И снова об осетинских рубашках и национальной идентификации

26-02-2018, 13:30, Общество [просмотров 286] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1
И снова об осетинских рубашках и национальной идентификации

Материал «Где можно пошить национальную рубашку или платье в Цхинвале?» («Республика» № 9-10) вызвал неподдельный интерес читателей, что не может не радовать. Обратная связь всегда приветствуется. Тот материал был своего рода беглым взглядом на предлагаемую проблему, а потому сегодня мы решили продолжить разговор и поговорить более конкретно. Тем более, что только в Доме быта работают сразу несколько мастеров, которые вот уже несколько лет плодотворно и, что немаловажно, искусно занимаются пошивом национальной одежды. Несмотря на то, что само здание находится в ненадлежащем состоянии, штукатурка местами осыпалась, внутри стены черные от копоти, отсутствуют приемлемые условия, в самих мастерских, тем не менее, работа кипит.

Вообще, в настоящее время среди осетин отчетливо прослеживается высокая этническая оценка традиционного костюма. Будучи этническим маркером, костюм возвышался и возвышается над прочим одеянием. Понятия ирон дарæс/ирон фæлыст (осетинская одежда/осетинский костюм), подчеркивая этническую принадлежность, ставят в один ряд с такими понятиями как ирон æвзаг/мадæлон æвзаг (осетинский язык/родной язык). Таким образом, можно говорить о тесной связи народного костюма с его обладателями. Поэтому даже с исчезновением всех деталей и элементов костюма эмоциональная, этнопсихологическая окраска в отношении общества к своему народному костюму сохраняется.

Однако вернемся в Дом быта, где функционируют сразу четыре цеха по пошиву национального костюма и его элементов. На первом этаже мы встретились с ветераном по пошиву национальной одежды Нодаром Болотаевым, который показал, в каких условиях он работает вот уже 50 лет. Кажется, в этом помещении остановилось время. Темные серые стены контрастировали с очень красивыми, небесно голубого цвета платьями для очередной танцевальной группы, над которыми он сейчас работает. В его цехе нужен капитальный ремонт, впрочем, как и во всем здании Дома быта. Но, как рассказал нам Нодар Болотаев, своими силами отремонтировать это помещение он не сможет, во-первых, в силу возраста и, во-вторых, в силу ограниченных финансовых возможностей. Тем не менее, над национальными костюмами он работает каждый день.

– В 1959 году я закончил Тбилисский швейный техникум. После учебы некоторое время поработал в Дзауском районе. Затем снова поехал учиться в Тбилиси и параллельно работал в Осетинском театре. Режиссер Рубен Четиев поставил спектакль, который мы привезли в Южную Осетию в 1963 году. На том показе я первый раз одел черкеску. Мне очень понравилась то, как она сидела на мне, и тогда же я сказал себе: «Неужели я не смогу шить такие рубашки?!». Долгое время я работал по специальности в России в разных городах. В какой-то период работал в Махачкале и шил мужские костюмы, не национальные. Мои костюмы пользовались популярностью. И, примеряя их на дагестанских молодых людях, я часто задавал себе вопрос, почему я шью здесь, а не на Родине?

В Южной Осетии я начал работать в 1967 году. Первый свой заказ на пошив национальной одежды (это были черкески) я получил от нашего Государственного драматического театра. Эта работа меня настолько заинтересовала и увлекла, что я стал интересоваться историей происхождения самого традиционного костюма. Так как в Южной Осетии все это было ново, никто этим не занимался никогда, и спросить, соответственно, было некого, я попросил тогдашнего начальника областного УБОН Ахсара Тедеева помочь мне в моем начинании. На севере Осетии тема национального костюма была развита всегда. Я и еще два мастера поехали во Владикавказ, чтобы научиться кройке и шитью национального костюма по всем правилам. Я кроил, а девочки шили. Мы набрались опыта и по сегодняшний день шьем национальную одежду. Я принимаю заказы от разных танцевальных групп нашей Республики. Также очень часто поступают заказы от граждан Республики. Джамбулату Лохову, работнику телерадиокомпании «Ир», я пошил рубашку в осетинском стиле. Константин Пухаев также носит пошитую мной рубашку. Я шью рубашки стоимостью от 2500 руб. до 3500 рублей. Правда, в силу возраста уже подумываю о том, чтобы передать свое дело кому-нибудь из молодых специалистов. Развитие национального костюма не должно остановиться, мы должны и дальше совершенствоваться, но без поддержки государства этого сделать практически невозможно.

На втором этаже Дома быта располагается еще один швейный цех, где мы встретились с Ларисой Суровцевой:

– По специальности я художник-модельер. Работаю уже много лет. Шью не только рубашки в национальном стиле, а полные традиционные осетинские костюмы. Кроме того, шьем шапочки к танцевальной форме для девочек, где орнамент разработан нами. Для примера, могу сказать, что танцевальный коллектив Дианы Хугаевой выступает в наших костюмах. Летом Дзауский танцевальный коллектив также заказал форму у нас. Мои костюмы на разных сценах не раз получали премии и награды. Часто поступают заказы от граждан с просьбой пошить рубашки или платья в осетинском стиле. И мы шьем, здесь, в Доме Быта, с первого по третий этаж, и шьем дешевле, чем в том же Владикавказе, и шьем не хуже, могу вас заверить.

На третьем этаже Дома быта работают сразу два автономных цеха по пошиву национальной одежды. Мастер одного из них Мадина Габуева: «Научившись шить еще будучи ученицей у хороших советских мастеров-закройщиков, пришла работать в Дом быта. Тогда из УБОНа отправляли на обучение по разным специальностям (закройщики, конструкторы, технологи) в разные города бывшего СССР. Нас отправили в Ленинград, откуда я вернулась специалистом по конструированию одежды, конструктором-модельером. Но работала по специальности недолго – началась война 1989 года, и я была вынуждена перебраться обратно в Питер. Там работала и в Доме моды, и в Ателье... Потом вышла замуж и переехала в Кыргызстан. Там мы смогли организовать курсы конструкторов-модельеров и буквально за пару лет добились очень хороших результатов. Наше учебное заведение под названием Творческий центр «Золотая Долина», до сих пор функционирует. В последующем мы открыли еще и модельное агентство. Я прожила в Киргизии 20 лет. В силу семейных обстоятельств вернулась на Родину в 2009 году. И с тех пор я снова работаю в Доме быта.

Направление национального костюма для меня не ново. В Киргизии мы шили и развивали киргизский костюм. Я не скажу, что киргизский национальный костюм и осетинский традиционный костюм идентичны, но какие-то элементы схожи. Вместе со своей помощницей шьем национальные костюмы для школьных танцевальных ансамблей, для «Симда», нам часто заказывает костюмы художественный руководитель ансамбля «Ирон» Диана Хугаева. Но, в основном, мы ориентируемся на индивидуальные заказы. Рубашки в осетинском стиле, платья на выпуск с осетинскими элементами… Недавно был заказ и на осетинское свадебное платье. Ценовая категория зависит от многих факторов. Это и материал, и сложность работы. Детские рубашки шьем стоимостью от 1 500 рублей и выше. Стоимость рубашки на взрослого человека – 3000 руб. Стоимость свадебного платья от 10 тысяч рублей. Все зависит, повторю, от сложности работы.

На сегодняшний день у нас нет средств, чтобы мы вкладывались в ткани, потому что пока надо приобрести оборудование. К тому же, поскольку у Дома быта нет финансовых средств, чтобы отремонтировать здание, нам приходится самим заниматься еще и ремонтными работами.

У меня были планы, по примеру Киргизии, открыть курсы конструкторов-модельеров в Цхинвале. Но… Мы давали объявление, и только одна девочка изъявила желание. Да и та через некоторое время исчезла. И если в Киргизии на наши курсы записывались за год вперед, здесь я интереса у молодежи не вижу вообще. И это грустно.

Мастер другого цеха Лариса Сиукаева рассказала нам следующее: «Я уехала учиться в 1984 году в Москву. Окончила Академию промышленности и дизайна. По специальности – технолог швейного производства. После учебы жила и работала в России. Вернулась на Родину в 2010 году и с тех пор работаю в Доме быта. В первый год работы обучалась у ветерана по пошиву национального костюма Нодара Болотаева. Теперь у меня свой цех. Шьем национальные костюмы для танцевальных коллективов. Это и «Амонд», и «Симд», и «Ирон», и коллективы Дворца Детского Творчества, Знаурского района, многих других. Чтобы шить национальные традиционные костюмы, надо знать историю осетинского костюма. Не каждый орнамент подходит к тому или иному платью, к тому или иному танцу. Цветовая гамма у осетин также весьма ограничена. Я работаю только в направлении национального костюма. Мне это интересно, а на остальное просто времени нет. И придерживаюсь исключительно исторического кроя как мужской, так и женской одежды.

В основном у меня бывают госзаказы. А это костюмы на 20-30 человек. На большой заказ уходит 3-4 месяца. Но к каждому костюму индивидуальный подход, индивидуальные примерки, подгонки. Поэтому, когда заканчиваю работу, как будто расстаюсь со своим ребенком smile . Шью также и повседневную одежду в этно стиле. Это несложно. Цена рубашки или платья зависит от сложности работы и от того, какую ткань используешь. Я все делаю вручную, и элементы орнамента, и нагрудные пуговицы. Ткань, фурнитура покупается здесь, а это в разы дороже, чем в России. Из всех этих нюансов и складывается цена готового изделия. А если платье доходит до 7-8 тысяч, то и покупателя уже сложно найти. В Южной Осетии не каждый может половину зарплаты отдать за одно платье, пусть и в этно стиле.

Вообще, в Доме быта, начиная от первого этажа и заканчивая третьим этажом работают специалисты высокого уровня. Другое дело, нет соответствующих условий. В силу своих возможностей мы отремонтировали свои мастерские. К сожалению, все эти годы не было поддержки со стороны властей. Элементарно, у нас нет вышивальной машинки, и приобрести ее нам не под силу. Если не развивать, не поощрять, не помогать мастерам по пошиву национального костюма, то и развития самого костюма мы не увидим. Посмотрите, как на севере Алании развито это направление. Там редко какая невеста не одевает осетинское свадебное платье. А у нас? Интерес к национальному костюму стал проявляться лишь последние годы.

Я считаю, что должна быть разработана Государственная программа по развитию национального традиционного костюма. Мы, мастера, на разном уровне работаем в силу своих возможностей и сил, но этого недостаточно. При этом современное веяние – одеть одежду в национальном стиле, потому что это модно – я не понимаю. Одевают новорожденных в распашонки, пошитые в национальном стиле. Женщины одевают платья, которые пошиты изначально неправильно, на груди газыри, которые характерны только для мужского костюма. У большинства нет самого понимания национального костюма. Нет уважения к нему. Я пару раз видела, как мужчина в национальной черкеске, вдрызг пьяный, танцевал и матерился. На одной свадьбе девушка в этно платье с газырями на груди вела себя совсем не как осетинка... Зачем в этом случае одевать национальный костюм? Это неуважение к традициям и к памяти предков... На свете есть два костюма, которые обязывают, это фрак и национальный костюм. В нашем Госдрамтеатре, где я работаю костюмером, к примеру, особое отношение к национальному костюму, также как и у танцоров. Я за ношение одежды в этно стиле, но только с тем условием, что у человека есть внутреннее понимание, какую одежду он одел и что вести себя надо соответственно.

Козаты Рена

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930