Осетинский язык – пасынок официальной сферы страны?

12-04-2020, 15:30, Общество [просмотров 436] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Осетинский язык – пасынок официальной сферы страны?Восемь лет назад, 4 апреля 2012 года,Парламент Южной Осетии принял Конституционный закон «О государственных языках РЮО», обязывающий государственные учреждения с момента вступления закона в полную силу, вести делопроизводство на двух языках – русском и осетинском.

В преамбуле этого законодательного уложения указывается, что Конституция Республики Южная Осетия устанавливает статус осетинского и русского языков как государственных языков Республики. Разработчики закона указали, что настоящий Конституционный закон направлен на создание условий для полноценного функционирования и развития государственных языков Республики Южная Осетия и призван стать основой для формирования системы правового регулирования деятельности юридических и физических лиц, разработки нормативных правовых актов.

Интерес для нас журналистов представляет статья 17 – «Язык средств массовой информации». Здесь указывается, что в общем объеме выпускаемой государством печатной продукции не менее 2/3 (две трети) должны составлять издания на осетинском языке. Телерадиокомпания Республики Южная Осетия, не менее 2/3 (две трети) своих передач должна вести на осетинском языке. А вот следующее требование статьи не выполняется однозначно, ведь согласно ей, «все кинофильмы, демонстрируемые публично в РЮО, должны переводиться на осетинский язык или показываться с осетинскими субтитрами».

В сфере обслуживания и в коммерческой деятельности используются оба государственных языка. Публичные объявления, афиши, плакаты, реклама должны быть на осетинском и русском языках. У нас пока эта норма соблюдается не всегда. Например, на афишах театра все на осетинском, в коммерческой рекламе все на русском, с редким вкраплением осетинского текста.

Далее. Согласно закону географические названия должны писаться на двух государственных языках. При этом они не подлежат переводуна другой язык. Иными словами, наименование селения «Зæдбадæн» на дорожных указателях и в документах не стоит писать в прямом переводе на русский – «Место, где отдыхают ангелы».

Но есть положения более важные. Статья 9, например, определяет, что средством официального общения в высших органах государственной власти являются государственные языки РЮО. Проекты законов и других правовых актов, вносимых на рассмотрение Парламента, Правительства, представляются на государственных языках. Совещания и встречи, проводимые Президентом, заседания Парламента и Правительства ведутся на государственных языках Республики. При этом выступления обеспечиваются синхронным переводом. Последняя ремарка утверждена, очевидно, в отношении русскоязычной публики. Едва ли на совещаниях в госорганах Южной Осетии для осетиноговорящих чиновников необходим переводчик. Сегодня в правительстве министр, не владеющий осетинским большая редкость. Но и для него нет проблем – все государственные мероприятия у нас проходят исключительно на русском языке.

В переписке с органами государственной власти Республики, а также в переписке между предприятиями, учреждениями и организациями используются два государственных языка. Но на деле это исключительно русский язык. Официальное письмо на осетинском языке воспринимается в канцеляриях подобно письму на арамейском языке. Такое письмо становится предметом удивления и обсуждения.

По требованию закона судопроизводство в судах, а также делопроизводство в правоохранительных органах страны должно вестись на двух государственных языках. Но едва ли среди наших читателей найдутся счастливчики, кто когда-либо видел обвинительное заключение или протокол допроса на осетинском языке.

Языком делопроизводства и воинской службы в военном ведомстве Республики Южная Осетия являются осетинский и русский языки. Помнится, при министре, генерале Ю.Танаеве была утверждена военная терминология во время воинских церемоний. Но сегодня эта практика не так актуальна. Да и вообще, и это надо признать, у нас в официальной сфере преобладание русского языка абсолютно. А это уже нарушение баланса применения государственных языков.

Статус русского языка как государственного был определен на референдуме 2011 года. В преддверии голосования в обществе были сомнения в целесообразности предания русскому нового статуса. И не потому, что кто-то был против языка Пушкина. Русский язык и так был государственным де-факто. Высказывались опасения, что теперь для чиновников будет законное основание не вводить в официальное обращение осетинский язык. Мол, мы говорим и пишем на русском, и это не является нарушением канонов. Опасения эти оправдались. Теперь, когда есть возможность выбора между русским и осетинским языком во время официальных мероприятий выбирается русский. Так постепенно осетинский станет исключительно языком городской кухни и деревенской околицы.

К слову, попытки придать осетинскому языку статус официального предпринимались с первых лет национального строительства. 14 июля 1923 года правительство Юго-Осетинской автономной области приняло постановление о введении в пределах автономии осетинского языка как государственного. При этом «языком сношений с соседними республиками остается русский язык». В августе этого же года состоялось заседание правления Научно-литературного общества об организации комиссии по разработке осетинской терминологии.

Несмотря на то, что Южная Осетия, вопреки протестам, была включена в состав Грузии, влияние Тифлиса на происходящее в автономной области поначалу было минимальным. Местные власти старались решать все вопросы прямо в Москве, даже отписки на официальные документы, приходящие из Тифлиса на грузинском языке отсылались на русском или на осетинском.

Сегодня порой утверждается, что для перевода делопроизводства, обучения в школе на осетинский язык нет в достаточной мере разработанной терминологии. Однако, простой пример, уже в 1932 году в Цхинвале вышли в свет «Химия» и «Геометрия» на осетинском языке. были изданы образцы официальной документации. Другой пример. В 1934 году издаются труды пролетарского направления: «Эпоха промышленного капитализма», «Этапы экономической политики СССР» и «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Ф.Энгельса. Как видим, в осетинском языке уже тогда была достаточная терминологическая база, чтобы описывать сложные исторические эпохи и экономические законы.

Истинная причина того, что осетинская терминология не вводится в оборот, была указана в отчете упомянутой выше терминологической комиссии начала прошлого века: «Комиссия перевела на осетинский язык целый ряд образцов деловых бумаг, но этими переводами никто не интересуется». Это замечание актуально и сегодня.

М. Багаев

Рубрика «Дата»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно