Язык мой, друг или враг?

5-12-2017, 15:06, Общество [просмотров 54] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Язык мой, друг или враг?Ситуация с осетинским языком в Северной Осетии достаточно сложная. Как доказательство этого информация, которую обнародовал заведующий кафедрой ЮНЕСКО по поликультурному и полилингвальному образованию Северо-Осетинского Государственного педагогического института, советник главы Северной Осетии по вопросам национально-культурного развития, доктор филологических наук Тамерлан Камболов. «Сегодня в столице Северной Осетии Владикавказе, где проживает более половины осетинского населения, опрос первоклассников осетинской национальности показывает, что уровень владения родным языком достигает всего 10-20%. То есть каждый восьмой-девятый ребенок из десяти детей осетинской национальности не владеет родным языком», – отмечает с сожалением осетинский ученый-лингвист.

В настоящее время в школах регионов РФ существует положение, согласно которому изучение национального языка возможно, только если на это есть согласие родителей ученика. На состоявшемся в июле текущего года заседании Совета по межнациональным отношениям, президент России Владимир Путин высказался против практики принудительного обучения неродным языкам в национальных республиках России.

Этот мессидж моментально приняли к сведению надзорные органы, в том числе и в РСО-Алания. Прокуратура Иристонского района города Владикавказа установила, что в большинстве школ осетинский язык изучается недобровольно. Так, нарушения были выявлены в ходе проверок средних школ №№ 1, 3, 8, 13, 18, 28, 29, 50 и гимназий №№ 5, 45. Об этом говорится в пресс-релизе ведомства. Прокуратура района также напомнила, что согласно действующему законодательству РФ преподавание дисциплин «Осетинский язык» или «Осетинская литература» может осуществляться исключительно с согласия родителей или законных представителей учащихся.

По данным надзорного ведомства, в нарушение норм федерального законодательства, родители обучающихся лишены права выбора изучения осетинского языка в школах, поскольку письменные заявления-согласия на изучение осетинского языка от них должностными лицами получены не были.

С одной стороны заставлять, например, русских, армянских, ингушских детей, проживающих в РСО-Алания насильно учить осетинскую литературу и язык, не совсем верно. Но изучение языка места проживания вместе с тем не является и зазорным. Помнится, в эпоху СССР в Южной Осетии дети советских военнослужащих, среди которых преобладали представители славянской национальности, без особых усилий овладевали осетинским языком по школьной программе. И согласия родителей никто не требовал, так как школьная программа была для всех общая.

Возмущает другое. Обязательность изучения родного языка почему-то больше всего вызывает неприятие у части родителей осетинских детей. Соцсети пестрят возмущенными репликами: от «осетинский язык нужен только в разговоре с продавцами на рынке» до «чем такое преподавание языка, лучше вообще без него». При этом они не понимают, что обязательность изучения родного языка стала следствием того, что эти экзальтированные, космополитические мамочки не удосужились привить навыки осетинской речи своим чадам. Хотя в большинстве своем они сами не владеют осетинским языком. Что с них спрашивать!

Теперь после проявленной прокуратурой бдительности, такие родители могут быть спокойны – их дети не будут обязаны изучать свой родной язык даже как иностранный.

Кстати, об иностранном. Почему не требуют от родителей согласия на изучение в школе английского или французского языков, ведь и эти языки такие же неродные для русских, армянских или ингушских детей?

В итоге, главную опасность для осетинского языка, как это не покажется странным, представляем мы сами, осетины. Вернее, существующее у части нашей интеллигенции пренебрежение к элементам национальной культуры. Сегодня, наметившийся интерес к языку, литературе, традиционной религии воспринимается осетинским бомондом, как угроза его мирозданию, где осетинство – это всего лишь досадный фон. На котором они вынуждены жить, так как им не повезло родиться в Париже или Лондоне.

Неудивительно, что их раздражает детское лепетание на осетинском в детских садах, осетинская речь в коридорах ВУЗов и школ, народная песня с трибуны на национальном съезде, возвращение к ношению традиционной осетинской одежды… Теперь даже основоположник осетинской драматургии Елбыздыко Бритаев для них стал националистом, потому что высмеял в своей пьесе «Уæрæседзау» низкопоклонничество перед иной культурой. Критикессы, не выговаривающие в день даже пары осетинских слов, увидели в недавней постановке этой пьесы «элементы разжигания межнациональной розни и даже нотки нацизма» (!).

Самое удивительное, что некоторые представительницы осетинского бомонда, усмотрев в ношении чиновниками осетинских рубашек возвращение в дремучесть, сами с удовольствием устраивают фотосессии в национальных женских нарядах.

Многие могут сказать, хорошо, что Южная Осетия как независимое государство само может определять содержание учебного процесса. Но пользуемся ли мы этим суверенным правом?

Когда в 2011 году проводился референдум о признании вторым государственным языком в РЮО русского языка, наша газета не одобрила это начинание. И не потому, что мы против русского языка, напомним, что газета «Республика» исключительно русскоязычное издание. Наша позиция была связана с тем, что придание русскому языку статуса государственного неизбежно утвердит де-факто второстепенную роль осетинского языка. Что и произошло. Теперь даже чиновники на замечание о необходимости давать интервью на родном языке, говорят, что имеют право отвечать на русском, так как и у него статус государственного. Хотя понятно, что этим они прикрывают свое неумение излагать серьезные вещи на родном языке.

Раньше мы говорили, что нам навязывают языковую политику из Тбилиси или Москвы. А кто теперь-то виноват? Только мы сами, виной наше отношение к своему языку, своей культуре и традициям. И что удивляться тому, что дети грузинской, армянской и азербайджанской национальности в Цхинвале свободно говорят на осетинском, а в некоторых осетинских семьях в Южной Осетии дети даже не понимают родной речи.

Может быть и в Южной Осетии необходимо принять меры обязательного характера, пока процесс деосетинезации не принял необратимый характер?

М.Багаев

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно