольцы и движение стало массовым. Для пропуска в «красную зону» нас облачили в комбинезон. Я перетаскивал баллоны по этажам, другие их меняли. Работа энергозатратная. Сама «баллонная» работа делилась на пункты. Первое –это разгрузка большегруза с наполненными кислородом баллонами и загрузка кузова уже пустыми баллонами. Второе – баллоны с кислородом нужно было распределить по двум «красным зонам», а уже на месте еще и по палатам. Чтобы организовать работу, я создал группу в WhatsApp и собрал там волонтеров (это сотрудники прокуратуры, спецназа, ребята с районов «Текстиль», «Массив», 12-ой школы и другие), где сообщалось о прибытии машины с баллонами. Помню, был случай, когда одной пациентке мы успели поменять баллон в самую последнюю минуту... Вроде бы простая физическая работа, но она как может спасти человека, так и погубить его.И тут необходимо высказать восхищение сотруднику кислородного отдела Алику Тибилову – до прихода добровольцев он один занимался всеми этими работами…

По прошествии нескольких недель ситуация меняется уже в лучшую сторону. Заполненные до отказа палаты и коридоры потихоньку высвобождаются. В целом, волонтерское движение хоть и организовалось стихийно, я думаю, свою небольшую, но лепту в общую победу все же внесло».

О помощи волонтеров, реалиях «красной зоны» и обычной человеческой скромностиЗалина Габаева: «Я попала в «краснуюзону» вместе со своим заболевшим отцом. Сейчас уже здесь нет того кошмара, что царил в первые дни. Мне предоставили защитный костюм, но работать в нем было невозможно, а поскольку сама я уже переболела, антитела сформировались, то работала только в защитной маске. По профессии я психолог и панические атаки, нервозность,которые тоже являются симптомами ковида, были явно заметны у многих. В первый день, когда я дежурила, было не просто много людей, порой в коридорах они просто сидели на сумках. Отец лежал в реанимации, а я спускалась помогать медперсоналу. На этаже порой на очень большое количество больных была одна медсестра. Потом пришли добровольцы, не все были медики, кто-то помогал убирать или набирать в шприцы лекарства, но стало легче. О необходимости в психологах я задумалась, когда увидела некоторых больных, которые с температурой 37,4 и лёгким першением в горле могли спокойно лечиться дома и своим нервным состоянием не накручивать других больных.Но это не их вина. Нам вообще надо создать телефонную службу психологической поддержки. Специалистов хватает. Есть целый факультет при ЮОГУ. Кроме того, группа наших сограждан после войны августа 2008 года получила квалификацию – в Цхинвале проводились курсы, на которых учили, как выводить людей из стрессовых и посттравматических ситуаций. Но из большого числа психологов в «красной зоне» я увидела только Ирину Качмазову, которая тоже пришла просто волонтером.

На сегодня общая ситуация постепенно уже выправляется, в холле, где пару недель назад было многолюдно, теперь спокойно смотрят телевизор. Однако службу психологической поддержки, думаю, надо все равно делать».

О помощи волонтеров, реалиях «красной зоны» и обычной человеческой скромностиИрина Качмазова: «Когда началась эта всеобщая паника и стало известно о нехватке рук, мы с сестрой решили пойти в больницу волонтерами. Здесь было немало желающих оказать посильную помощь, но ночью их становилось меньше и как-то так само собой сложилось, что мы начали помогать именно в ночную смену. Помимо физической поддержки очень нужна и психологическая помощь, поскольку болезнь часто сопровождается депрессией, паническими атаками, тревожностью, перепадами настроения, раздражением... Я сама переболела и понимаю, как необходим рядом кто-то, кто отвлечёт от мыслей о болезни, от негативной информации, от страха смерти, особенно, когда люди умирают прямо рядом с тобой... У многих этот страх остаётся продолжительное время и таким пациентам особенно необходим психолог. В условиях нехватки элементарного человеческого внимания, когда сами медсестры работают на износ, не имея времени просто попить воды, я пыталась поддерживать позитивное настроение, старалась подбодрить и отвлечь больных... Общее положение в больнице на момент нашего прихода? Больные, кажется, лежали практически везде. Каждый день привозили по 15-20 человек. Самая большая нагрузка приходилась на медсестёр и младший медперсонал. Очень много работали парни, которые занимались установкой кислородных баллонов. Они вообще делали буквально все, что их просили. Было очень тяжело...

Сейчас паники уже нет, все адаптировались и научились справляться с болезнью и со стрессом. Многие уже поправились и выписались домой. Коридоры теперь пустые, а оставшиеся пациенты и заново прибывшие больные лежат в светлых палатах. Надеюсь, пик мы уже прошли и возврата не будет...».

 

Предложенные истории, рассказанные нам волонтерами из «красной зоны», это лишь небольшой мизер наших сограждан, которые в сложной ситуации, по зову сердца, не имея зачастую никакого медицинского образования, оказались на передовой борьбы с коронавирусом, встав рядом с врачами и оказывая им любую необходимую на тот момент помощь. При этом большинство волонтеров отказалось рассказывать нам о своей помощи именно для публикации, для обнародования, не считая ее чем-то особенным. Да и предложенные пять небольших рассказов нам также удалось выбить, что называется, всеми правдами и неправдами. Скромность – это составляющая человечности. А если таких людей у нас немало, значит нация наша в основе своей жива. И это не может не радовать. Счастья вам всем и, главное, не болейте...


Фатима Плион

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Январь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно