Осетинский язык в ракурсе Закона о государственных языках

21-11-2012, 22:52, Общество [просмотров 2183] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Осетинский язык в ракурсе Закона о государственных языкахМногие из законов, принятые нашим Парламентом остаются незамеченными общественностью. И это понятно. Законы большей частью регламентируют определенный сегмент жизни общества и не всегда напрямую касаются каждого из его индивидуумов. Но есть законодательные акты, которые имеют определяющее значения для всего населения. Несомненно, к таким можно отнести и принятый не так давно закон «О государственных языках РЮО». В нем определяется статус двух государственных языков осетинского и русского. Напомним, что статус государственного русский язык получил на основе результатов референдума, который прошел в ноябре 2011 года.

В Законе вроде четко определяется сфера бытования двух языков. О значении языка в преамбуле законодательного акта: «Осетинский язык, единственный непосредственный преемник скифо-сармато-аланского языка – культурное достояние осетинского народа, уникальный памятник его самобытности, истории и культуры, отражение его менталитета и важнейший фактор национальной самоидентификации. Осетинский язык или современный скифо-сармато-аланский язык принадлежит к иранской группе индоевропейской семьи языков и является одним из древнейших языков человечества, наряду с древнеиндийским (ведийским и санскритом), хеттским, авестийским, древнегреческим, латынью, вавилонским и другими языками древности. Осетинский язык является хранителем богатейшей духовной культуры древних индоиранских народов, аккумулированной в его богатейшей фразеологии и монументальном эпосе о Нартах. Перед современными осетинами стоит историческая задача сохранения и развития этого уникального памятника истории и культуры индоевропейских народов». Указано в Законе и то, почему русский язык принимается вторым государственным языком в нашей стране: «Русский язык, как и осетинский, принадлежит к семье индоевропейских языков и является сегодня, наряду с английским, языком межнационального общения. Русский язык – язык величайшей православной культуры русского народа, его уникальной духовности и выдающейся словесности, живой памятник его истории и самобытности».

Сам по себе Закон о госязыках достаточно выверен и старается учитывать все нюансы. Но почему-то, кажется, что его писали романтики типа Фурье и Оуена, охваченные мечтами об идеальном обществе. К сожалению, сам Закон о государственных языках дает основания для того, чтобы осетинский язык был обречен быть на вторых ролях. И в этом нет вины составителей Закона. Они, составляя его, фактически предприняли еще одну попытку сохранить позиции национального языка, которые были серьезно подорваны итогами референдума. Однако, главная «мина» – это возможность выбора языка делопроизводства и его пользования в системе государственной власти.  Как  пример  статья,  где  указывается: «В деятельности предприятий, учреждений и организаций Республики Южная Осетия, независимо от форм собственности и ведомственной принадлежности, языком заседаний и совещаний являются осетинский и русский». А теперь ответьте, какой язык выберут чиновники и представители широкой общественности для разговора на подобных собраниях. Ответ однозначен – русский. Кто в этом сомневается, может посмотреть репортажи с совещаний, торжественных собраний, разного рода вечеров, которые показывает местное телевидение. Лишь единицы выбирают родной язык для изложения своих мыслей, а все остальные пользуются «великим и могучим». И теперь уже никакими увещеваниями не заставишь тех же парламентариев, которые и разработали и приняли Закон разговаривать на сессиях на осетинском языке. У них есть законный выбор!

Кстати, о позициях СМИ и о телевидении в частности. В законе указывается: «Телерадиокомпании Республики Южная Осетия, независимо от форм собственности, не менее 2/3 (две трети) своих передач ведут на осетинском языке. Кинофильмы, демонстрируемые публично в Республике Южная Осетия, должны переводиться на осетинский язык или показываться с субтитрами». Особо интересно последнее предложение. Наша газета уже писала о том, что в Правительстве в свое время «завернули» представленный проект создания студии телевизионного дубляжа. Не совсем понятно и указание на то, чтобы «в негосударственных печатных средствах массовой информации не менее половины площади занимает текст на осетинском языке». А как быть, если издание по определению является русскоязычным?

В Законе указывается, что граждане Республики Южная Осетия обязаны владеть государственными языками Республики Южная Осетия. Однако непонятно, как определяется это знание. На уровне средней школы или на уровне Нафи. И указание на то, что «необходимый уровень владения языком определяется государственным образовательным стандартом по изучению государственных языков Республики Южная Осетия» не прибавляет Закону конкретики. Языковой отбор, проведенный для кандидатов в президенты в марте 2012 года, показал недостаточность подобных общих формулировок. Умиление вызывает и указание на то, чтобы на этикетках товаров, производимых в РЮО «тексту на осетинском языке отводилось главное место, а дублированные надписи на русском языке не могут превышать по величине шрифта и формата надпись на осетинском языке».

И, конечно же, меры, которые будут применяться в отношении к нарушителям закона, устрашают. Статья 22: «Действия юридических и физических лиц, нарушающих настоящий Конституционный закон Республики Южная Осетия, влекут за собой ответственность и обжалуются в установленном порядке в соответствии с законодательством Республики Южная Осетия. И, наконец, главное; «Контроль над соблюдением законодательства Республики Южная Осетия о государственных языках осуществляют органы государственной власти Республики Южная Осетия». Понимая абстрактность такого положения, авторы Закона обратились в Правительство с инициативой создания специальной надзорной инстанции. Хотя с момента принятия Закона и прошло несколько месяцев. Надо отметить, что Правительство отозвалось оперативно, и было принято решение о создании комиссии по исполнению Закона о государственных языках Республики и реализации программы осетинского языка.

Какие инструменты реализации документа видят сами разработчики закона. Как считает один из его авторов, председатель Комитета по национальной политике Парламента РЮО М. Цховребова для этого необходимо, прежде всего, создать национальную школу и сделать осетинский де-факто языком официального делопроизводства. Однако при этом разработчики Закона реализацию законодательного акта перекладывают исключительно на Правительство: «Слово теперь за исполнительной властью. Именно исполнительная власть в соответствии с Конституцией РЮО обязана претворить в жизнь букву этого важнейшего для нашего государства закона, привести в действие все заложенные в нем правовые механизмы».

Однако почему-то кажется, что Правительство-то как раз и не готово к быстрой реализации этого Закона. Для этого необходимы не только воля, но и определенные организационные мероприятия. А определенный Законом максимальный трехмесячный срок претворения в жизнь всех положений Закона о государственных языках уже истекает. Например, пока что из чиновников высокого ранга только Президент Л.Тибилов выполняет требования Закона, выступая на совещаниях и собраниях как на осетинском, так и на русском языках.

На пути реализации Закона будет много сложностей. Прежде всего, субъективного характера. Захочет ли наша элита следовать положениям закона, ведь для многих пользование осетинским языком на официальном уровне уже «не камильфо». Да и не владеют многие наши интеллектуалы родным наречием. Проблемы и с самим делопроизводством. Необходимы образцы составления официальной документации. А насколько известно существует лишь одно подобное пособие, составленное Мусса Плиевым, которое давно стало библиографической редкостью. А ведь, чтобы разработать основу языка официоза одного человека мало. Язык делопроизводства – это отдельное научное исследование, для которого нужны и научный коллектив и соответствующая материальная база. Еще одна проблема – переводчики. Эта специальность в большом дефиците. В ближайшее время будет сложно укомплектовать штат переводчиков в государственных учреждениях. Со временем в работу будут включаться выпускники специально созданного факультета перевода и переводоведения, созданного в этом году в ЮОГУ. Необходимо будет также унифицировать официальную терминологию.

Несколько слов о самой Комиссии по исполнению закона о государственных языках Республики и реализации программы осетинского языка. Понятно, что в ее состав будут кооптированы авторитетные и знающие люди. И то, что ее председателем планируется выдвинуть главу Правительства Р.Хугаева, придает ей статус важного государственного органа. Однако мы считаем, что эта надзорная инстанция должна стать своего рода «языковым Цербером». После того, как члены комиссии вынесут то или иное решение – оно должно быть обязательным к реализации. А то у нас находятся отдельные «ответственные лица», отличающиеся особым даром губить любое доброе начинание.

Иногда угрозу развитию осетинского языка связывают с широким использованием в РЮО русского языка. Расширяя кругозор наших граждан, открывая им мир глобального общения, русский язык способствует тому, что язык осетинский становится языком исключительно бытового общения. И этот парадокс может не заставить задуматься. Де-факто мы живем в общероссийском пространстве, и в РЮО происходят те же процессы, что и на территории всей России. В том числе и в языковой среде. Поэтому русский язык, хочет того кто-либо или нет, так и останется преобладающим языком образования, делопроизводства и общения. Другое дело, надо приложить максимум усилий, чтобы осетинский язык не превратился исключительно в средство семейного общения.

Сегодня мы еще не в полной мере оценили подвижничество создателей Закона о государственных языках. Со временем станут известны все сложности, с которыми им пришлось столкнуться. Понятно, что нет идеального документа, особенно в такой сфере, как национальные языки, подобный создать невозможно. Но инициатива, которая воплотилась в законодательный Акт – несмотря и вопреки – уже является большим вкладом в будущее нашей Республики как национального образования.

Несколько лет назад автору этих строк пришлось побывать в президентской резиденции в Дзау, в так называемом «Доме ЦИК». Приятно удивила не природа и чистый воздух, ни сами апартаменты, а записи в журнале охраны. Здесь рапорты о приеме и сдаче дежурства были сделаны на осетинском языке. Хочется надеяться, что это редкое исключение, станет обычным явлением не только для системы МВД, но и всех сфер общественной жизни Республики.

 

 Л.Джиоев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Популярно