Сирийские осетины. Грустная песнь горца

14-10-2019, 13:04, Общество [просмотров 358] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Сирийские осетины. Грустная песнь горцаПосле признания Сирийским руководством независимости Республики Южная Осетия интерес к этой стране у нас существенно возрос. Актуальность темы поддерживалась и контактами на политическом и экономическом уровнях. Но не только. Связь осетин с этой далекой страной определена и тем, что там проживают потомки переселенцев – мухаджиров, которые покинули Осетию в XIX веке.

 

История переселенцев из Осетии в Турцию и Сирию описана достаточно подробно. Выселившись в далекие края, осетины постепенно приспособились к жизни на чужбине, создали свои поселения, строили новую жизнь. И на долгие годы оказались в забвении на своей исторической Родине – в СССР власти не одобряли контакты с представителями зарубежных стран. Открытие сирийских осетин для Осетии произошло практически случайно, и в этом деле большую роль сыграла любознательность и настойчивость профессора Людвига Чибирова. Но обо всем по порядку.

На VIВсемирном фестивале молодежи, состоявшемся в 1957 году в Москве, заслуженный деятель искусств ГССР Таурбег (Тата) Гаглоев познакомился с делегацией молодежи из Сирии. В составе делега­ции оказалась девушка-кабардинка. Узнав о том, что ее новый знако­мый – осетин, девушка рассказала Т. Гаглоеву о том, что в Сирии тоже живут осетины, что она дружит с ними. После долгой беседы но­вые знакомые обменялись адресами и расстались. Фестиваль закончил­ся, делегации разъехались по домам.

По прошествии времени в Цхинвал на адрес Т. Гаг­лоева пришло письмо из столицы Сирии Дамаска. Оно было написано на русском языке сирийским осетином Азаматом Мирзоевичем Албеговым. В нем сообщалось, что в Сирии насчитыва­ется около ста осетин, а кабардинцев свыше пяти тысяч. Арабы к ним относятся хорошо, но все скучают по родине. А. Албегова интере­совало, как живут наши люди, какие изменения произошли в Осетии. В конце письма он просил прислать произведения К. Хетагурова и дру­гих осетинских писателей. «Будучи сыном репрессированного, Т. Гаглоев не стал писать от­ветное письмо, его можно было понять, – пишет Л.Чибиров, тогда работавший в Краеведческом музее Южной Осетии. – Выполнить же просьбу Албегова по моей инициативе взялся коллектив работников му­зея. За короткое время мы собрали произведения лучших осетинских писателей, фотографии достопримечательностей Осетии, отдельные номера осетинских журналов и газет и отправили посылку, вложив в нее письмо от коллектива».

В ответном письме на имя директора музея А. Албегов, в частности, писал: «Восемьдесят лет назад наши прадеды по­кинули Кавказ. Мы очень жалеем, что они уехали со своей историчес­кой родины и поселились на чужбине. Отец мой погиб в 1948 году, мать жива. Есть у меня еще два брата и две сестренки. Родился я в 1931 году, работаю на почте, учусь в университете. Мне хочется узнать,как живут наши соотечественники...».

Всех сотрудников музея, прочитавших послание из Сирии, поразило, что письмо было на­писано на осетинском языке латинским шрифтом. Несмотря на то, что прошло столько лет, Азамат не забыл своего родного языка.

В Сирию пошли посылки с осетинскими букварями (по просьбе Азамата), фотоиллюстрациями о жизни Осетии. Последующая пере­писка между Людвигом Чибировым и Азаматом Албеговым продолжалась больше года, до тех пор, пока спецслужбы не велели ее прекратить. «О переписке с сирийскими осетинами я рассказал доценту Тбилис­ского государственного педагогического института им. А.С. Пушкина В.Н. Айдаровой, которой после долгих хлопот удалось организовать му­зыкальную передачу специально для сирийских осетин. Через свои письма я свел двух Албеговых – Азамата из Дамаска и моего большо­го друга и старшего товарища Харитона из Владикавказа», – рассказывает Л.Чибиров.

Знакомство родственников началось приездом во Владикавказ двух братьев Азамата Албегова: Баххадин и Абдурахман были первыми сирийскими осетинами, которые побывали в Осетии после долгих лет жизни на чужбине. Затем последовала поездка Харитона с дочерью в Сирию на целых семь недель.

Наконец, приехал на свою историческую родину и сам Азамат. По возвращении в Сирию он отправил письмо в Осетию. Оно было опуб­ликовано в газете «Рæстдзинад» и читать его без душевноговолнения невозможно: «Добрый день, мой Ирыстон! Прими от меня искренние сыновние приветы. Я часто задаю один и тот же вопрос: почему я так силь­но люблю свою Осетию? Может быть, потому, что я говорю на ее прекрасном, богатом языке. Читаю «Ирон фæндыр», пою проникновенные осетинские песни. А может быть, по какой-то другой причине, не знаю... Основа основ процветания любой нации – это ее язык. Будет язык – будет народ! Зачахнет, исчезнет язык – вскоре растворится в ми­ровом пространстве и нация, исчезнет с лица земли. К сожалению, се­годня и в самой Осетии язык наших великих предков, язык незабвенно­го Коста находится в незавидном положении. В столице республики я редко где слышал живую, сочную народную осетинскую речь. Нам, осетинам, волею судьбы оторванным от исторической родины и ока­завшимся в чужих краях, оченьнепросто сохранить в инородной среде наши обычаи и язык, они медленно умирают, и мы ничего не можем с этим поделать. Такова суровая действительность. А вам, кто живет на берегах Терека, на исконных осетинских землях, посреди родной куль­туры, родных гор, что мешает разговаривать на своем языке, беречь его, развивать? Ведь не зря сказано: кто не любит свой язык, тот не лю­бит Родину, никогда не будет счастлив по-настоящему. А если это пре­достережение не хочет принять во внимание такая маленькая нация, как наша – будущее ее печально и незавидно. Упаси Боже нас от этого. Азамат Албегов. Дамаск».

А.Албегов сделал все возможное, чтобы его сын наладил связь с исторической Родиной. Айманд Албегов учился в Ленинграде, вместе с ним в общежитии жили студенты из Южной Осетии, которые научили его родному языку. Позже он женился на одной из них, девушке из фамилии Пухаевых. «Вскоре после свадьбы новобрачные приехали в Цхинвал, и Айманд по поручению отца разыскал меня. Мы провели весь вечер вместе, вспо­миная, как все начиналось, разговаривали на осетинском языке. Он благодарил меня за то, что я первым открыл им Родину», – вспоминает Л.Чибиров.

Людвиг Чибиров действительно после векового забвения открыл для Осетии сирийских осетин. Позже контакты с осетинами, проживающими в Сирии, возобновлялись периодически. В центре внимания общественности судьба наших земляков снова оказалась во время гражданской войны в этой арабской стране. А теперь очередной всплеск интереса связан с прямыми контактами Дамаска и Цхинвала.

Подготовил Коцты Х.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Популярно